Лубянка, Китай-город и Чистые пруды

​Самое лучшее интервью Ильи Варламова

​Самое лучшее интервью Ильи Варламова
Анастасия Парнева

Почему самое лучшее? Потому что Илья Варламов — он же немножко Карлсон: он лучший в мире кофевар, создатель лучших в мире гамбургеров, обладатель лучших в мире велосипеда, кошки и блога. Блог, кстати, действительно считается лучшим в России (на основе рейтинга пользователей). Мы расспросили Илью о том, каким бы он был мэром, каким он в старости будет дедом, ну и о самом лучшем районе, конечно.


 — Почему ты поселился именно здесь?
 — Поселился здесь потому, что было удачное предложение по цене квартиры. Если бы это была Пятницкая улица, Замоскворечье, то не задумываясь жил бы в другом районе. Изначально цель была просто центр Москвы. Но район мне нравится. Я из него практически никуда не ухожу. То есть, вырваться куда-то за Садовое кольцо – это как раньше за МКАД поехать. А за третье кольцо, вообще, ожидаешь чуть ли не указатели на другом языке увидеть. Здесь мои магазины, мои кафе. Цирк, бульвар, на лодочках покататься в Екатерининском парке. Ну, правда Екатерининский парк далековато, но это наш загород. Я здесь учился в МАРХИ. Поэтому район мне более-менее родной. В МАРХИ вся движуха происходила у фонтана. На Кузнецком мосту, когда он еще не был пешеходным, одна из первых появилась кофейня Кофе-Бин. И еще там появился Джиганат — вот это модное сектантство, ни пойми что. А так, до наших дней уже ничего не дошло. Нет знаменитой помойки около метро Кузнецкий мост. Там же метро было полностью застроено домами. Чтобы из него выйти, надо было пройти несколько туннелей. Сейчас Собянин оттуда все ларьки вынес, а еще до недавнего времени там все было в ларьках, где продавали пиво, в том числе. И в этих темных, дурно пахнущих туннелях тусовались все бомжи, наркоманы и вся творческая интеллигенция. А на Чистых прудах был кинотеатр Ролан, в который я сейчас не хожу, потому что миграционная служба там захватила парковку. А когда учился в институте, часто там бывал. Никогда не забуду дурацкую сову с подсветкой, которая там по кругу летала.

 — Каким бы ты был здесь дедом, чем бы занимался?
 — Я бы ходил с палкой и всех задалбывал бы. Кафе всякие, еще что-то. «Понастроили здесь…припарковался тут…» Я буду очень вредным дедом. Вот это кафе (мы сидим в Большом кафе студии Артемия Лебедева в Банковском переулке) – над ним много лет живет бабка. И смысл ее жизни в том, чтобы всех здесь доставать. Она звонит и рассказывает, что здесь проституток в подвале держат, что здесь все ночью в притон наркоманов превращается. И не дай бог после одинадцати хоть скрип двери здесь услышит, сразу милицию вызывает. Она всех владельцев достает на этой улице. Вот я буду так же ходить с клюшкой и всех задалбывать.

 — Ну, у тебя и сейчас много замечаний и идей по благоустройству. (Илья в рамках организации «Городские проекты», создал план реконструкции Покровки, Маросейки и Банковского переулка)
 — Да, Покровку и Маросейку, например, будут реконструировать в ближайшее время. С ней все будет хорошо. Мясницкая тоже стоит где-то в планах, но, насколько я понимаю, там проблемы с ФСО. По этой же причине, по слухам, у нас на Мясницкой не дали разметить платную парковку. Мы – общественная организация. Наша деятельность сводится к тому, что мы выявляем проблемы и сообщаем о них власти. А власть может прислушаться, либо не прислушаться. Пока прислушиваются редко и в мелочах. 90% ответов: «Спасибо за предложение», «Как только, так сразу», «Учтем».

 — Надо взять всё в свои руки. Идея стать мэром для тебя ещё актуальна?
 — Идея еще актуальна. Это, правда, может вообще никогда не случиться. Это совершенно не политический проект. Условно, я не прочь был бы побывать в Космосе, если представится такая возможность. Но ничего специально для этого я не делаю. Не пошел готовиться в космонавты, не коплю 3 миллиона на этот полет. Не получится — не получится. С мэром та же история. Было бы здорово, если бы я и моя команда порулили каким-нибудь городом и реализовали там свои идеи. Сейчас у нас хороший мэр. Но, как только Собянин умрет, кто-то должен будет его сменить. А рано или поздно он умрет. Работа нервная, на велосипеде он не катается, ездит на машине, что со здоровьем непонятно.

 — Предположим, что получилось стать мэром Москвы – огромного города с кучей проблем. Скучно через какое-то время не станет?
 — Во-первых, не надо делать ничего скучного. У меня принцип – каждый день должен быть в радость. Нужно правильно организовать процесс. Всегда есть люди, которым нравится делать определенную работу, а иначе она бы не появилась. Кому-то нравится бумажки перебирать. Я не стану отбирать его хлеб, учитывая, что мне это не нравится. Я человек ответственный, у меня есть ответственность перед людьми. Если я все завяжу на себе, то слишком много людей будет от меня зависеть. А если я завтра умру, что с ними станет? Собьет меня Собянин, когда будет на работу ехать, и все. Водят, как чумные. Поэтому, хочешь сделать хорошо – собери хорошую команду.

 — Свою первую команду ты собрал, еще будучи студентом. Вместе вы создали довольно успешную компанию. Поделись позитивным опытом.
 — Я воспользуюсь 51-й статьей не свидетельствовать против себя. Я не объективен к себе. И другим советов давать не буду. У кого-то сложится, у кого-то нет. Нет ничего бесполезнее всяких там биографий и книг о секретах успеха. Потому что любой секрет и любой путь, который пройден, это уже переваренный материал. Повторить его нельзя, надо идти своим путем. Это все равно, что смотреть курсы акций двухлетней давности и пытаться выстраивать по ним стратегию на будущее.

 — Но ведь, чем раньше начать пробовать себя в профессии, тем больше шансов достичь чего-то.
 — Заранее определяясь с профессией, ты ограничиваешь себя в свободе выбора и в каких-то дальнейших маневрах. У меня вот профессии нет. Я каждый год занимаюсь чем-то новым. В этом моя свобода. Больше всего мне жалко врачей. Я вообще очень не люблю медицину. Очень боюсь врачей. К ним никогда не хожу и стараюсь, если идет врач, переходить на другую сторону улицы. Шучу. Но врачам я не доверяю. Вот сколько они учатся? 7 лет? И все — ты на всю жизнь становишься врачем. Потому что столько времени на это потратил. Так построены многие не очень порядочные бизнес модели. Условно, ты покупаешь очень дорогой телефон, Верту например. Покупаешь его за 5000 долларов. И, несмотря на то, что это полное говно с начинкой от Нокии, нет владельца Верту, который бы про свой телефон плохо говорил. Из-за того, что он вложил в эту покупку много ресурсов, у него мозг работает так, что он начинает оправдывает эту покупку. Начинает этот телефон любить, замечать хорошее, другим рассказывать. Если бы он купил его за 3 копейки, сказал бы, что за говно, ломается всё время. Очень сложно с этого соскочить. Мало кто способен признаться самому себе, что он дурак и совершил ошибку. То же самое с образованием, и конкретно про врачей. Признать, что всю свою молодость ты угробил на то, чем тебе неинтересно заниматься, довольно сложно. Поэтому мы видим столько злобных врачей, которые мстят миру тем, что пишут корявым почерком. Это моя личная теория. Ведь никто не может объяснить, почему у врачей такой ужасный почерк. Это потому, что они несчастны, что стали заложниками своей профессии и они мстят миру. А мир, яркий и интересный, проносится мимо.

 — А ты не устаёшь жить столь насыщенной жизнью? Не чувствуешь себя ее заложником? Ведь если, скажем, провести лето на даче, то о чем писать?
 — Как только я устану, в тот же день перестану этим заниматься. У меня не бывает, чтобы я хотел ничего не делать. Нет ничего ужасней, когда ты сидишь дома до часу дня и понимаешь, что пол дня уже прошло, а ты ничего не сделал. Можно сразу впасть в депрессию. Какая дача, ты что, с ума сошла? В России масса интересных мест, где можно оказаться. И дача не входит в их число. На даче я не появлялся и не собираюсь появляться.

 — А чем в самолёте занимаешься?
 — В самолетах я работаю, пишу что-нибудь, фотографии разбираю, обрабатываю. Как раз в самолете это очень удобно. Нет интернета — это самое главное, потому что ничто так не отвлекает, как интернет.
 — Я вижу (всё это время Илья одним глазом в компьютере)
 — А это я сейчас работаю, обрабатываю фотографии. Это технический процесс, который не занимает голову. То же, что например, перебирать гречку. Это сейчас ты хипстер, пошел в магазин, купил, приготовил. А в наше время кучу всего оттуда надо было повытаскивать. Можно параллельно чем-то заняться, глаза заняты гречкой, а мозг ничем не занят. Ты либо песню поешь, либо телевизор слушаешь, либо с кем-то общаешься. То же самое и с фотографиями. Рациональная загрузка.
Источник: www.facebook.com/chistoprud