Университет

Евгений Левкович: Система отечественной рукопожатости

Вот еще чего никак не пойму. Отечественную систему рукопожатости-нерукопожатости. Может кто объяснит уже, наконец, а лучше даже задокуменирует, по пунктам. А то я запутался совсем в ваших кодексах чести.

Вот есть такой журналист - Андрей Колесников. Гуру. Мэтр. Большой друг Парфенова & Co, которые, вроде как, все дико рукопожаты. И вот гуру этот организовал академию журналистики. И пригласил на одно из занятий пресс-секретаря Путина - получается, значит, тоже рукопожатого. Но при этом гуру говорит своим студентам: дети, б**, всё что дядя сейчас расскажет вы должны будете унести с собой в могилу. Off the record, как любит говорить еще один дико рукопажатый - Познер. Дядя за базар не отвечает.
Но двое детей ослушались. И сделали ту ахинею, что большой дядя наговорил, достоянием общественности.
На следующий день гуру публично порет детей, читай - объявляет их нерукопожатыми. Их, если я правильно понял, увольняют из «Коммерсанта», их заметки отовсюду удаляются, хотя, по сути, они всего лишь сделали то, что должны были сделать по профессиональному кодексу: донесли до простых смертых информацию государственной важности от одного из главных лиц государства.
Казалось бы, после всего этого все рукопожатые этому рукопожатому Колесникову руку подавать вроде как не должны. Ну, потому что тот напрямую поклал на основу основ - на свободу слова и информации, и вообще, если уж по честному, повел себя как полнейшая гнида. Но они, я знаю, продолжат подавать. И лекции в его академии читать будут. И из одного стакана пить.
В общем, никак не пойму, как это всё работает.
P.S. Кстати, никто не знает фамилии детей, которых гуру нерукопожатыми сделал? Я немедленно хочу предложить им работу.

Евгений Левкович, Rolling Stone