Пушкинская

Митя Борисов: о бульварах, любви к плитке и симпатичных людях

Митя Борисов: о бульварах, любви к плитке и симпатичных людях

Про плохое и хорошее

За все время, что я живу в этом районе, изменилось, к счастью или к сожалению, немного. Появился этот е…ный памятник Пушкину — странная, непонятная, непристойная вещь. Еще одна мерзость — пешеходный переход с Никитского на нечетную сторону улицы, где магазины: там гибнут люди, случаются аварии. Есть шанс, что скоро его уберут. Это из дурного, а из хорошего — привели в порядок Никитский бульвар, хотя меня смущает немного плитка, но в итоге получился чистый, маленький бульварчик. Замечательные архитекторы Олег Шапиро и Дмитрий Ликин сделали проект реконструкции Никитского бульвара, и вроде бы его согласовали. Есть надежда, что Борис Куприянов, один из владельцев «Фаланстера», будет заниматься книжными ярмарками в Москве. Это будет выглядеть как продажа книг на Никитском бульваре прошлым летом, получилось очень празднично и атмосферно. Если все это получится, то будет замечательно, потому что то, что они делают, мне крайне нравится. Открылось большое количество кафе, французских пекарен, ведь здорово — выходишь, а у тебя свежий хлеб. Есть еще «Хлеб & Co», который в народе прозвали «Хлебанько». Жалко, что закрыли кинотеатр повторного фильма на Никитском бульваре, 14/23.

Открылся плохой книжный магазин «Букбери», закрылся магазин «Букбери», открылся новый плохой книжный магазин «Роспечать», закрылся магазин «Роспечать». Хороший книжный магазин — это «Фаланстер», если нужно что-то специализированное, а если просто что-то купить, то, к сожалению, ничего, кроме «Москвы» и «Дома книги» на Новом Арбате, нет. Цены уже доросли до уровня Европы, а хорошего магазина по, например, искусству нет. Для такого мегаполиса, как Москва, нужны магазины другого уровня.

Про Никитский бульвар

Честно, я не помню, когда появилось то отвратительное здание Сбербанка на четной стороне бульвара, но это гнилой зуб в ансамбле Никитского. Ну и самая большая мерзость и подлость — это снос особняка на Никитском бульваре, 6. В этом доме впервые после свадьбы Пушкин со своей женой Гончаровой появился в свете. Там уже несколько лет стоит пустырь, и у меня появлялись идеи, как это пространство можно использовать: от площадки для «Октоберфеста» до простой автомобильной стоянки, чтобы разгрузить бульвар от машин.

Я вообще не против строительства новых зданий в историческом центре Москвы, даже если это не вписывается в общий архитектурный ансамбль. Пытались вписать лужковские бездари: раньше стояли два четырех- или пятиэтажных дома, и они построили 18-этажное здание «под старину», в результате получилось дерьмо. Если и делать, то только как в Берлине: современная яркая, хорошая архитектура только подчеркивает замечательную архитектуру XIX века. А эти подделки ублюдочные — это вообще самое мерзкое, что в Москве появилось.

Про Москву

По Москве я не гуляю, она не про прогулки, это не пеший город, это вообще не город. У Москвы были шансы стать гениальным городом, когда началась демократия, в начале 1990-х. Но потом к власти пришли люди с советским вкусом, без европейского прошлого, без гуманитарного прошлого. Не было идеи, как в Берлине после 1988 года, отдавать первые этажи художникам, и через семь лет это место становилось модным, дорогим районом, с отличной экономикой. Москва, несмотря на то что это город, где мы живем, работаем и так далее, пока остается одним из самых нежизнелюбивых городов в Европе. Но здесь лучше, чем в городах Китая или Северной Кореи.

Мне, например, плитка нравится. Я не знаю, почему все так на нее ругаются. Да, можно было лучше положить, лучше подобрать плиточный модуль. Вот заказать у архитектора Александра Бродского модуль, у человека, который понимает графику и получал премии, призы в этой области.

Из Кремля надо вывозить вообще все начальство, делать там веселую, туристическую, пешеходную зону с кабачками. Надо еще этот труп ленинский выкинуть, я сто раз уже говорил, каждое утро просыпаетесь и говорите себе: «Я живу в городе, в центре которого лежит труп одного из трех главных мерзавцев в истории XX века».

Про людей

Симпатичных людей очень много. Когда агрессивные люди попадают в нормальную, комфортную обстановку, то перестают быть таковыми. Никто же не хочет по роже получать, всем гораздо приятнее, когда девушки дают, вино вкусное. Тысячу раз путешествовал в плацкарте и каждый раз попадались нормальные ребята, если с ними начнешь разговаривать. Проблема же в среде, в воле города, горожан, чтобы построить вокруг себя офигенную городскую жизнь. Сейчас какие-то ростки есть в муниципальной городской власти, мы это все видим, но это все происходит на фоне не очень благополучной общей политической обстановки. Я не верю, что в одном городе больше жлобья, чем в другом.

На Никитской бомжи тусуются: недавно их видел в одном эпизоде фильма «Срок», один из них подошел к Прохорову и начал просить денег или еще чего-то. Была какая-то сумасшедшая бабка, которая на всех орала, просто ходила и орала, но исчезла, пару лет уже не видел, наверно, умерла. Не припомню каких-то особенных одиозных персонажей. Вот в «Жан-Жаке» одиозные личности сидят, да.