Атлас
Войти  

Также по теме

Экскурсия Алины Сапрыкиной по Басманному району

Artplay, в конце прошлого года вместе с агентством Improve запустивший проект «Оживленный город. Басманный», перешел от слов к делу: до 22 марта центр дизайна Artplay собирает проекты на конкурс малых архитектурных форм «Проформа». Победивший объект будет в День города установлен в центре дизайна Artplay и на других площадках Басманного района, а может быть и города. Алина Сапрыкина, арт-директор Artplay, погуляла с БГ по району и вместе с другими заинтересованными лицами рассказала, как именно инициаторы и участники проекта хотят изменить город и что в результате может ждать Басманный район

  • 17452
Бывший Басманный рынок, площадь Разгуляй, Сад им. Баумана, Юсуповский дворец Бывший Басманный рынок, площадь Разгуляй, Сад им. Баумана, Юсуповский дворец
НИФХИ им. Карпова, Институт мозга, Музей Востока НИФХИ им. Карпова, Институт мозга, Музей Востока
Курский вокзал, «Винзавод» и Artplay Курский вокзал, «Винзавод» и Artplay
Басманный район

Курский вокзал

Курский вокзал

Курский вокзал

Сапрыкина: Еще одна важная вещь, которую нельзя забывать, когда имеешь дело с Басманным районом, — близость вокзалов. Все-таки вокзал довольно сильно определяет облик и жизнь района; обустроить привокзальную территорию всегда сложнее. Мы сейчас ведем переговоры с руководством РЖД о том, чтобы преобразовать тоннель, который идет под путями от метро «Курская» и Курского вокзала к улице Казакова — к «Арме» и «Гоголь-центру». Дело в том, что в прошлом году в рамках Года Германии в России архитектурное бюро Topotek 1 нарисовало прекрасный эскиз этого тоннеля. Мы давно пытаемся воплотить его в жизнь — и наконец РЖД дали нам положительный ответ. Теперь мы ищем спонсоров, которые купят материалы, и волонтеров на покраску — это ведь не городской заказ и не коммерческий проект.

Пока мы обсуждали с руководством РЖД проект тоннеля, мы стали рассказывать им про идею арт-квартала. Оказалось, что они впервые об этом услышали от нас, это все было для них полнейшим открытием. И вся эта история в целом им скорее понравилась. Они, в свою очередь, рассказали нам, что собираются реконструировать Курский вокзал, но проект еще не готов. Возможно, пути будут накрыты переходом и появится еще один вход — со стороны реки. Так что вполне вероятно, что скоро Курский вокзал и привокзальная площадь очень сильно изменятся.




ЦСИ «Винзавод»

Сапрыкина: То, что мы находимся по соседству с «Винзаводом», мне особенно приятно. Artplay был первым московским арт-кластером — в декабре мы будем отмечать 10 лет cо дня его открытия, еще на улице Тимура Фрунзе. Потом мы оттуда переехали в новый Artplay на Яузе; к этом времени «Винзавод» уже был здесь. Конечно, нам очень важна взаимная поддержка.

А еще очень близким для меня местом на «Винзаводе» является «Цурцум-кафе». Дело в том, что Марина Цурцумия и Георгий Ташкер, его открывшие, держали кафе «Кекс» на старом Artplay, — и здесь многое осталось таким же, каким было в «Кексе». И именно здесь, в этом кафе, со всей этой мебелью, картинками на стенах, тумбочками и самое главное, людьми, возникает очень странное чувство — как будто ты и здесь, и там, в прошлом. Я думаю, именно это называется настоящим семейным кафе.

«Цурцум-кафе»

«Цурцум-кафе»

Марина Цурцумия

Марина Цурцумия

кинорежиссер, основатель кафе «Кекс» и «Цурцум-кафе»

«В первом Artplay, в здании фабрики «Красная Роза», у нас было кафе «Кекс». Эту фабрику построил француз Клод-Мари Жиро, купец, насаждавший в Хамовниках ткацкое производство. Архитектор Сергей Десятов создал в этом старом здании замечательное пространство. Там возникло первое креативное объединение в Москве, так называемый кластер — с мастерскими, галереями, библиотекой, офисами. Там сидели лучшие архитекторы и дизайнеры Москвы. И там было наше кафе. Но затем здание изъяли: там был один этаж, но с 12-метровыми потолками с готическими сводами, так что там можно было настроить еще этажей. И владельцы решили превратить здание то ли в жилое, то ли в офисное. Но сейчас на этом месте находятся пустырь и автостоянка, потому что стройка отменилась из-за кризиса.

В 2008 году, когда нас стали выгонять, «Винзавод» здесь уже работал, но кафе у них никакого не было. Мы как раз устраивали здесь выставку, и нам приходилось заказывать пиццу. Тогда мы пришли к Софье Троценко, директору «Винзавода», и спросили, не хочет ли она открыть тут заведение общественного питания. Оказалось, что мы не одни такие, многие уже хотели, но что-то всегда не срасталось, потому что «Винзавод» хотел такое свое, домашнее кафе, не сетевое и не модное. Важно понимать, какие люди приходят работать и отдыхать в такие места, как «Винзавод». А все официанты из «Кекса» в лицо знают всех художников современного искусства, знают все их причуды и капризы. И мы в полном составе, вместе со всеми сотрудниками — поваром, официантами, управляющим, — сюда переехали и открыли тут новое кафе. Мы даже обстановку из «Кекса» сюда перевезли. И мы знаем, что Айдан Салахова любит сосиски с зеленым горошком, а Марат Гельман — борщ с водкой «Русская бедная». Их давно нет у нас в меню, но для них мы всегда готовы это приготовить».


Верхняя Сыромятническая, 4-й Сыромятнический переулок и Нижняя Сыромятническая

Тоннель на Верхней Сыромятнической

Тоннель на Верхней Сыромятнической

Сапрыкина: По дороге от «Винзавода» к Artplay есть свои достопримечательности. Вот, например, тоннель, который ведет к «Винзаводу», на Верхней Сыромятнической, наши соседи уже украсили — граффити там сделали Кирилл Кто и другие художники.
«Продукты» в 4-м Сыромятническом

«Продукты» в 4-м Сыромятническом

Еще одно интересное место тут — магазин «Продукты» в 4-м Сыромятническом переулке, оставшийся точно таким же, каким он был в Советском Союзе: такие же прилавки, потолки, крашеные стены, весы с гирями и конфеты, которые заворачивают в бумагу. Я выяснила, что раньше здесь был единственный в Москве магазин для слепых. Тут были и продукты, и галантерея. Старые жители еще помнят, как они шли они сюда от метро и стучали палочками.
Еще местные жители рассказывают, что с другой стороны переулка улочки раньше были тайные алмазные хранилища. На этом месте долго стоял огромный бетонный забор, а теперь что-то строится.

Нижнюю Сыромятническую, на которой, собственно, находится Artplay, мы почти год пытались сделать односторонней: улица узкая, и на ней регулярно образовывалась жуткая пробка, проехать было почти невозможно. В конце концов мы добились разрешения — и даже знаки сделали за свой счет. После чего не могли их установить — было очень трудно официально передать их городу. Но наконец это свершилось — улица стала односторонней».


Artplay на Яузе

Вид с крыши Artplay

Вид с крыши Artplay

Сапрыкина: Artplay — не только первый арт-кластер в Москве, но и самый большой по площади: он занимает весь квартал между Нижней Сыромятнической, Яузой и Курской железной дорогой. После того как нам пришлось уехать с фабрики «Красная Роза», мы обосновались на территории завода «Манометр» — он производил разные приборы вроде, собственно, манометров, вакуумметров, датчиков давления, диафрагм и проч., но к этому времени уже не работал.

Этот завод построил в конце XIX века промышленник Федор Гакенталь — это называлось «бронзомеднолитейным, чугунолитейным и арматурным заводом и фабрикой манометров». И самое старое здание на территории завода — то, в котором была квартира самого Гакенталя (который, кстати, проработал на собственном заводе еще несколько лет после революции, пока в 1926 году не уехал из России).

В самом высоком здании бывшего «Манометра», который теперь стал Центром дизайна Artplay, 8 этажей, 5 из них пока еще частично реконструируются — мы хотим сохранить что-то от старого завода, не уничтожать полностью интерьеры, реставрировать интересные элементы дизайна. А на соседнем здании уже освоена даже крыша— зимой тут каток, а летом клубно-спортивная площадка, танцы и кино. С крыши практически весь наш район виден как на ладони. Летом, может быть, именно на крыше проведем первую выставку студентов новой архитектурный школы МАРШ, которую Евгений Асс открыл у нас в Artplay.

Мы, кстати, очень рассчитываем на участие учеников МАРШ и Британской высшей школы дизайна, которая тоже находится у нас в Artplay, в конкурсе «Проформа». Вообще, у нас тут целых пять вузов, а если взять еще все кружки, студии, детские студии, воркшопы и мастерские, получится, что в Artplay ежедневно приходит учиться более 2 тысяч молодых людей. И конечно, изменения, которые могут произойти с районом, в большой степени зависят и от них.

Евгений Асс

Евгений Асс

архитектор, основатель и ректор архитектурной школы МАРШ

«В этот район действительно важно внести жизнь. И мне кажется, что начинать тут надо с малого. В проекте «Оживленный город. Басманный» ценно именно то, что он построен не на каких-то долгосрочных глобальных планах: он будет реализовываться по мере появления запроса или немного его обгоняя. И если в результате здесь появятся какие-то минимальные формы обустройства улиц, это уже будет очень большим благом.

Месяц назад у нас гостили друзья из Лондонского университета Метрополитен. Они стали рассуждать, как Басманный район зажил бы в Лондоне: без всякого огромного масштабного проекта на первом этаже сам собой появился бы магазинчик, потом ресторанчик, потом кафе, и уже после этого — какое-то общественно-активное пространство. И именно так район начал бы жить.

Здесь это само собой не происходит — и здорово, что кто-то готов этот процесс просто аккуратно подтолкнуть».

 
/media/upload/images/city/2013/February/11feb/glava_2.jpg НИФХИ им. Карпова, Институт мозга, Музей Востока

/media/upload/images/city/2013/February/11feb/glava_1.jpg Бывший Басманный рынок, площадь Разгуляй, Сад им. Баумана, Юсуповский дворец







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter