Атлас
Войти  

Также по теме Старые дома Москвы

Доходные дома Московского купеческого общества

Жизнь домов №1/2 на Солянке глазами детей 1930—1940-х

  • 5852


Старожилы дома помнят, как летом проводили в проезде круглые сутки: катались на велосипедах, качались на качелях и даже играли в бильярд. На фасадах сохранились барельефные изображения ангелов и сцен в античном стиле. Жителям особенно нравятся совы и воин на колеснице

История

В 1912—1915 годах по проекту архитекторов Владимира Шервуда, Ивана Германа и Алексея Сергеева шло строительство комплекса доходных домов на Солянке. Возведение Московским купеческим обществом двух шестиэтажных строений сложной конструкции стало одним из самых масштабных архитектурных проектов того времени. В начале 1920-х годов здания на время передали Наркомату путей сообщения. До середины 1930-х в бывших домах Купеческого общества жили в основном высокопоставленные чиновники, интеллигенция и первые революционеры, многие из которых впоследствии пострадали от репрессий. Дома известны благодаря галерее «На Солянке», а также подвалам огромных размеров, в которых раньше дети играли в казаки-разбойники, а в 1987 году снимался первый клип группы «Черный обелиск» на песню «Полночь». Лидер группы Анатолий Крупнов жил в доме на Солянке, а его жена Мария недавно создала в своем дворе и напротив дома на улице Забели­на небольшие сады, преобразившие облик района.


Мария Крупнова ежедневно ухаживает за садом во дворе своего дома

Старожилы

Ирина Хелминская (родилась в 1928 году). Переводчица с испанского и французского языков. Внучка отоларинголога Бориса Гузикова, работавшего в больнице для железнодорожников и в поликлинике Большого театра и получившего в начале 1920-х годов пятикомнатную квартиру: «Я родилась в этом доме и всю жизнь прожила здесь. Таких благоустроенных домов в Москве было тогда мало. Дедушка имел большой ­частный прием, но денег с дворников и со своих соседей никогда не брал. Однажды я стояла около магазина, который находился на первом этаже нашего дома, и просила, чтобы мне купили куклу. Там были изумительные витрины. Я плакала, мне не покупали. Кукла стоила 42 рубля, и продавали ее в большой коробке, на которой было написано «Вова». Шел мимо к моему дедушке Лемешев. Он мне и купил куклу. У моей подруги по двору Ани Аврих была кукла Алика, а у меня — Вова. Еще в нашем подъезде жила балерина Лепешинская. Мы с девчонками прыгали через вере­вочку в проезде, а она выходила иногда и из кокетства тоже с нами прыгала. В тридцатые годы здесь очень многих людей арестовали. В нашем подъезде ­почти в каждой квартире кого-то взяли. Я удивляюсь, что деда не посадили. Я дружила с Ингой Дороховой. Она жила в 43-й квартире, а я в 40-й. Ее отец занимал какое-то большое положение. Его увезли и расстреляли, а мать восемь лет отсидела. Инга говорила всем, что мама уехала санитаркой на Дальний Восток, а папа тоже там где-то. Потом много понаехало простых. В сороковые уже появились совсем ­другие».


С крыши видны Ивановская горка и Замоскворечье

Ада Гальперина (родилась в 1922 году), инженер: «Я родилась на Покровке, а переехала сюда в 1947 году, когда вышла замуж. В эту квартиру в 1916 году въехал мой свекор Лев Ефимович Гальперин — революционер, агент «Искры» и участник известного побега из Лукьяновской тюрьмы. При ­Сталине одну комнату заняла женщина из КГБ. Ее специально подселили к нам: она должна была следить за свекром и съехала уже после смерти Сталина, в 1955 году. В квартире жила еще и сестра жены Льва Ефимовича, бывшая эсерка Берта Борисовна, которая говорила: «У меня камера в царской тюрьме была лучше, чем эта комната».


В некоторых подъездах сохранилась лепнина и дореволюционная плитка, а в одном — даже лестница, украшенная медальонами с Венерой и купидонами

Вячеслав Удовицкий (родился в 1938 году), инженер: «Детьми мы много проводили времени в башне нашего дома. Там у нас стоял диванчик, висели качели. И попасть туда могли только мы — ста­вилась доска-лестница, а потом наверх убиралась. Наши враги жили в доме номер 10 по Старосадскому. Происходи­ли всевозможные сражения, драки, дрались дом на дом. Почему — не знаю. В школе существовали вполне лояльно друг к другу, враждовали, только когда во двор выходили. Я помню многих сверстников из своего двора. У всех были клички. У Сереги, например, кли­куха была Воробей, потому что мамка, когда звала его из окна, всегда кричала: «Сережа, воробушек!» Крошкой звали здорового, с буфет, еврея. Этот еврей работал грузчиком в ГУМе. А в нашей квартире жила Артюхи­на Лидия Михайловна. Ее родная сестра была медсестрой, которая потчевала Ленина. Ничего никогда не рассказыва­ла, очень странная была тетка, ходила все время с тряпкой и вытирала все ручки, за которые берутся. Жила она, по-моему, исключительно в ванной: все время что-нибудь стирала. Прежде чем звонить, она даже телефонную трубку вытирала тряпочкой. Жили у нас Александр Петров и его супруга Марья Александровна Петрова — старая барыня, которая кончила Институт благородных девиц в Петербурге. Она нас все дрессировала, воспитывала — так можно, а так нельзя. Она была как кол и сухая, всегда ходила в черной юбке в пол, в кружевной блузке со стоячим воротником и камеей. В угловом подъезде жил отец балетмейстера Игоря Моисеева. Интересный дядька был. Невозмутимо прогуливался по Солянке со своей собакой колли».


В этой коммунальной квартире живут повара из ресторана «Ноев ковчег», а также студенты, художники, музыканты


До революции здесь было 40 квартир по 5-8 комнат, с черным ходом, туалетом, комнатой для прислуги и чуланом


А. Тимофеев, житель дома: «До меня здесь жил мужик, который бегал с топором за своей женой. Его выселили быстро»


Лифт отключают в 22.00: если застрянет, никто не придет открывать. Однажды эмчеэсовцы разбили его топором

Проезд

Два проезда, образующие букву Г и позволяющие пройти от Солянки до улицы Забелина сквозь территорию доходных домов, были, несмотря на свое дворовое положение, парадными и торговыми. До войны в проездах стояли песочницы, сюда привозили деревья в кадушках, вешали качели. Летом, по воспоминаниям жителей, проезд напоминал птичий остров: так много там гуляло детей.

Вячеслав Удовицкий: «Дом делился на две группы, которые объединялись крайне редко — чтобы подраться с домом 10 по Старосадскому. Ребята, которые в проезде гуляли, и хорьки, которые жили в доме с одной стороны и с другой. Гулять в проезд они практически не ходили, во дворе тусовались. Разные были очень. В проезде играли дети из интеллигентных семей, во дворах — те, кого подселяли».


Вячеслав Удовицкий (слева) во дворе своего дома. Начало 1950-х годов


Фасад дома по Солянке. Открытка 1935 года. Фотограф — Эммануил Евзерихин

Объявления

— 8 июля в галерее «На Солянке» открывается выставка испанского видеоарта «Шутки и кошмары: фильмы испанских художников от Дали до наших дней».

— Сдается 3-комнатная квартира на 3-м этаже. Общая площадь — 106 кв. м, студия 50 кв. м, 2 изолированные комнаты, полностью укомплектована мебелью и бытовой техникой. 110 000 р. в месяц. www.incom-realty.ru 

— Продается 5-комнатная квартира на 5-м этаже. Общая площадь — 224 кв. м, без отделки. 61.000.000 р. Телефон — (495) 221 3315
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter