Атлас
Войти  

Также по теме

Гудит как улей

Александр Высоковский, декан Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ, рассказал БГ, как решить транспортную проблему Москвы, застроить заводы и грузовые дворы и сделать так, чтобы на месте ЗИЛа расцвели науки, искусства и сады

  • 7033

Александр Высоковский
Александр Высоковский в прошлом году создал Высшую школу урбанистики,
чтобы готовить специалистов, способных управлять пространственным
развитием городов

«Такие решения московских властей, как строительство Сколково, перенос правительства за МКАД и строительство там фи­нансового центра, расширение границ Москвы до Калужской области — это все удачные или не очень, но попытки решить главные проблемы Москвы. К сожалению, никто не разъясняет людям, в чем заключаются эти проблемы и каким образом эти действия должны их решить, хотя все это принципиально важно.

Спальные районы и деловой центр

На протяжении последних 50 лет Москва непрерывно расширяется, в основном за счет строительства на периферии массового высокоплотного жилья низкого качества. Все районы вдоль МКАД за­строены гигантскими массивами типовых «панелей», это примерно 80% всего жилищного фонда столицы. То есть фактически Москва — это новый город, не­смотря на свою почти тысячелетнюю ис­торию. В западных городах процесс экстенсивного территориального роста прекратился уже в 1960-х годах, а в Москве продолжается по сей день. ­Сейчас, например, на Люберецких полях аэрации строится очередной новый рай­он на 150–170 ты­сяч жителей, недавно застроили Новокосино и Южное Бутово. В новых районах жилье гораздо дешевле, и потому спрос на него сохраняется.

При этом большинство людей работа­ет в центре, где сейчас концентрирует­ся от 30 до 40% рабочих мест. Там из-за экономической политики предыдущей городской власти все клочки и закоулки застроены офисами и крупными торговыми комплексами.

В этом корень транспортной проблемы: мил­лионы людей вынуждены совершать ежедневные поездки на большие расстояния с периферии в центр и обратно. То есть дело не в том, что правительственные чиновники работают в центре и ез­дят по нему с мигалками, а в том, какие ­решения, в том числе планировочные, они принимают. Для того чтобы снизить транспортную нагрузку, надо строить многоэтажные дома не в районе МКАД и ближнего Подмосковья, а в срединной зоне города — и там же создавать современные рабочие места.

ЗИЛ
В декабре Сергей Капков сообщил, что на месте ЗИЛа должна появиться 
творческая площадка. Что это будет и когда начнется реконструкция,
пока неизвестно

Москва и Подмосковье

Москва — это не просто мегаполис, но еще и ядро крупной агломерации множества разных муниципальных районов, городских округов и поселений. Между всеми этими территориями ежедневно перемещаются люди, грузы, машины, интернет-сообщения, электричество, нефть, газ… Однако до самого последнего времени при планировании все эти процессы практически не принимались в расчет. Если вы посмотрите Генеральный план Москвы, вы увидите, что город в нем на­ходится в гордом одиночестве, а, соответственно, в Схеме территориально­го планирования Московской области на месте Москвы — пустое место. Никакие вопросы, требующие взаимодействия двух субъектов федерации, не решались в принципе, а жизнь людей, вынужденных постоянно ездить между разными районами Москвы и области, не улучшалась, а ухудшалась. Странное решение с выбросом границ Москвы в одном лучике до Калужской области — как раз и есть ненормальная реакция на то, что между администрациями Москвы и Московской области не происходит нормального взаимодействия.

При этом если создать новые места при­ложения труда в срединной зоне Москвы — в комплексе с объектами обслуживания, культуры, развлечений и спорта, — эти территории станут новыми центрами развития, удобными точками притяжения, и дорога для жителей Подмосковья заметно сократится.

Промышленный пояс

Надо отметить, что срединная часть Москвы (это плюс-минус территории вдоль Малого кольца Московской железной дороги) и сама по себе представляет серьезную проблему для экономики го­рода. Сейчас это промышленный пояс, состоящий, как правило, из неконкурентоспособных производств, фонд зданий и оборудования которых уже давно мо­рально и физически устарел. Типичные примеры — ЗИЛ или АЗЛК, которые, ка­жется, давно вообще ничего не производят. Понятно, что заводы и фабрики в любом случае не должны находиться в Москве и уж тем более в центре города, где земля дороже золота. А ведь кроме старых заводских территорий есть еще товарные дворы, например гигантские территории за Киевским и Павелецким вокзалами: то есть прямо в центре, сра­зу за Садовым кольцом, отстаиваются и разгружаются вагоны, обрабатывают­ся и складируются грузы. Эта си­туация так же вредна для города, как, например, новодел на месте гостиницы «Москва» или снос всех трехзвездочных гостиниц в центральной части города. Именно на этих промышленных терри­ториях и нужно развивать новые городские центры.

Сделать это невероятно трудно: все ­территории имеют государственных и частных собственников, и их интересы, конечно, далеки от интересов города. Как показывает опыт строительства «Москвы-Сити», гармонично и слаженно согласовывать эти интересы мэрии пока не удается. При этом все давно понимают, что надо развивать срединную часть Москвы и создавать здесь большие транспортно-пересадочные узлы. Эта идея заложена и в последнем Генплане. В этом документе прописано много чего другого, ненужного и даже вредного, но эта мысль как раз правильная.

Вопрос только в том, кто будет пре­образовывать эти территории, зачем и за чей счет. Еще недавно это наверня­ка был бы какой-нибудь крупный девелопер с огромным коммерческим проектом жилья на продажу и офисов под аренду. Но сейчас стало ясно, что эти площади — стратегический резерв города, отдавать их под коммерцию нельзя. Эти территории должны стать катализатором новой, современной экономики знаний, на них должна возникнуть привлекательная городская среда, общедоступная, гостеприимная и для жителей города, и для туристов, и тогда вокруг нее уже сами начнут аккумулироваться частные ин­вестиции.

ЗИЛ
Несмотря на то что в прошлом году после двух лет простоя на ЗИЛе
был запущен главный конвейер, предприятие по-прежнему находится 
в глубоком кризисе

Университет

Вполне реалистичную идею того, как можно все это воплотить, предлагает руководство Высшей школы экономики. Это один из самых динамично развивающихся новых университетов Москвы. У него 18 факультетов и отделений, 120 программ дополнительного образо­вания, больше 25,5 тысячи студентов, аспирантов и слушателей. Причем ­больше половины студентов приез­жают учиться из регионов России и из-за рубежа.

При этом Вышке остро не хватает площадей: в среднем по российским вузам на одного студента приходится 16,6 м², а в ВШЭ — менее 8 м². Универ­ситет разбросан по 20 удаленным друг от друга площадкам, часть общежитий вообще находятся в Одинцово, и студенты тра­тят по 3–4 часа в день только на дорогу. Конечно, все это очень мешает универ­ситету развиваться.

Поэтому Вышка разработала слож­ную двухчастную модель развития. Пер­вая фаза — создание так называемого «распределенного кампуса» из зданий, находящихся достаточно близко друг к другу. Такой кластер уже постепенно формируется вокруг помещений университета на Мясницкой и Покровском бульваре. Вторая фаза начнется, после того как будет накоплен необходимый потенциал зданий и его можно будет конвертировать в создание единого университетского кампуса: предложение Вышки заключается в том, чтобы сделать его в Нагатинской пойме, на одном из участков, входивших в состав ЗИЛа.

ЗИЛ
На огромной зиловской территории некоторые помещения сдаются
в аренду — например кинокомплексу Russian World Studios

Кампус

Главная идея этого проекта — университетский кампус должен тесно взаимодействовать с городом. И появление кампуса Вышки, с одной стороны, будет работать на конкурентоспособность Москвы как глобального города, а с другой — обеспечит трансформацию района Нагатинской поймы. Университетские корпуса, жилые и общественные здания будут перемежаться и объединяться улицами, пешеходными и велосипедными путями; магазины, интернет-кафе, студенческие театры и галереи, спортивные объекты, бизнес-парк, арендное жилье, рестораны будут работать и на университет, и на го­род. Между прочим, Вышка уже сегодня проводит больше 2 000 научных и культурных публичных мероприятий в год — и конечно, с появлением кампуса это число только вырастет. Здесь же разместятся студенческие общежития, жилье для преподавателей, гостиницы.

Рядом с кампусом запланирован большой транспортный узел, который включит в себя магистрали Третьего транспортного кольца и проспекта Андропова, планируемую станцию метро, существующую станцию метро «Автозаводская», станцию Кожухово на Малом московском железнодорожном кольце и речной вокзал в парке «Нагатинская пойма».

Если все это удастся осуществить, начнутся частные инвестиции в строительство жилья, офисов и так далее, и облик района полностью изменится.

Это очень масштабный проект. Ключевые решения могут быть приняты в течение ближайшего года-двух. После этого начнется проектирование, и только после утверждения и согласования проекта всеми заинтересованными организациями может начаться строительство. В лучшем случае это 2017 год. К этому времени НИУ ВШЭ обретет требуемый потенциал зданий. Все это, конечно, сложно и дорого, но не дороже, чем любое другое стратегическое преобразование города. Не дорого только ничего не делать, но тогда ничего и не изменится. А этого, я думаю, никто не хочет».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter