Атлас
Войти  

Также по теме

Экспертиза, которой не было

Пытаясь разобраться, действительно ли опасен дорожный реагент, БГ обнаружил: результаты исследования, из-за которых разгорелся скандал, будут получены только на следующей неделе

  • 14343
Реагенты в Москве

Два дня назад сразу несколько крупных изданий написали о том, что реагент, которым посыпают московские улицы, — запрещенное соединение, опасное для всего живого. Называли его по-разному: одни СМИ сообщали, что с гололедом борются с помощью якобы вредного галита, другие говорили, что это — опасный реагент «СБГ» (средство по борьбе с гололедом — БГ ), от использования которого отказались шесть лет назад. Сошлись все в одном: вещество, которое применяют на московских улицах, вредно для здоровья и, возможно, даже радиоактивно.

Ссылались все на единственный источник: результаты экспертизы, проведенной на факультете почвоведения МГУ по просьбе межрегионального общественного центра «За безопасность российских дорог».

БГ связался с руководством центра, чтобы выяснить, как именно проводилось это исследование.

 «Мы отдали разноцветную соль, которую разбрасывали на улицах Москвы, в несколько лабораторий, а после сопоставили полученные результаты с составом реагентов, которыми в разное время пользовались в городе. Действительно, по химическому составу это очень похоже на «СБГ», который запретили несколько лет назад», — заявил сотрудник центра Роман Корнилов. 

Схему, по которой запрещенное вещество попало на городские улицы, он объяснил так: «У меня есть два предположения, хотя я не уверен. Либо в Москве недопоставка по контрактам, и город «докупает» «СБГ» вместо сертифицированного реагента. Либо запрещенная смесь в свое время не была утилизирована (хотя проводились тендеры на ее уничтожение), и ее используют сейчас».

При этом Корнилов подчеркнул, что применение опасного реагента не повлечет мгновенного ухудшения здоровья москвичей, добавив, что это вещество — скорее бомба замедленного действия: «Конечно, моментально от «СБГ» мы все не умрем, только если будем есть реагент ложками. Какое-то время протянем. Но эта смесь усиливает общий негативный фон Москвы, от нее увеличивается солевая нагрузка. Никаких статистических данных у меня нет, но я могу точно сказать: все плохо, и чем дальше — тем хуже», — сказал он.

На вопрос о том, кто же провел экспертизу, Корнилов ответил, что этим занимались в разных лабораториях, в том числе — на факультете почвоведения МГУ, как и сообщали СМИ. При этом эксперт попросил не ссылаться на факультет, добавив, что в исследовании участвовали и другие организации, назвать которые в тот момент был не готов. 

«Никаких экспертиз мы не проводили, проблема с вредными реагентами была решена еще в 2006 году, — опроверг сказанное Корниловым Дмитрий Хомяков, профессор факультета почвоведения МГУ.  — Тогда запретили использование «СБГ» (сорт 1 и сорт 2), содержащих хлорид калия. Остатки этого вещества были опечатаны, и с тех пор улицы не посыпают опасными реагентами. С просьбами провести радиоэкологическую экспертизу к нам не обращались уже больше шести лет, и я не знаю, откуда в прессе эти сведения. Я не могу комментировать, почему информация распространяется в СМИ. Но ситуацию с дорожными реагентами представляю очень хорошо, базируюсь на научных исследованиях и сотрудничаю в этом вопросе с городскими властями».

Примечательно, что в телефонном интервью каналу «Москва-24» руководитель центра «За безопасность российских дорог» Дмитрий Леонтьев признался, что образцы реагента факультет почвоведения действительно не изучал: «Хотели им передать, но, в конечном счете, передали в другое место. Просто то ли я не так объяснил, то ли сотрудники что-то не так сказали, то ли сами журналисты не так поняли — сейчас уже непонятно», —  уверял Леонтьев.

Чтобы преодолеть непонимание между сотрудниками центра «За безопасность российских дорог» и журналистами, БГ направил организации письмо с просьбой назвать другие лаборатории, участвовавшие в исследовании реагента. Через некоторое время референт центра предоставила ссылку на лабораторию «Академсертификат», или «Академический центр сертификации и стандартизации продуктов питания и продовольственного сырья».

 


Странно конечно, что дорожный реагент отдали на экспертизу в центр сертификации продсырья. Однако, как выяснилось позже, это далеко не самая серьезная нестыковка во всей истории, ведь в лаборатории была проведена лишь химическая экспертиза реагента. При этом вывод, что «разноцветная соль» на дорогах Москвы — это «СБГ», сделали сами заказчики, сравнив данные, полученные в ходе экспертизы, с известным составом запрещенного реагента.

По предоставленным центром контактам с лабораторией  «Академсертификат» сязаться не удалось. Также ее не удалось найти и в Трубниковском переулке, где, согласно информации на сайте, она расположена. 

Роман Корнилов, к которому БГ вновь обратился с просьбой прояснить ситуацию, объяснил, что реагент на экспертизу отвозили активисты центра и, уточнив информацию у них, сообщил, что лаборатория находится в Зеленограде.  

Директор зеленоградского «Академсертификата» Владислав Сучков подтвердил, что образцы на экспертизу действительно поступили. Однако произошло это, по словам Сучкова, два — три дня назад. «Соответственно, результаты будут готовы только к среде или четвергу», — сказал он. На вопрос о том, почему у лаборатории на сайте московский адрес, он ответил, что в свое время на Трубниковской улице действительно был офис лаборатории, однако он переехал оттуда более десяти лет назад.

Сучков подчеркнул, что, по его мнению, никакого злого умысла у активистов центра не было. «Как я понимаю, этот реагент уже проверяли в других лабораториях (возможно, в иностранных), но результаты исследований не задокументировали,  — объяснил Сучков. — Возникло много недопониманий, и поэтому решили обратиться к нам, чтобы подтвердить эти шокирующие данные. Думаю, сотрудники центра просто «загорелись» идеей, но не успели все осуществить технически». 

Справедливости ради отметим, что, по мнению Сучкова, уже на основании предварительных данных можно было сказать, что реагент содержит крайне вредные химические вещества. «Несколько несоответствий заметны сразу: например, по протокольной документации реагент должен быть светлым, а то вещество, которое принесли нам, было черного цвета», — пояснил Сучков. 

Комментируя эту информацию, Роман Корнилов заметил, что главная проблема все-таки  — в свойствах реагента, а не в обстоятельствах проведения экспертизы. Однако судить о них до того, как центр предоставит обещанные материалы исследования и заключение лаборатории, невозможно. Так что вопрос о том, насколько опасна «разноцветная соль» на московских дорогах и справедливы ли выводы центра, по-прежнему остается открытым.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter