Академическая и Шаболовская

Один день из жизни муниципальных депутатов

Вчера, 19 марта, в заседание совета муниципальных депутатов района Академический было внесено смятение. На нем появились непрошеные гости — жители района. Они были в количестве лишь двух человек, и заранее по телефону предупреждали о своем приходе, но все же их появление стало неожиданностью — для некоторых неприятной. «Мы как-то не привыкли к такому. Это в Гагаринском районе ходят толпами на заседания, у нас не так», — говорили сотрудники муниципалитета и встревоженно искали в регламенте подсказку — как быть.

Слово взял председательствовавший на собрании депутат от III избирательного округа Алексей Сильнов, и слово было «нельзя». Сотрудники администрации и депутаты, внимательно прочтя принятый ими самими в конце февраля регламент, увидели, что там имеется требование о письменном уведомлении как минимум за день в случае, если житель района желает присутствовать на открытом(!) собрании. «Вдруг слишком много народа соберется, а у нас мест столько нет», — мотивировали они это препятствие, и не видели противоречия со своим недавним рассказом о том, что никто к ним не ходит (позже, когда народные избранники немного оттаяли, они рассказали, что регламент такой им спускают сверху, и попробуй его не прими).

Председательствующий Сильнов энергичными взмахами рук прогонял назойливых жителей, но тут за них вступились другие депутаты — в первую очередь Ольга Горина (I округ) — и собранием было принято решение «пусть посидят тут, раз пришли». Впрочем, одному из жителей пришлось все же уйти из-за отсутствия регистрации непосредственно в районе. Депутаты понимают слово «житель» исключительно в бюрократическом, а не в фактическом смысле.

Повестка дня была на первый взгляд интересной: отчет главы управы Алексея Толчеева о работе за 2013 год и обсуждение уровня вознаграждения депутатов и сотрудников администрации. Количество обращений, в том числе и негативного толка, увеличилось за прошлый год, докладывал Толчеев, что, по его мнению, связано с развитием интернета, а вовсе не с проблемами района. «Порталов-то сколько появилось», — доверительно обратился он к депутатам, и те согласно закивали головами. Доклад главы управы был написал в довольно свободном стиле. Что-то вроде сочинения «Как я провел 2013 год». С такими произведениями обычно одна проблема — в них вспоминают только то, что вспоминать приятно. Вот и Толчеев с удовольствием докладывал, как его благодарили за хорошую работу префект ЮЗАО и заммэра Бирюков. «Сергей Семенович Собянин без малого час пятнадцать минут провел в нашем районе и был доволен», — практически с дрожью в голосе говорил глава управы.

Мне по итогам доклада было совершенно не понятно, чем именно занималась управа в 2013 году. Но, наверное, депутаты — люди куда более осведомленные, и все знают без докладов. По крайней мере, они не удивились той свободной форме, в которой обращался к ним глава управы.

Председательствовавший депутат Сильнов не стал отставать от Бирюкова и Собянина и горячо поблагодарил главу управы. «Район у нас хороший, зеленый. Думаю, можно управе поставить 5 с плюсом за работу», — заявил он. Увидев, как даже на лицах коллег выразилось явное недоумение, он поправился: «То есть 4 с плюсом я хочу сказать». После чего он сделал неожиданный ход — передал Толчееву материалы по проблемам благоустройства района, которые были собраны жителями и выложены в сообществе Академического района: «Вот ребята насобирали. Они оппозиционеры, конечно. Но ведь есть и от них польза, правильно ведь?»

После чего все единогласно проголосовали за то, чтобы считать доклад принятым.

Ни у одного из 8 депутатов (4 из 12 не присутствовали) не возникло ни единого вопроса по работе управы за весь прошедший год. Вопрос прозвучал только один, и про будущее, а не прошлое — построят ли в парке велодорожку. Толчеев ответил свое любимое «посмотрим, учтем» и уехал в управу. Там должна была пройти ежемесячная встреча с жителями района, в данном случае — с несколькими десятками разгневанных жителей, которые возмущались, в основном, несогласованной с ними вырубкой близлежащего парка.

У них, в отличие от депутатов, было множество вопросов к управе.

Но на заседании мундепов подобных страстей не было. Они чинно обсудили размер вознаграждения — по 60 000 рублей депутату за квартал. Депутаты работают на общественных началах, и зарплату не получают. Но мэрия периодически выделяет сравнительно скромные суммы на «поощрение». Депутаты обсудили перевод помещений из жилого фонда в нежилой (как правило, это квартиры на первых этажах, которые переделывают в магазины). В процессе очень жаловались на то, что торговцы делают все самовольно, без разрешений и согласований с жителями, порой варварски. Ну пожаловались — и ладно. Не писать же теперь депутатские запросы в управу или правоохранительные органы!

Затем наступило самое любопытное — отчеты депутатов перед жителями. Точнее обсуждение того, как с ними быть. Дело в том, что ни один депутат не явился на заранее анонсированные в прессе и на официальных сайтах отчеты. Депутаты I округа (а их четверо) вывесили объявление о том, что всех их разом подкосила хворь.

Остальные даже этим не озаботились. Пришедшие на встречу жители просто увидели закрытую дверь. Тем временем председательствующий Сильнов, откинувшись в своем председательском кресле, на чистом глазу рассказывал, что жители на отчеты не ходят — и кому, стало быть, такие отчеты нужны. Тем более, что каждый депутат сам определяет, как ему отчитываться — и надо, значит, найти более эффективную форму. Его брат Дмитрий (тоже депутат) тут же выдвинул гениальное предложение: отчитываться публикацией в официальной районной газете. Остальные депутаты согласно промолчали. Новые даты отчетов назначены не были. И их, похоже, не будет, если мы не заставим депутатов придерживаться собственного регламента, где ясно сказано об очных встречах.

Наконец, дело дошло до раздела повестки «Разное». В этом разделе депутаты решили таки дать слово единственному прорвавшемуся к ним избирателю. Я спросил, почему записи заседаний не выкладываются в интернете, и когда и где я смогу увидеть запись этого заседания. Председательствующий Сильнов и юрисконсульт муниципального собрания Сергей Асадов встрепенулись, услышав про видеозапись. Они как будто что-то важное забыли, а теперь вспомнили. Асадов быстро подошел к видеокамере и выключил ее. Я спросил, на каком основании это сделано. Сильнов ответил «А зачем сейчас снимать?» На вопрос, закончено ли заседание, он ответил отрицательно. На вопрос, почему тогда на заседании не ведется запись, как то диктует закон, он ответил: «Зачем?» Тут возмутились некоторые другие депутаты — а почему, действительно, запись не ведется? Пришлось Асадову снова подойти к камере и включить ее (или сделать вид, что включил).

Оказалось, большинство депутатов не знают, что записи их заседаний никуда не выкладываются. Версии же председательствующего, его брата и работников муниципалитета Сергея Асадова и Ирины Ртищевой расходились. Кто-то говорил, что не выкладывается, и не надо. Кто-то — что где-то выкладывается, но где — кто же разберет.

Второй заданный мной вопрос был про все те же самые отчеты, а также встречи с избирателями. На отчеты не явился ни один депутат, прием избирателей, похоже, ведет только пара депутатов. Остальные в назначенные ими же самими часы а местах встречи отсутствуют. Предложение как-то переформатировать взаимодействие с избирателями ко всеобщему удобству, а не прекращать его под предлогом низкой посещаемости мероприятий жителями, понимания у депутатов не встретило. Депутат Петр Киприянов (он же — глава ГБУ «Жилищник» — главной коммунальной организации района) пригласил всех к себе на прием, который он ведет два раза в месяц. Но радушие господина Киприянова было каким-то одиноким. Больше никто не горел желанием общаться с собственными избирателями. Действительно — вон глава управы вынужден общаться, и разве вышло из этого что-то хорошее? В тот вечер он спасался бегством от жителей района, волевым решением прекратив встречу с ними где-то на середине.

Текст -- Александр Кияткин