Красный Октябрь

Дому Наркомфина пообещали реконструкцию

Дому Наркомфина пообещали реконструкцию
Фото: tema

Еще недавно дом Наркомфина, возведенный в 1930 году Моисеем Гинзбургом упоминался в прессе в основном в связи со скандалами. Инвестор, владелец группы «Коперник» Александр Сенаторов, который сосредоточил в своих руках подавляющую часть квартир, заявил о скором начале научной реставрации здания с сохранением внутренней планировки и уцелевших деталей, доскональным воссозданием утраченных элементов.

Уже назван подрядчик — строительный холдинг «ПСП-Фарман». В его составе есть компания «ПФРеставрация», занимавшаяся восстановлением, в частности, дома Муравьевых-Апостолов на Старой Басманной. Выбраны и авторы проекта реставрации — бюроKleinewelt architekten, разрабатывающее в настоящий момент ее концепцию. Как заявил The Art Newspaper Russia архитектор и партнер бюро Николай Переслегин, «у этого здания две функции — общественная и жилая. Мы видим большую часть помещений занятыми под жилье, и понятно, что это будут, скорее всего, студии — очень специальные, определенного формата и настроения, и жить там будут те, кто мечтает именно о таком жилье. Что касается общественных зон, то на верхнем этаже мы предполагаем небольшой отель, где сможет на время поселиться любой желающий. Нам представляется важным, чтобы каждый, кто хочет узнать, что такое конструктивизм, почувствовать его, имел бы возможность попасть в этот дом, пожить в нем, вжиться в это пространство».

Функциональное назначение пентхауса на крыше (в нем располагалась квартира наркома) пока обсуждается. А в соединенном с главным корпусом хозяйственном блоке — здесь Гинзбург устроил, среди прочего, столовую — архитекторы предлагают сделать кафе, которое могло бы одновременно выполнять функции музея или шоурума дома Наркомфина. В любом случае это будет общественное помещение. «Наша позиция — максимально сохранить фасад, — продолжает Переслегин, — «вылечить» его, укрепить. Если в свое время высказывались радикальные предложения буквально срезать фасад и заменить, то сегодняэта идея не рассматривается. Современные материалы использоваться, безусловно, будут, но только в рамках реставрационной концепции, которую совершенно необходимо широко обсуждать с экспертным сообществом, общественностью. Сейчас мы в начале работы над исследованием, которое нужно для формирования общей концепции. После ее презентации можно обсуждать дальнейшую конкретику».