Лубянка, Китай-город и Чистые пруды

Женщины, фавелы и стрит-арт

Женщины, фавелы и стрит-арт
JR

В Государственной галерее на Солянке открылась выставка работ уличного художника JR — видео и фото бразильской части проекта «Женщины — герои». Некоторых объектов — фотографий лиц, глаз на стенах домов, вагонах поездов, лестниц, уже нет. От искусства осталась его документация. Огромные фото городских панорам — это как раз и представлено на Солянке.

Почему женщины

В 2008 году в одной из фавел поймали трех подростков, якобы занимавшихся привычным разбоем. Полиция отвезла их не в участок, а на соседнюю враждебную фавелу. Подростков жестоко убили. JR приехал в трущобы и начал фотографировать их жителей, около месяца он ежедневно общался с ними, в том числе и с матерями, сестрами убитых. Потом фрагменты портретов этих людей распечатали и нанесли на стены домов, ступеньки лестницы, где ежедневно встречаются продавцы и покупатели наркотиков — на трущобах появились лица их обитателей.

Бразильская часть проекта была уже после нескольких африканских — в Сьерра-Леоне, Либерии и Кении, после Бразилии была Индия и Камбоджа. Все эти проекты очень похожи — лица женщин, чаще всего немолодых и некрасивых, с морщинами. JR неоднократно спрашивали — почему его работы про женщин, он отвечал, что они чаще подвергаются насилию, чаще бывают невинными жертвами.

Протестное искусство без противодействия

Стрит-арт родился как нелегальное искусство, и смысл его — визуализировать то, о чем все молчат. Чтобы увидеть и замереть, улыбнуться или просто почувствовать мороз по коже. Чаще анонимно.

Но жанр стал модным — за работы художников платят миллионы по всему миру. Городские власти только радуются таким «актам вандализма». И в таких случаях всегда возникает вопрос искренности. Удастся ли ее сохранить? Готовы ли зрители в нее поверить?

В видеоролике, снятом на конференции TED, JR рассказывает про свои проекты и призывает присоединиться к одному из них.

***

Москва тоже в тренде. Сперва десятки расписанных стен в рамках фестиваля «Лучший город земли», потом работы «Паша 183» в Московском музее современного искусства, теперь Первая биеннале уличного искусства «Артмоссфера» — ряд неполный, инициатив, который поддерживает департамент культуры, много. Бесмысленным, глупым, неострым разрешенное искусство тоже не назовешь.

О том, почему государство заинтересовалось уличным искусством рассказал заместитель руководителя департамента культуры Владимир Филиппов.

— В прошлом году расписали более ста стен в рамках фестиваля «Лучший город земли». Поддержка стрит-арта стала заметной. Почему департамент заинтересовался этим жанром?

— Москва — один из самых динамично развивающихся городов, который поддерживает уличное искусство. Это важно, потому что если мы не будем выстраивать этот диалог, художники никуда не исчезнут, они просто будут это делать подпольно. Москва — это город, который открыт всем, кто любит ее, сочувствует ей, сопереживает и делает город лучше. Искусство появляется в том месте и в той среде, которая его питает. То кратковременное искусство, которое делает в фавелах JR, в Москве, наверное, невозможно. Зато в Москве может и появляется что-то другое.

— Какие ограничения накладывает на художника легализация? Бывало ли так, что вы просили обойтись без политики?

— Если честно, мы не сталкивались с тем, чтобы кто-то приходил к нам политические делать заявления делать. Вообще, есть художественные кураторы фестиваля «Лучший город земли», «Артмоосфера» — это все решается самим сообществом художников и кураторов. Мы согласовываем эскизы, адреса, поверхности, но не содержание. Как правило, до нас доходят предложения, направленные на развитие добрососедских отношений, улучшения настроения горожан, сотрудничество. Работ на политическую тематику, разъединяющую общество, которые увеличивали бы градус негатива — нет. Мне кажется, культура она все-таки про развитие, будущее, добро, а не про кирпичи прошлого.

— Как реагируют на эту активность горожане?

— Есть огромное количество отзывов от людей из спальных районов, у которых много лет из окна спальни была видна серая, угрюмая, некрасивая стена, заигравшая красками и смыслом благодаря художникам. Люди пишут — спасибо, это клево. Интересно и то, что каждый москвич в этом что-то свое видит, вне зависимости от того, что хотел изобразить художник. Наверное, так человеческая природа устроена.

— Как вы оцениваете результаты господдержки? Они заметны? Есть ли ощущения, что художников стало больше? Их уровень вырос? Наблюдаете ли вы какие-то изменения в темах?

— Два сезона слишком мало, чтобы оценивать такие процессы. Но когда работы становятся заметными, их тиражируют. С Москвы берут пример другие города. Там это тоже развивается. Что касается уровня работ — сложно оценивать, художники очень разные — тоже, что Айвазовского с Малевичем пытаться сравнивать. Так или иначе все граффити выполнены профессионалами, сообщество не пускает тех, кто только начинает на уровень города, хотя и для молодых художников у нас есть проекты на каких-то временных площадках.

— Насколько Москва питательная среда для стрит-арта?

— Москва — очень питательная среда. Такова количества угрюмых стен, доставшихся нам по наследству от прошлых планировщиков, нигде не сыщешь. В Москве столько всего происходит. Москва если и не самая сильная, то точно в тройке-пятерке мировых центров силы. Город, в который только транзитом ежедневно три миллиона человек посещает. Конечно, это колоссальный сгусток энергии и возможностей для творчества.

Где: Солянка, 1/2, стр. 2,

Когда: 26 сентября — 2 ноября