Атлас
Войти  

Также по теме Старые дома Москвы

Дом Мандельштама

Тысяча книг по иудаике, общество любителей еврейского языка, а также павлины, бомбоубежище и черные шнурки в доме в Старосадском переулке, 10

  • 6533


В первом подъезде (слева) жил брат поэта
Александр Мандельштам. Четвертый этаж
комплекса доходных домов появился в 1933 году


 Дом до революции
___

В 1880–1881 годах жена купца первой гильдии Акулина Красногорова построила двухэтажный комплекс доходных домов буквой П на углу улицы Забелина (тогда Большой Ивановский переулок) и Старосадского переулка (тогда Космодамианский переулок). В конце XIX века в здании размещалось Правление железных дорог. В 1900 году дом приобрел купец, торговавший свечами, воском и ладаном, член Московского сиротского суда Иван Блинов. Новый хозяин реконструировал здание и устроил в нем жилые квартиры, сдаваемые внаем. В 1914-м угловое владение купил купец первой гильдии Мендель Броуде, живший на Покровском бульваре и продававший мануфактурный товар в Бобровом переулке.




 Первое окно от трубы принадлежало семье Александра Мандельштама. 
Второе окно — Григорию и Александру Беккерманам

Во время Первой мировой войны в доме открылось московское отделение Еврейского комитета помощи жертвам войны. Десятки тысяч людей покидали черту оседлости и направлялись вглубь страны. Ежедневно в Москву прибывали около 150–200 евреев из западных губерний. Сотрудники общества собирали еду, вещи и деньги, распределяли солдат по московским лазаретам, занимались размещением и трудоустройством беженцев. В марте 1916 года в 22-й квартире открылась публичная еврейская библиотека-читальня, при которой имелось «свыше тысячи томов на еврейских языках и по иудаике на других языках». Тогда же в 7-й квартире размещалось Общество ремесленного и земледельческого труда среди евреев в России, а в 23-й квартире заседало Общество любителей еврейского языка. В общество записалось так много людей, что летом занятия проходили и в Москве, и в Подмосковье. Комитет Московского общества охраны здоровья еврейского населения, находившийся в 8-й квартире, собирал пожертвования на «летние колонии для ослабленных детей», а в конце 1916 года объявил конкурс на «составление брошюр на разговорно-еврейском языке в доступном и интересном для еврейской массы изложении» о заразных болезнях, человеческом теле и здоровом питании.



Голубей в бывшей дворницкой уже более 24 лет разводит Вячеслав Солохин


 Дом после революции
___

Брат поэта Осипа Мандельштама Александр поселился вместе со своей женой художницей Элеонорой Гурвич в ком­мунальной квартире №3 в 1927 году. В 1931-м у них родился сын Александр. Он поделился с БГ своими воспоминани­ями: «Мы эвакуировались из квартиры в 1941 году, когда мне не было и 10 лет. Вернуться в наш дом не удалось. В нашей квартире жила Хащеватская Сарра Марковна, жена известного еврейского поэта Моисея Хащеватского, и их сын Марк (1921–1942). Он пропал без вести. Погибли на войне и мои соседи Айзенштадты — отец и сын. Соседа Гришу Беккермана помню только за роялем. Была одна большая кухня с огромной печью, там стояли 10 кухонных столов вдоль стен. Где-то рядом с теперешним уголком поэта возникла модная тогда домашняя кухня, откуда мы брали иногда обеды. В правом крыле нашего дома на 2-й день войны в подвале создали бомбоубежище».

Раиса Сегал (родилась в 1920 году), дочь меньшевика Леона Гольдмана и племянница одного из лидеров меньшевистского движения Марка Гольдмана (псевдоним Либер), с 1924 по 1932 годы жила в этой же коммуналке: «Тогда в доме жило очень много евреев. На первом этаже в нашем подъезде жила семья Меламед. Меламед был кантором в хоральной синагоге. Потом эта семья уехала в Чехословакию. В полуподвальном этаже жили огромные многодетные еврейские семьи. Они занимались каким-то ремеслом и сушили черные шнурки от ботинок в садике, прилегающем к дому. Лошади, развозившие зимой уголь, с трудом могли подниматься по улице Забелина, и их погоняли возчики в нагольных тулупах, били их сапогами в живот, при этом страшно матерясь».


 Осип Мандельштам
___

В конце 1920-х Осип Мандельштам часто бывал у брата в Старосадском переулке, а с января по июнь 1931 года жил там постоянно. В конце марта поэт пишет стихотворение «Жил Александр Герцевич…», прототипом героя которого стал сосед по коммунальной квартире Александр Герцевич Беккерман, живший там с братом Григорием. В это же время в Старосадском создано стихотворение «За гремучую доблесть грядущих веков…», первые две строчки которого выгравированы на установленном у дома в 2008-м памятнике поэту (скульпторы Дмитрий Шаховской и Елена Мунц, архитектор Александр Бродский).


___

За гремучую доблесть грядущих веков, 
За высокое племя людей 
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.
Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей.
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей,
Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых костей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе,
Уведи меня в ночь, где течет Енисей
И сосна до звезды достает,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьет.
17–28 марта 1931 года, 1935 год
___




Вид от Ивановского монастыря, конец XIX века. 
Дом (слева) еще до реконструкции, произведенной Иваном Блиновым

Голубятня
___

Вячеслав Солохин (родился в 1939 году) уже более 24 лет разводит голубей в бывшей дворницкой 1900 года. «У меня голубей уже около 80. Это вот ходят павлины, а это кудрявые — самые дорогие, на птичьем стоят от 16 тысяч. А вот птенец — сегодня только летать научился. Когда я приехал сюда, в дворницкой не было ни дверей, ничего не было. Я все взял в свои руки. Я тут каштаны посадил, грушу, ограду для двора установил. Вороны уже пять штук моих голубей заклевали. Это караул. Духовым ружьем защищаю иногда».

Обращение
___

«Московское еврейское общество помощи жертвам войны обращается с призывом к московской еврейской молодежи прийти на помощь своим сотрудничеством в деле оказания поддержки прибывающим в Москву беженцам. Желающих общество просит обращаться по телефо­ну 4?41?16 ежедневно от 10 часов утра до 6 часов вечера к дежурному сотруд­нику или непосредственно в общество».

(«Евреи и Россия», 1915 год, №4)


С этой лестницы спускался один поэт, 
жаловавшийся Осипу Мандельштаму, что его не печатают.
 По воспоминаниям С.И. Липкина, «сверху низвергался высокий, 
звонко дрожащий голос Мандельштама: — А Будда печатался? А Христос печатался?»

Объявления
___

Продается двухкомнатная квартира на третьем этаже. Общая площадь — 84 м2. Окна — во двор, потолки 3,6 м. 26.287.000 рублей.

www.apartment.ru/MosFlats/2408510.html


 Автор выражает благодарность исследователю жизни и творчества Мандельштама Л.М.Видгофу и Специализированной историко-архитектурной мастерской №17 Моспроект-2 им. М.В.Посохина.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter