Атлас
Войти  

Также по теме Старые дома Москвы

Дом Телешова

Что делать со старым картузом, стрельба в 1917 году и история дома №18/15 на Покровском бульваре — единственного здания в Москве, в котором почти 200 лет живут представители одной семьи

  • 7442


В здании, построенном в XVIII веке, сгоревшем в пожаре 1812-го и восстановленном в 1815-1817 годах, уже почти 200 лет живут представители одной и той же семьи

Владельцы дома

В самом конце XVIII века граф Федор ­Толстой построил двухэтажную усадьбу, от которой после пожара 1812 года остался лишь каменный остов. В 1815-м дом покупает и за два года его восстанавливает выходец из ярославской деревни купец Андрей Карзинкин. Его внук Андрей торговал чаем в старом Гостином Дворе, служил депутатом Городского собрания, дружил с Александром Островским и устраивал у себя дома на Покровском бульваре музыкальные и театральные вечера. А правнук Александр занимал должность директора Торгово-промышленного товарищества Ярославской большой мануфактуры, состоял в браке с балериной Большого театра Аделаидой Джури и числился старостой церкви Трех Святителей на Кулишках, находящейся в соседнем Малом Трехсвятительском переулке. Когда в 1928 году власти приняли решение закрыть храм, супруги Карзинкины были первыми подписавшимися в письме в защиту церкви.


«Почти в течение полувека Телешов жил в одной и той же квартире на Покровском бульваре. Квартира эта была устаревшая и неудобная, но для него было с ней связано столь многое, что он не захотел воспользоваться ни одной возможностью переменить ее. Здесь играл на рояле Рахманинов, здесь пел Шаляпин, нежно любивший Телешова, здесь за столом сидели Леонид Андреев, Иван Бунин, Серафимович» (Владимир Лидин «Люди и встречи. Воспоминания», 1957)

В 1899 году сестра Александра Карзинкина художница Елена Андреевна вышла замуж за писателя Николая Телешова и переехала к мужу на Чистопрудный бульвар. Николай Телешов был известен как организатор литературного кружка «Среда», на заседаниях которого читали свои произведения Горький, Бунин, Серафимович, Андреев. В 1913 году Телешовы окончательно обосновались в родительском доме Елены Андреевны на Покровском бульваре, куда вместе с ними переехали и писательские вечера. «В Великую субботу, — писала в своем дневнике Елена Телешова, — мы переехали на Покровский бульвар. Весною было очень хорошо. В саду цвели тюльпаны и нарциссы».


В доме Телешова почти ничего не выбрасывается — среди вещей можно обнаружить игрушечного слона, у которого раньше были клыки и расшитая попона и на котором еще в начале XX века катались дети; одну из сумочек, которые шила во время Гражданской войны Елена Телешова на продажу; дореволюционная аптечка, в которой по-прежнему хранят лекарства; многочисленные картины, созданные членами семьи и их друзьями

«Окаянные дни»

Елена Телешова оставила в своем до сих неопубликованном дневнике запись о первых днях революции: «27 октября у нас обедали Бунины и Н.Н.Алексеев. Когда они ушли, Юлий сказал по телефону, что началась стрельба. 28-го, 29-го, 30-го стрельба продолжалась и вдали, и на Хитровке. С 1-го началась стрельба из орудий прямо через нас. Мы завесили все окна и заставили двери. Я сидела дома и шила Сергею подушку. По вечерам и все Сашины, и Лизанька забивались в Колин кабинет. Зарево стояло над Кремлем. По ночам мы по очереди дежурили».

В самом начале «Окаянных дней» Иван Бунин описывает одно из своих последних посещений дома Телешовых: «Вчера был на собрании «Среды». Много было «молодых». Маяковский, державшийся, в общем, довольно пристойно, хотя все время с какой-то хамской независимостью, щеголявший стоеросовой прямотой суждений, был в мягкой рубахе без галстука и почему-то с поднятым воротником пиджака, как ходят плохо бритые личности, живущие в скверных номерах, по утрам в нужник. Читали Эренбург, Вера Инбер».

Заявление

После революции усадьбу разделили на коммунальные квартиры, оставив Телешовым две комнаты. Сохранилось заявление 1930 года от неизвестного Васина, жившего на Солянке в доме №3 и претендующего на площадь Телешо­вых: «Карзинкин, бывший домовладелец, живет в своем бывшем доме, занимая с зятем своим Телешовым всю квартиру №15 с полезной площадью… Претендую на одну из комнат этой квартиры. Про­шу Суд это дело решить с места осмотра. Я живу в кв.: площадь 31,3 м. Эту комна­ту занимают три семьи: Я, Васин, жена и ребенок, Бабкина и ее дочь, Тришкина с сестрой. Всего на человека приходит­ся 4,47 м, негде для ребенка поставить кровати, которому приходится спать вместе с родителями и двумя взрос­лыми на полу».


26 марта 1899 года. Фотография Николая Щапова

Квартира

Особняк на Покровском бульваре — единственный дом в Москве, в котором живут несколько поколений одной семьи уже почти 200 лет (с 1817 года). Сейчас анфиладу из шести комнат занимают вдова и дети Владимира Андреевича Телешова, внука писателя Николая Телешова. В доме размещаются туристическая фирма, нотариальная контора, московское отделение ВООПИК и кафе-клуб «Дача на Покровке». Практически везде сохранились дореволюционные интерьеры. «Первое впечатление было совершенно обалденное, — вспоминает Татьяна Телешова. — Все было заставлено под потолок каким-то барахлом, без которого квартира вообще не мыслится. Мы очень много разгребли и нашли множество предметов, о назначении которых мы даже не догадывались. До сих пор есть нехоженые тропы. Все было органично, что жило тут, то и должно здесь продолжать жить».


Сын Николая Телешова Андрей с внуком Георгием в доме на Покровском бульваре, 1959 год

Купец Карзинкин

О родоначальнике купеческой династии Андрее Карзинкине, пришедшем в 1791 году в Москву из деревни и выстроившем через 26 лет дом на Покровском бульваре, еще в начале XX века люди рассказывали разные истории. Собиратель городского фольклора Евгений Баранов записал в 1925 году слова маляра Андрея Степа­новича: «Человек известный Карзинкин, когда-то гремел. И был он человек особенный. Такой обычай был, такой порядок в своем доме завел: чтобы ни одна вещь не выходила из его дома, даже какая-нибудь пустяковина нестоящая, чтобы не пошла по людям. Засалился картуз, пора новый надевать. Он и наденет, а этот старый в землю закопает — пусть гниет. А чтобы нищему отдать — так это Боже сохрани. Он нищему новый картузик купит… Одежда износилась, рубаха ли, штаны ли — сейчас похороны. Сам яму выкопает, сам землей засыплет».


Сразу же после революции в доме Телешова разместился Главный сахарный комитет Великорусского района

Расписания

— Кафе-клуб «Дача на Покровке». Работает ежедневно с 12.00 до 6.00.

— Квартира Телешовых открыта для осмотра посетителями два раза в год — 18 апреля и 18 мая.


Елена Телешова вела свой дневник в течение 25 лет. Запись от 1917 года. Дневник не опубликован

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter