Атлас
Войти  

Также по теме

Дома с историей

  • 3849


Иллюстрация: Тимур Ахметов

Риелторы любят мифы об исторических домах. Есть, например, вот такой. В 2003 году компания Penny Lane Realty выставила на продажу квартиру Юрия Андропова, расположенную по адресу Кутузовский, 26, площадью 155,4 м2, на шестом этаже. В такой же квартире сверху, кстати, раньше жил Суслов, а снизу — Брежнев. Риелторы утверждали, что в квартире где-то даже есть замурованный черный ход, ведущий прямиком на платформу станции Метро-2. В результате своеобразного аукциона между потенциальными покупателями цена дошла до $1,5 млн. Что по тем деньгам было примерно в два раза больше рыночной стоимости. Однако сделка так и не состоялась по вине продавца: он в последний момент сам передумал и вообще отказался продавать.

Как правило, охотятся за известными квартирами известные люди. Вот, например, адвокат Александр Добровинский еще в середине 90-х купил квартиру Любови Орловой на Тверской. О цене история умалчивает, но, скорее всего, переплатил тогда господин Добровинский за звездный статус жилья. Хотя что значит переплатил в ценах 1995 года? Страшно подумать. Что же касается обычных квартир в знаменитых домах, то риелторы констатируют: такие квадратные метры примерно на 10-20% дороже рынка. Это касается всех жилых сталинских высоток, дома Совмина на Фрунзенской, Дома на набережной и других домов с историей.

Больше всего предложений сейчас в высотке на Котельнической. Для начала надо помнить, что не все части этого дома одинаковы. В центральной части, или корпусе Б, лет шесть назад был ремонт, и там везде железобетонные перекрытия. Еще один корпус, А, идет вдоль Москвы-реки, там перекрытия смешанные, а потолки пониже. Да и консьержек там нет.

Если поселиться в центральной части, надо учитывать, что, если окна выходят во двор, стеклопакеты становятся жизненной необходимостью: там церковь, славящаяся своим звонарем, так что человек с нормальным, а не ослабленным слухом, выспаться не сможет в принципе. Кстати об окнах. До сих пор у жильцов нет ясности, можно ли менять окна так, чтобы они не повторяли вид тех, что в доме установили в 1952 году. Несколько лет назад на какой-то период окна разрешили менять, и многие на радостях установили неодинаковые. А дом, между прочим, охраняется государством. Именно поэтому, кстати, не разрешается устанавливать кондиционеры с внешней стороны, чтоб не портить вид. Единственная квартира, в которой такой кондиционер установлен, это вроде как квартира Людмилы Зыкиной, которая в ней, впрочем, не проживает.

Исторической особенностью планировки здешних квартир является маленькая кухня. Уж не знаю почему, возможно, предполагалось, что у обитателей дома найдутся дела поважнее, но считаю своим долгом предупредить: если кому нужна большая кухня, придется самим перестраивать.

Зато в самом доме все осталось по-прежнему: и флаги в вестибюле, и лепнина с танцующими пионерами и рабочими с колхозницами, и фантастические деревянные двери квартир с прорезями для газет.

Но самое главное, конечно же, не это. Вид из окон на Котельнической самый потрясающий: тут вам и набережная, и Замоскворечье, и Кремль.

Квартиры на Котельнической предлагают самые разные: от двухкомнатных за $650 000 до трехкомнатных, которые стоят от миллиона с чем-то, но про большинство говорят, что они требуют ремонта. Я лично посмотрела одну квартиру на втором этаже, и это та самая квартира с полукруглым окном — такая в доме одна. Общий вид у нее вполне сохранился: лепнина, кладовки, дверь с почтовым ящиком. При этом квартира в хорошем состоянии, можно оставить все как есть. Несколько обескураживает, что во всех трех комнатах и в коридоре на стенах висят фотографии Бориса Немцова. Но они там только потому, что там сейчас офис кого-то, имеющего отношение к Борису Ефимовичу. В квартире над ней когда-то было югославское торгпредство, сейчас офис, так что ночью шуметь можно сколько влезет.

Все остальные высотки не такие увлекательные. Та, что у метро «Баррикадная», например, внутри самая сдержанная. Но зато, как говорили мне очевидцы, из подвала этой высотки отходят настоящие улицы с переулками — на случай войны. В здании гостиницы «Украина» тоже есть корпус жилых квартир, но этот корпус не центральный, а боковой, который, в общем, ничем особым от обычного сталинского дома не отличается.

Еще есть дом Совмина на Фрунзенской набережной, 50. Там цены на квартиры примерно $10 000-12 000 за квадратный метр. Дом очень красивый и стоит немного в глубине, в стороне от самой набережной, так что там вместо шумной дороги прекрасная огромная детская площадка, абсолютно идиллическая. Дом вообще осколок прошлого: в нем, например, находится библиотека имени Фурцевой, а я была убеждена, что такого уже не бывает. Как дань времени там обещают лекцию о творчестве Анны Ахматовой. Несмотря на то что внешне дом по имперскому размаху мало чем уступает высоткам, на генерала КГБ в отставке в качестве охраны там рассчитывать не приходится: консьержей нет, на дверях подъезда обычные кодовые замки. Но это покупателей не останавливает: прямо передо мной увели прекрасную 85-метровую квартиру на седьмом этаже с окнами на реку. Прежние хозяева ее отремонтировали и все устроили очень

функционально: маленькие кладовки или переоборудовали в шкафы или совместили с комнатами, а из огромного коридора сделали кабинет. Как ни странно, получилось очень удачно. Продают квартиру с мебелью и техникой за $1 020 000. Правда, учитывая падение цен, к лету такая квартира может стоить уже $900 000. Что, конечно, не может не радовать.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter