Замоскворечье

Дом Асадуллаева: и спустя сто лет — Центр Татарской Культуры в Москве

Дом Асадуллаева: и спустя сто лет — Центр Татарской Культуры в Москве

Продолжая серию публикаций этнолога, преподавателя исторического факультета МГУ им М.В. Ломоносова, журналиста, Дмитрия Опарина о знаковых домах Замоскворечья, редакция Большого города посчитала возможным расширить его рассказ о Доме Асадуллаева (первая публикация этой статьи – «Большой Город», 02.05.11, http://bg.ru/city/dom_asadullaeva-8750 ) короткой справкой о тех, кто владеет домом сегодня, о Татарской диаспоре в Москве и довольно ярких событиях, происходящих в ней, и имеющих прямое отношение к Дому Асадуллаева.

Дому Асадуллаева (Малый Татарский переулок, 8) исполнилось 100 лет

Здание Татарского культурного центра было построено архитектором Владимиром Краузе в 1913–1914 гг. на деньги бакинского нефтепромышленника ­ Шамси Асадуллаева. Сам купец Первой гильдии Асадуллаев умер в 1913-м, но под руководством Доверенного компании «Торговых дел Шамси Асадуллаева» Ю. Б. Везирова строительство Татарского культурного центра было завершено.

Построенное вблизи Мечети, изначально здание предназначалось для мусульманской школы, а впоследствии стало культурным центром мусульман Москвы. Имя основателя было увековечено в памятной надписи «Мархум Шамси мактебе» («Школа покойного Шамси»), которая располагается на фасаде здания.

Ш. Асадуллаев (род. В 1840 г.) в 1874 г. основал в Баку контору по добыче нефти, в 1893 г. на её базе создал нефтедобывающую фирму. В 1903 г., после развода, переехал из Баку в Москву, где вторично женился; проживал по адресу: Воздвиженка, 9. К 1913 г. его личное состояние оценивалось в 10 млн. руб. На официальном бланке компании над именем владельца Асадуллаева изображён герб Персии, с надписью в девизной ленте: «Удостоенъ двора его Императорского Величества Шаха Персидскаго». Под гербом выписаны названия городов, в которых действовали филиалы торговой компании: Астрахань, Баку, Белосток, Варшава, Казань, Кинешма, Кунцево, Нижний Новгород, Самара, Саратов, Царицын, Ярославль; главная контора располагалась в Москве. Поднявшийся из простых крестьян, бывший в молодости арбакешем (грузовым извозчиком) Ага Шамси Асадуллаев стал известным нефтепромышленником-миллионером, покровителем науки и татарской и мусульманской культуры и ее меценатом.

До Революции Дом Асадуллаева называли Школой. Она была частной и содержалась на средства богатых купцов. Преподавались в медресе чисто светские науки, но законы шариата при этом соблюдались, например мальчики и девочки обучались раздельно и на разных этажах здания. Так же в этом здании проводились вечера мусульманской молодежи. Учащимся предоставлялись бесплатные обеды. В здании Дома Асадулаева располагалась и типография, в ней, под редакцией Гаяз Исхаки (один из лидеров татарского национального движения начала 20 века) издавались газеты на татарском язые – «Слово» («Суз») и «Страна» («Иль»).

В мае 1917 года в здании Дома Асадуллаева прошел Всероссийский мусульманский съезд, который являл собой, по сути, первое собрание мусульман в условиях практически полной политической свободы. Важным стало то, что уже на этом съезде была принята резолюция, что мусульмане выступают за федеративную республику с территориальными национальными автономиями в ее составе и был создан Всероссийский мусульманский совет (Милли Шуро) «для ведения духовными и культурными делами мусульманских народов России и обеспечения единства их действий».

24 мая 1917 года сыном А.Ш. Асадулаева Асадуллаевым Мирзой Шамси оглы Дом Асадуллаева был передан во временное пользование Московскому мусульманскому просветительскому обществу, для проведения благотворительной и просветительской деятельности.

Позднее, Школа, находившаяся в Доме Асалуллаева перешла на государственное содержание.
Вплоть до 1941 г. Дом Асадуллаева являлся культурным центром московских мусульман. Там же располагались татарская средняя школа №27 имени Нариманова (семилетка); приют-интернат; детский сад; самодеятельный театр (ТРАМ – театр рабочей молодежи); Библиотека тюркских народов (фонд которой насчитывал несколько тысяч книг); типография; Центральный татарский клуб имени Хусаина Ямашева (затем Московский общественный культурный центр имени Х. Ямашева).
В печати того времени Дом Асадуллаева назывался Татарским клубом имени Ямашева или татарским Домпросом (Домом просвещения).
В редакции татароязычной газеты Метростроя, которая тоже располагалась в Доме Асадуллаева, несколько лет работал Муса Джалиль (выдающийся татарский поэт, на фото). Он преподавал татарский язык на курсах и вел литературный кружок.

Затем в Дом Асадуллаева перебазировался Центральный татарский рабочий театр. Спектакли этого театра пользовались успехом у жителей столицы.
В 1941 г., с началом Великой Отечественной войны здание Дома Асадуллаева отошло властям. В годы войны там расположили тыловой госпиталь. После войны здание было передано Наркомату иностранных дел, которым в Доме Асадуллаева было организовано общежитие, далее курсы машинисток-стенографисток, затем – колледж МИД.

Московская татарская община с середины двадцатого века активно вела борьбу за возвращение Дома Асадуллаева. В том числе, в период с 1970 по 1980 гг., когда случился второй «всплеск» татарского национального движения. Лишь в 2003 г. Дом Асадуллаева был передан Региональной татарской национально-культурной автономии (РТНКА) Москвы. Условия передачи – безвозмездное пользование на 49 лет.

Дом Асадуллаева – символ Региональной татарской национально-культурной автономии (РНТКА)

В 2012 г. в прессе появились статьи о рейдерском захвате Дома: «В Москве при помощи татар-манкуртов на прошлой неделе захватили здание Татарского культурного центра (дом Асадуллаева)». По словам очевидцев, 9 июля 2012 г. около двадцати накачанных молодых людей прошлись по помещениям центра, выгнали из них сотрудников и обосновались в здании. При этом действовали они как представители РНТКА.

В качестве оснований для смены руководства говорилось о том, что Региональная татарская автономия Москвы состоит из местных татарских автономий, учрежденных по округам. Не все они входят в РТНКА. И представители отдельных местных организаций провели от своего имени внеочередную выборную конференцию РТНКА и сместили ее бессменного председателя — генерал-полковника Расима Акчурина.

Однако, внимание татарской общественности к этому событию: немаловажный факт, что в Доме находились бесплатные кружки, проводились концерты; обращения к руководству Республики Татарстан и пр. привели к тому, что позднее руководство Культурного центра вернулось к своим обязанностям.

В январе 2014 г. в Доме состоялись Выборы Татарской Автономии в Москве. Решения собрания затронули вопросы дальнейшего развития Татарской Диаспоры в Москве, были изменены уставные документы, выбран новый руководитель. Говорилось о том, что многие решения были неожиданными. В кулуарах говорилось и о том, что «…пока дом Асадуллаева не вернули татарской общественности, никто не претендовал на должность председателя РТНКА..»

Вряд ли стоит, судить о внутренних делах Автономии, но некоторые факты о ней представляются интересными.

Избранный в январе, новый руководитель Автономии Ринат Мухамадиев был известен в Татарстане своей критикой Минтимера Шаймиева. И уже в январе выбор Махамадиева трактовали как неудавшуюся попытку казанского Кремля провести своего кандидата. Утверждалось, что татарская автономия в политическом смысле, по-прежнему, не ориентирована на Татарстан (например, при попытке перевода татарской письменности на латиницу, московская диаспора выступила резко против).

Недавно, в конце июня, история с выборами председателя татарской автономии Москвы получила неожиданное продолжение — «…избранный в январе бывший российский парламентарий и экс-председатель союза писателей Татарстана Ринат Мухамадиев оказался за бортом дома Асадуллаева…». Результаты зимних выборов оказались до сих пор не признанными минюстом. Этим воспользовались несогласные с курсом Мухамадиева татары, среди которых знакомый жителям Татарстана бывший лидер эсеров республики Фарит Фарисов.

На должность Председателя Автономии был избран Хусаинов Анвер Умаровича, но, исходя из нового устава, почти вся полнота власти в автономии будет отдана Президиуму Автономии, т.к. позиция Председателя теперь, скорее, несет лишь представительские функции. А вот Президиум возглавил Фарит Фарисов.

Во многом, споры внутри Диаспоры объясняются и планами в отношение Дома Асадуллаева. Кто-то был не доволен тем, что, помимо национальных кружков в Доме находились и обычные, сторонние арендаторы. И конечно важное место в спорах – дальнейшая судьба Дома, будет ли там вновь возрождена татарская школа, надеюсь, узнаем уже скоро.

Татары в Москве

По данным Московского губернского статистического комитета за 1907 г., в Москве проживало около 14 тыс. мусульман, принадлежащих к разным этносам. В 1926 г. татар в Москве по официальным данным, было уже 18.6 тыс., а к 1989 г. их стало 157.4 тыс. человек. Еще 51 тыс. татар проживала в Московской области. Представляется вероятным, что сейчас эта оценка может быть существенно повышена.

Основными районами проживания татар в Москве в дореволюционный период была Татарская слобода в Замоскворечье – исторически сложившийся район компактного проживания татар-мусульман со своей инфраструктурой и мечетью.

Многие татары заслуженно считают себя старожилами Москвы, ведь некоторые из них являются москвичами в третьем поколении. Их бабушки и дедушки в свое время пробирались в столицу «первого в мире социалистического государства», часто нелегально, чтобы спастись от ужасов тотальной коллективизации в деревне и жить более сытой жизнью, чем в вечно голодающем «коллективном хозяйстве», чтобы получить рабочую карточку, наконец, вместо «палки» — зачета трудодня после многочасового труда на государство на колхозном поле.

Использованы материалы: Wikipedia, Издание www.islamit.ru, статьи Д.З. Хайретдинова из энциклопедического словаря «Ислам в Москве», Всероссийская газета мусульман «Ислам минбаре», Издание www.islam-today.ru