Атлас
Войти  

Также по теме

Дизайн в нагрузку

  • 2698

Фотографии: Михаил Елизаров

— Дом бизнес-класса. Пентхаус. Очень, очень экстравагантный интерьер, — предупредил риелтор.

Жемчужина дизайна пряталась в оранжевой башне. Подступы к дому опоясывала внушительная чугунная ограда. Подъезд огромный, как гостиничный холл, с консьержем за стойкой из серого мрамора, с охраной, мониторами, столиками для посетителей.

В квартире нас встречало Доверенное Лицо и скульптура пляшущей толстухи — немецкий городской модерн.

— Стало быть, этаж 28-й? — уточнил я.

— 28-й, 29-й, 30-й, — поправило меня Доверенное Лицо. Оно было восточным и говорило голосом товарища Саахова. — Квартира трехуровневая. Общий метраж — 220 метров…

Дизайн кричал о себе с порога: и расписная керамическая толстуха, и деревянная антикварная скамья, алые стены, черная колонна в золотых узорах (или золотая в черных).

— А кто создатель, так сказать, интерьера?

— Канадский дизайнер, — сказало Доверенное Лицо. — Ева Оваким.

Редкий случай с фамилией, когда она, прочтенная наоборот — Микаво, — давала по звучанию практически одинаковый результат.

— Ну что, — пригласил риелтор, — посмотрим первый уровень?

Пространство было закольцовано — хоровод смежных комнат. То, что мне предстало, проще было назвать не экстравагантным, а вычурным. Ева Оваким, как овчарка, согнала все стили в одно стадо. Кухня, казалось, была собрана из дверец, снятых с революционного броневика, — они пестрели рядами заклепок. Раковина, точно геликон, сияла чистой медью, при этом медью и была. За кухней начинался сквозной грот (он же — столовая), созданный по ностальгическим мотивам: «А-а-а, крокодилы, бегемоты», — красно-зеленая лепнина, все ярко и выпукло, и если б не лошадки с горящими гривами, то все выглядело бы как добротная детская площадка.

За гротом раскидывалась гостиная. Сразу вспоминались аттракционы луна-парка с комнатами ужасов, смеха и прочими красочными павильонами на скорую руку, обобщенными, как голливудский Восток: цветастый коврик и туфли с загнутыми носами — вот тебе и Багдад. Стилизация и коллаж не просто царили. По воле дизайнера они были настоящими деспотами пентхауса.

— Гостиная состоит из зон: «буржуазная», «китайская», «каминная» и «фабричная», — озвучил эклектику риелтор.

«Китайская» зона размещалась на невысоком подиуме красного дерева. Имелся приземистый чайный столик, позолоченный Будда, красные светильники. «Каминная» также тяготела к жаркому югу: бронзовый электрокамин в форме головы африканского божка, вараны, отдавшие шкуры и жизни за кресла фирмы Smania. «Фабричная» зона дерзко отказалась от паркета и выбрала черный с искрой линолеум. Одна из стен здесь была облицована шероховатым брусом в серебре, потолок декорирован прямоугольными трубами. Но тем более непонятным было назначение наскальной живописи в виде балкона, выходящего на реку и лес. К нарисованному балкону вели гранитные ступени — тут я словно услышал голос дизайнера: «Как бы приглашающие проследовать на балкон». И вот это «как бы» приглашение почему-то особенно удручало, притом что каждая деталь интерьера наверняка была безумно дорогой: чего стоили одни замученные на кресла вараны.

«Буржуазная» зона приютила два столика в стиле Людовика XIV, и на весь этот «ампир» падал свет из окна-иллюминатора в стиле модерн. В этом дизайнерском хороводе гостиная держала за руку «английский» кабинет со встроенной библиотекой. Стены там были декорированы зеленым сукном. За доброй старой Англией начиналась спальня а-ля «рахат-лукум» или, как бы сказал дизайнер: «Сочный коллаж марокканских и арабских мотивов». Спинка лазоревой кровати несла золотую арабскую вязь. Штукатурка напоминала алый бархат. Ощущался переизбыток перламутра и позолоты. Резьбе на столиках и креслах позавидовали бы шурупы.

— При спальне имеется и рабочая зона, — сказал риелтор. — Здесь была лоджия, ее утеплили.

От спальни дверь вела в ванную комнату. Внутренняя отделка соперничала с самаркандской мечетью над могилой Тимура.

— Это самая большая ванна в Москве, — сказало Доверенное Лицо. — На четырех человек. Практически мини-бассейн.

— Краны из горного хрусталя, — добавил риелтор.

За спальней начинался коридор — черные конструкции из металла и зеркал, — снова выводящий в прихожую.

— Свободного назначения, — грустно охарактеризовал коридор риелтор.

Винтовая лестница вела на второй этаж. Или уровень. По большому счету это была комната с очень низким потолком. Мне даже пришлось пригнуть голову. Уровень был чисто хозяйственным, с банно-прачечным уклоном. Там поместилось бы штук двадцать стиральных машин. Без дизайнерских изысков, просто: серая вперемежку с белой плитка и стеклянные двери. Третий этаж тоже был комнатой, только со скошенными потолками — гостевая или детская (для нелюбимых детей) — на выбор. Из гостевой сварная железная лестница вела на террасу, откуда открывался вид на Юго-Запад. Это сложно было назвать просто видом. Такой ландшафт наблюдается из иллюминатора самолета через пятнадцать секунд после взлета: дома — спичечные коробки, зеленые заплатки скверов.

— Терраса около 50 метров, — сказал риелтор. — Она не принадлежит квартире, арендуется. Аренда долгосрочная, на пятьдесят лет.

— И дорого?

— Копейки, — вмешалось Доверенное Лицо. — Я не помню точно, сколько, но сущие копейки.

— Десять тысяч рублей — максимум, — сказал риелтор. — В месяц.

— А коммунальные услуги сколько стоят? Охрана, уборка…

— 12 тысяч рублей.

— И кто же владелец квартиры? — спросил я у Доверенного Лица.

— Владелица. Гражданка Армении.

— А почему она продает пентхаус? Он же явно делался для себя. Под свой вкус.

— Квартира приобреталась в инвестиционных целях.

Телефонный звонок услал Доверенное Лицо с террасы в комнаты. Мы остались вдвоем.

— Ну что еще сказать, — задумался риелтор. — Дом застройки 2001 года, сдача госкомиссии — 2003-й, ремонт начали в 2005 году, закончили в 2007-м. В квартире никто не жил. Пожалуй, все.

Я воспользовался удобным моментом, чтобы задать основной вопрос.

— И насколько реально продать эту красоту?

— Очень сложно. Должен быть весьма специфический клиент. Квартира сделана… — риелтор задумался в поисках деликатного определения, — интересно. Но людей с такими интересами, признаюсь, мало. Востребованность квартир такого типа вообще очень низка. А тут еще дизайн… с яркой индивидуальностью. Обычно клиенты предпочитают нейтральные стили. Легкая классика, легкий модерн. А лофт и восток — идут неважно. Дизайн не увеличил цены квартиры, она ведь зависит только от класса дома и статуса — пентхаус, но наверняка учитывался хозяином, когда он определялся с ценой.

— То есть если бы здесь был…

— Нейтральный ремонт — все было бы проще. Светлые стены, неброские тона, керамогранит, подогрев — обычные удобные вещи.

— И сколько просит гражданка Армении за пентхаус?

— В данное время цена — 3,5 миллиона долларов — это включая машиноместо в подземном паркинге. Цена адекватная. И место — Юго-Запад — неплохое, экологически благополучное. А просмотров за три месяца очень мало. И дело даже не в специфике дизайна. Квартира в некотором роде… нерациональна! Лично мне не нравится студийное оформление, все эти проходные комнаты — это на любителя. Я бы предпочел отдельные. К чему этот пустой холл между спальней и прихожей — 40 метров площади ушли непонятно на что. Ну и смешано очень много стилей. Я уверен, можно было найти и более удачное архитектурное решение пространства. А ведь квартира в идеальном состоянии.

Про себя я произвел нехитрый подсчет: так называемый дизайнерский ремонт в среднем стоит в Москве 400 тысяч долларов за 100 квадратных метров. Значит, без ремонта эта квартира стоила бы почти на миллион дешевле.

Доверенное Лицо все не возвращалось. Риелтор продолжал откровенничать:

— Вообще, с этими дизайнерскими ремонтами много проблем. Сколько на московском рынке элитного жилья с неузаконенной планировкой. Сплошь и рядом. Самому жить в такой квартире можно, а вот продать — уже огромные сложности, ведь все дизайнерские изыски придется для этого узаконить, что стоит больших денег.

— А сами бы вы жили в таком пентхаусе? Среди позолоченных Будд, лепнины?

— Ну разумеется, — он улыбнулся. — А можно подумать, вы нет?


$3 500 000

ЖК «Квартал на Ленинском»
Общая площадь: 220 м2
Высота потолков: 3,1 м
Этажи: 28/29/30
Адрес: Ленинский просп., 98

Василий
8 962 900 36 36

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter