Замоскворечье

Кадашевская Слобода: от церкви Воскресения «на грязех» до стеклянного купола Третьяковки

Кадашевская Слобода: от церкви Воскресения «на грязех» до стеклянного купола Третьяковки

В процессе подготовки материала об истории фабрики купца Григорьева, Редакция Большого Города столкнулась с увлекательнейшей историей всей Кадашевской Слободы, и посчитала нужным поделиться ею с читателями.

Кадашёвская слобода́, Кадаши́ — впервые упомянута как село Кадашёво в духовной грамоте Ивана III (1504 г.) – достигла своего расцвета в середине XVII века, при Царе Алексее Михайловиче. Историки полагают, что название пошло от слова Кадь (бочка). Кадаши — бондари, мастера по изготовлению бочек, кадушек и прочей деревянной утвари. Однако, другие источники обращают внимание на то, что эта догадка не находит подтверждения в документах.

Кадашевская Слобода расположилась вдоль большой дороги, что проходила от перевоза через реку Москву на юго-восток, в Серпухов, примерно вдоль современной Полянки. Параллельно ей, к востоку, проходила Ордынская дорога (на Коломну и далее). Современная сеть радиальных переулков Кадашёвской слободы повторяет заданное в XIV веке направление на юго-восток — в отличие от Ордынки и Пятницкой, трассы которых приняли современный вид (строго на юг) в первой трети XVII века.

Исторически, центром слободы была церковь св. Космы и Дамиана Ассийских, «что в Кадашах» (см. фото), стоявшая на месте современного сквера у дома по Большой Полянке, 4. На восточной стороне в XV веке сформировался второй, более молодой центр вокруг Храма Воскресения Христова в Кадашах, впервые упомянутого в 1493 г. в завещании князя Патрикеева (современное здание построено в 1687–1695 гг.). В грамоте московского воеводы – князя Ивана Юрьевича Патрикеева своим сыновьям, составленной в 1493 г, церковь именуется «церковью Воскресения, что на Грязех. Это наименование было связано с весенними разливами Москвы-реки и близким расположением храма к болотистому берегу. А с 1625 г. появляются регулярные записи о храме в Патриарших окладных книгах. Её место в иерархии замоскворецких церквей было закреплено порядком московского колокольного звона: первыми начинали звон колокола в Кремле и в монастырских соборах, затем — церковь Воскресения в Кадашах — и только после неё прочие приходские храмы.

Здание церкви, выстроенное заново в 1680-х, лежит строго на луче, соединяющем колокольню Ивана Великого с храмом Вознесения в Коломенском. Именно Воскресенская улица (современный 1-й Кадашёвский переулок), проходившая рядом с Воскресенским храмом, и стала главной улицей Кадашей.

В XVI веке в Слободе сформировались поселения стрельцов, казаков и иностранных наёмников. Между Кадашами и дальними слободами — чистое пространство, «всполье», со всех сторон окружённое деревянной застройкой. Вплоть до середины XIX века бывшее всполье оставалось застроенным только по периметру, и до сих пор в центре Замоскворечья сохраняется необычно большой для центра города квартал между Пыжевским, Старомонетным, 1-й Казачьим переулками и Ордынкой.

В первое десятилетие по завершении Смуты в Кадашах возник центр ткацкого производства. Первые сведения о нём известны с 1613 г., а в 1622–1623 Михаил Фёдорович закрепил привилегированное положение Кадашей: слобода стала «государевой хамовной» (хам -льняное полотно), поставлявшей ко двору узорчатые ткани. Рядом с ткачихами и швеями (ткаческое ремесло было преимущественно женской долей) работали художники и ювелиры. Благодаря освобождению от податей и повинностей торговля процветала.

В конце XVII века, после общего для заречных слобод расцвета, отмеченного постройкой храмов Воскресения Христова, Николы в Толмачах, Григория Неокесарийского (на Полянке) и стрелецкого Николы в Пыжах, слобода утратила свои привилегии. Неизвестно, затронул ли её прямо разгром стрельцов после бунта 1698 г., но вскоре Кадаши пришли в упадок. Пётр I, учредив полотняный завод в Преображенском, отказался от поддержки хамовного производства в Кадашах. В 1701 г. на месте запустевшего Хамовного двора начал работу монетный двор, действовавший здесь до 1736 г.

Первая половина XVIII века — период после перевода столицы в Санкт-Петербург и запрета на каменное строительство 1714 г. — не оставила в слободе ярких сохранившихся памятников, и в целом для Москвы была периодом упадка. Тем не менее, именно серединой XVIII века датируется большинство сохранившихся кадашёвских палат. В Замоскворечье параллельно происходили два процесса: владения, выходившие на большие радиальные улицы, укрупнялись и застраивались крупными усадьбами знати; в стороне от больших дорог, в Кадашёвских переулках, шла постепенная перестройка в камне старых кварталов с сохранением масштаба, установленного в XVII веке. Слободской уклад жизни был полностью разрушен на больших улицах, но сохранялся в глубине Кадашей.

Около 1770 г. Лаврушинский проезд получил сквозной выход в Большой Толмачёвский переулок; на перекрёстке была выстроена усадьба Демидовых. Севернее неё, между Лаврушинским и Малым Толмачёвским переулками, появилась обширная, в квартал, усадьба военного семейства Кологривовых — в будущем ядро Третьяковской галереи. На основе Прожектированного плана 1775 г. вдоль старицы реки Москвы был спланирован фасад каменных домов современной Кадашёвской набережной, а после наводнения 1783 г. по старице реки Москвы был проложен постоянный Водоотводный канал.

Восстановленная после пожара 1812 года застройка Кадашей в течение последующего столетия почти не изменилась: только в предреволюционное десятилетие по Старомонетному переулку началось строительство доходных домов (1908, арх. А. В. Иванов), а рядом с Воскресенской церковью были выстроены Кадашёвские бани (1905, арх. А. Э. Эрихсон). За церковью Воскресения был построен небольшой завод, в 1878 г. приобретенный Н. Г. Григорьевым.

В 1872 г. кологривовская усадьба перешла в собственность рода Третьяковых. По мере расширения частного собрания картин, в 1881–1891 гг. арх. А. С. Каминским были выстроены выставочные залы по Малому Толмачёвскому переулку. После смерти П. М. Третьякова, в 1899–1906 гг. главный жилой дом был также перестроен под галерею и приобрёл новый фасад по проекту В. М. Васнецова. Васнецовский фасад — всё, что осталось от дореволюционной Третьяковки после реконструкций 1980-х — 1990-х гг.

Генеральный план реконструкции Москвы 1935 г. предполагал пробить по Ордынке одну из трёх главных магистралей столицы — от Останкина до Серпуховского шоссе. По проектам 1934 г., разработанным мастерской Н. А. Ладовского, ответственного за генплан Замоскворечья, весь район Ордынки — Пятницкой следовало перестроить в широкий парадный бульвар, обрамлённый крупномасштабными кварталами-новостройками. К счастью, этот проект, также как и проект Ладовского по перестройке Садовников, реализован не был.

Другое положение Генплана 1935 г. предписывало замкнуть Бульварное кольцо в Замоскворечье. Этот проект также не был выполнен, но оставил следы в Кадашах. В Лаврушинском переулке возник многоэтажный «Дом Писателей» (1937, арх. И. И. Николаев, надстроен в 1947–1948), в Старом Толмачёвском, уже после войны, — здание Минатома (1957, арх.П. П. Зиновьев, Л. З. Чериковер). В начале Большой Полянки выстроили многоэтажные дома по проектам А. Г. Мордвинова и А. К. Бурова (экспериментальный крупноблочный дом, 1940).

В 1973 г. городские власти утвердили создание девяти заповедных зон в центре Москвы; под № 9 в список вошло Замоскворечье, с ядром охраняемой территории в Кадашах. С этого момента здесь допускалась только застройка «зданиями, архитектура и этажность которых определяются в композиционной увязке с существующей застройкой» — то есть исключалась массовая, типовая застройка. Действительно, вплоть до конца 1990-х годов новое строительство в Кадашах, помимо расширения Третьяковки, приостановилось.

В 1990-е — 2000-е годы в Кадашах началось «точечное» строительство, вновь исказившее силуэт старой слободы. На месте одно-двухэтажной застройки появились дома в 7–8 и выше этажей (1-й Кадашёвский переулок, 12; Старый Толмачёвский, 4; Старомонетный, 18 и другие). На участке, непосредственно примыкающему к Воскресенской церкви было запланировано строительство масштабного жилого комплекса «Пять столиц», но под нажимом общественности строительство не началось.

В 1994 г., несмотря на протесты прокурора Москвы и общественности, охраняемый памятник архитектуры «Кадашёвская набережная» (дома 12, 16, 18, 30) был снесён. На его месте к 1999 году был выстроен двух-трёхэтажный фасад «под старину».

По предложению «Моспроекта-4» (главный архитектор проекта А. Г. Сержантов) на Кадашёвской набережной будет воссоздан сплошной фронт застройки, причём со стеклянным куполом: «У Третьяковской галереи должен быть такой фасад, который не прятался бы где-то в глубине кварталов, не сливался с окружающей застройкой, а четко обозначал место, где расположена главная картинная галерея страны». По Малому Толмачёвскому переулку будет выстроена ещё одна глухая стена.

При подготовке статьи были использованы материалы: Wikipedia, сайта Храма Воскресения Христова в Кадашах и книги Г.В. Алферова «Памятник русского зодчества в Кадашах»