Атлас
Войти  

Также по теме

Клубная карта

Индустрия ночных развлечений по-прежнему остается крайне скрытным бизнесом. «БГ» впервые попытался составить план-схему клубного бизнеса — важные имена и главные места

  • 10695

Александр Толмацкий

Папа Децла, бывший продюсер «Комбинации» и Олега Газманова, устроитель подпольных концертов «Машины времени». Сейчас у Толмацкого собственный досуговый центр Infiniti, молодая жена, которая стала причиной ссоры с сыном, заметный мотоцикл и понятный подход к жизни: R’n’B, конечно, хорошо (как бизнес), но шашлыки на даче под Deep Purple лучше.

Сергей Jeff

Бывший танцор, участник групп «МФ3» и «Тет-а-тет». Занимался «Гаражом», сделал карьеру хаус-диджея в Circus и «Цеппелине», в 2003 году стал рулевым Infiniti. Его D’Lux Promo обслуживает ряд площадок (включая тот же «Гараж»), о конкурентах он говорит снисходительно (участникам враждебного VIP77 отказано во входе в Infiniti). Принимает активное участие в жизни горобиевской «Оперы» по четвергам и субботам.

Infiniti

Не просто дискотека, а целый развлекательный R’n’B-комплекс: с казино, ресторанами и собственно танцполом. Здесь платят не только за вход на танцпол, но и за попадание в сам центр. Зато в Infiniti своя монтажная студия, делающая регулярные выпуски с прошедших вечеринок, свой балет, которым как раз и заведует новая жена Толмацкого-старшего, и собственный передвижной телефургон. При поддержке весьма кстати открывшегося радио Next проект откровенно процветает — и, видимо, будет процветать, пока из телевизора не исчезнет MTV, а из города — все барышни 17-19 лет.

Алексей Каролидис

Он же Леша Грек, превратившийся из бизнесмена в промоутера. Началось все с торгового комплекса, приобретенного компанией, совладельцем которой он является. Именно там товарищи из «Цеппелина» провели два фестиваля Gatecrasher, а потом в купленный и облагороженный элеватор стали учить маршрут московские таксисты. В прошлом году «Гауди» покинула Карина Григорян, поднявшая заведение с нуля, и бизнесмену Каролидису пришлось стать промоутером. Ныне Леша Грек строит клуб-трансформер «с видом на элеватор» — он сможет вместить в два раза больше посетителей и будет располагать аж сорока штатными туалетными кабинками. Все карты обещают раскрыть 14 октября, когда на танцполе нового проекта выступят Марко Ви и Дэвид Гетта. При этом в подготовке грядущего Хеллоуина снова принимает участие Карина Григорян.

Gaudi Arena

В 2003 году «Цеппелин» решил составить конкуренцию клубу “XIII” и предложил свой вариант Хеллоуина под крышей заброшенного элеватора на «Савеловской». Так родилась первая event-площадка в Москве, на которой любой промоутер при соблюдении общей концепции и внесении необходимой арендной платы мог провести мероприятие. В период работы «Гауди» туда умудрялись набиваться до 7000 человек. Летом «Гауди» просто взял и закрылся, потому что срок службы элеватора, построенного в 1975 году, составлял 30 лет. Но скоро должен возродиться вновь.

Александр Соркин

Бывший панк, участник Рок-лаборатории, придумавший «Дачу» на Рублевке и «Кабаре» — клуб для взрослых без вывески, куда каждые выходные отчаянно рвались девушки в поисках спонсора. Когда из «Кабаре» вдруг возник проход в соседский B-Club, стало понятно, что Александр заботится и о молодежи. Здание на Страстном через какое-то время покинули оба проекта — на месте «Кабаре» Дмитрий Реут с партнерами открыл стрип-клуб VIP, B-Club закрылся. «Кабаре» же переехало на новое место, где все так же ориентируется на людей постарше.

VIP77

В Black October трудятся подопечные Соркина, промогруппа VIP77 — сборная солянка из участников реалити-шоу и молодых любителей R’n’B, главными из которых являются Юлия Ващекина и выпускник «Фабрики звезд» Тимати.

«Кабаре»

Новое «Кабаре» ныне создает пробки в Театральном проезде — почти напротив бывшей «Осени». По-прежнему работает без вывески, не дает рекламы и делает вид, что клуба тут вообще нет.Конспирацию нарушает молодое поколение, которое вдруг растанцевалось на новом месте.

Black October

Проект Соркина и Новикова для молодежи: днем это кафе для посетителей кинотеатра «Октябрь», вечером — нажористый R’n’B-бар со всеми вытекающими. По сути — кинозакусочная и одновременно буферная зона для тех, кто ждет новый B-Club.

Георгий Петрушин, Дмитрий Ашман

Бывший директор группы Crossroadz и действующий музыкант группы «Браво» — промоутерская машина массового поражения. Рейвы на мостах и в недостроенных бизнес-центрах, многолетнее руководство фестивалем FortDance и точечные сайд-проекты в Москве (Z-Lounge) не затмили главного вклада Zeppelin Production — клуба «Цеппелин».

«Цеппелин»

Стал историей несколько лет назад, уступив насиженное место новому развлечению — стриптиз-клубу для дам. Первый частный клуб с наиболее точно сбалансированной пропорцией приличных концертов и подзабытого нынче прогрессив-хауса, гостей полезных и красивых, без печати школы-семилетки при нефтяной вышке — первый и, пожалуй, последний. Клуб закрыт, но с карты Москвы не пропадает — под маркой «Цеппелин» проводились и проводятся самые разные мероприятия.

Гарри Чагласян

Основатель “XIII”, американский экспат, на недавнем витке — король сигаретных рейвов, ушел в рекламный бизнес и оставил городу в наследство традицию отмечать Хеллоуин, превратившуюся из экспатской прихоти во всемосковский слив солидных маркетинговых бюджетов.

“XIII”

По особняку на Мясницкой шныряли карлики и великаны, в VIP можно было наткнуться на всамделишного Мэрилина Мэнсона, а по будням запускали с презентацией какую-нибудь группу «Ногу свело!». В новой реинкарнации для «Ногу свело!» места не осталось, карлики, великаны и Dimitry from Paris на месте. В отличие от других чагласяновских проектов (рейвов в картинг-центрах, первых громких концертов в саду «Эрмитаж», клуба De la Guarda) “XIII” пока не сдает позиций — не без помощи верного промоутера Дмитрия Шали.

Андрей Крейзи

Fabrique начинали Илья Кочеврин, меломан с серьезным бизнесом, живущий между Москвой и Нью-Йорком, и Андрей Крейзи, управленец из американских клубов, внезапно вернувшийся на родину. Крейзи — нездешней закалки управленец с железным характером — сделал ставку на бесхозную до поры до времени молодежь.

Fabrique

Клуб-красавец в подвале Университета дизайна и технологий буксовал не один месяц, привечал трансовых диджеев, подрабатывал закрытыми корпоративами с Веркой Сердючкой, но всего через год набрал обороты и трансформировался в одну из самых успешных танцплощадок в Москве: без музыкального умничанья и самоварного гламура — то бишь без московских крайностей. Очереди у входа на безыскусный мейнстримовый хаус-продукт доказывают правильность выбранного курса.

Иван Мухин

Более известен как Ваня Флагман. Вывел на рынок водочный бренд и привлек новую аудиторию в Jet Set. В процессе обзавелся нашивками «Флагман» по бокам автомобиля, открыл «Флагман-пляж», сделал в Jet Set зимнюю подогреваемую веранду на свежем воздухе, женился на танцовщице, снял нашивки и какое-то время активно бездействовал. Как выяснилось — готовил на суд общественности Aero Cafe, где выступил главным действующим лицом, привлек публику и теперь устраивает по вечерам пре-пати для Jet Set. Расписание такое: с утра — в водочной компании, днем — в Aero Cafe, вечером — в клубе.

Jet Set

Jet Set открывался как premium class club — 3-4 года назад любой новый клуб старался быть «выше среднего уровня». С Пашей Фейсконтролем на входе, лифтом, который увозил обладателей карт прямо в VIP, и интерьерами типа «тертый ренессанс». Через год интерес спал, тогдашний хозяин клуба Александр Оганезов переключился на ресторан «Шоколад», а заведение продал «Русской виноводочной компании», где на тот момент трудился Иван Мухин, ставший новым промоутером заведения. В клубе сделали проход в стене, разделявшей VIP— и обычную зоны, перенесли лестницу и стали катать в лифтовой кабинке всех подряд. Лифт сломался, но нынешних посетителей это не смущает. В теперешнем Jet Set демократичная входная политика, алкоголь рекой и диджейские привозы раз в месяц.

Aero Cafe

Небольшое пре-пати-заведение на углу Садового кольца и Покровки: суши, кальяны, хаус-музыка. Танцы между столиков приветствуются.

Митя Борисов, Дмитрий Ямпольский

Коровьев и Бегемот московской питейной сцены, Борисов и Ямпольский расцвели на волне деления «Проектов ОГИ» — то, что у основателей выходило угрюмым выпивоном безденежной интеллигенции, у Борисова с Ямпольским обернулось цветистым бонвиванством. Три «Гоголя», в Столешниковом, на Арбате и на Маросейке, офранцуженное бистро «Жан-Жак» с терраской на загазованном Никитском, исторический «Маяк» при Театре Маяковского и родственное «Апшу» в Замоскворечье. Арбатским «Гоголем» заведует команда промоутеров Bad Taste, «Апшу» — Митины сестры Аня и Маша.

Gogol’ в Столешниковом

Не самый термоядерный из борисовско-ямпольской эпопеи, но самый клубный (большинство их заведений тяготеют к барному принципу, даром что русского образца: бутыль на столе с ветчиной по-флорентийски и яйцом вкрутую). Концерты алкогольных бендов под елочкой упаковывают на зиму в брезентовый шалаш странной наружности — зато можно продолжить выпивать на улице. В толпе примечателен художник Петр Пастернак — сосед, автор «Гоголя», а заодно «Китайского летчика», «Пропаганды» и обоих «Кризисов жанра».

Паша Фейсконтроль

Бывший распространитель флаеров в «Титанике», стоял на входе в «Библосе», «Пирамиде» Новикова, Jet Set Оганезова. После Jet Set у Паши начался служебный роман с Горобием, который продолжается и поныне — с перерывом на Billionaire Оганезова. Объект ненависти множества отказников, от рук которых, по слухам, однажды пострадал. Обещал уйти из фейсконтрольщиков, но пока охраняет «Дягилев».

Сергей Сергеев

Один из промоутеров суббот в «Икре». До этого — бессменный промоутер «Микса» на протяжении шести лет. Устраивал концерты и вечеринки в «Шестнадцати тоннах», организовывал фэшн-фестиваль Albo-Moda, рулил «А-клубом». Обладатель самой большой телефонной базы действительно приятных клабберов.

«Мост»

Первый московский клуб премиум-класса принимал в своих стенах Fantastiс Plastic Machine и участников Depeche Mode, работниц модельной индустрии со спонсорами и разномастную богему. Не выдержал усилившейся конкуренции, протянул еще некоторое время по инерции и закрылся. Реинкарнация проекта намечается с прицелом на «премиум-класс сегодняшнего дня» — то есть небывалый по вложениям и масштабу проект. На месте небольшого клуба с невысокими потолками вырыли огромное подземелье, каждый поворот которого может привести гостя неведомо куда. Среди акционеров якобы присутствует Роман Абрамович, дизайнером выступает Алексей Хаас, а за стройку отвечает англичанин Саймон Конолли, открывавший в свое время стрип-клуб «Мятный носорог».

Алексей Горобий, Синиша Лазаревич

Соорганизатор доисторического «Гагарин-пати», мотор клуба «Титаник», обитатель Таганки — и педагог из Югославии, пробавлявшийся Circus и «Театральной квартирой». Создали самый успешный механизм по отъему денег у населения: сериал «Шамбала-бар» — «Зима» — «Лето»… и далее со всеми остановками. В списке клубных карт — сотрудники администрации президента и мэрии, у входа — очередь «бентли» и фотомоделей из Бугульмы.

«Дягилев»

Горобий и Синиша сменили в Щукинской башне — недостроенном театре начала XX века — команду Тимура Ланского (бывшего соратника Горобия по «Гагарин-пати»). Ниши-ложи, трапеции воздушных гимнастов и экраны из тысяч пикселей впервые появились на свет без участия арт-группы «Речники»: строил «Дягилев» от начала и до конца модный архитектор Андрей Цыганков (Sky Lounge, Shatush, «Нконг»).

«Опера»

Что-то вроде танцевальной разновидности «Дягилева», открытой Горобием на месте «Сказки». На площадке соседствуют несколько промогрупп — Quatro Amigos, R’n’B-деятели, работавшие в «Сказке», и D’Lux Promo Group Джеффа, взявшие себе на откуп два дня. Помимо них и собственно Горобия за клубом присматривают фейсконтрольщик Саша, известный по «Джаз-кафе», «Цеппелину» и Crazy Girls, и директор клуба Митрофан, бывший участник старого «Города».

Светлана Кесоян, Олег Бацких

Специалист по восточным древностям Олег Бацких и ресторанный критик Светлана Кесоян открывали ресторан, а воображение рисовало галерею, чайную и клуб. Получилось все сразу; клуб — не без усилий арт-директора, бывшего завсегдатая «Джусто» Deep Blu’ (она же Наташа Бешеная) и промоутера «Пропаганды» Бориса Романова, первым начавшего возить в «Шанти» иностранцев.

«Шанти»

Утрированный восточный клуб-ресторан с тайским том-ямом, вьетнамской лапшой, интимным полумраком, уводящим в безвременье, и куда более демократичными ценами и контингентом, чем казалось вначале. Крохотный танцпол по пути из ресторана в бар — место самых интеллигентных пре-пати и главный московский алтарь жанра минимал.

Олег Магди

Бывший звукорежиссер клуба «Луч», копромоутер «A-клуба», одно из самых приятных лиц в «Миксе» — министр без портфеля, промоутер без собственного клуба, но с отменным вкусом. Работал с Gaudi Arena, Ikra, перешел на промышленного размера танцевальные вечеринки за пределами цивилизации. Если раньше о Магди говорили как о друге Сергеева (Сергей Сергеев — бывший промоутер клуба Mix), то сегодня можно услышать, как уже Сергеева называют другом Магди.

Кирилл Салдадзе, Александр Овсянников

Салдадзе и Овсянников — это пример учредителей — виновников успеха; редкий случай, когда лавры принадлежат не только и не столько арт-команде. Всего три заведения за десяток лет, но какие — «Кризис жанра», «Пропаганда», «Люди как люди». С учетом реинкарнации «Кризиса» на Покровских Воротах три можно считать тремя с половиной.

«Пропаганда»

«Пропаганда» как Ленин — живее всех живых: студенты ли, экспаты, геи — все молодое-незамшелое пристает к «Пропке», как металлическая стружка к магниту. Собирает самых правильных промоутеров: если несколько лет назад главной находкой Салдадзе и Овсянникова был Борис Романов, сейчас основное их приобретение — бывший арт-директор «Культа» Алексей Николаев.

«Кризис жанра»

Точнее, «Кафе, прежде известное как «Кризис жанра». Прокуренное заведение в подвале на «Кропоткинской» воскресло на Покровке под чутким руководством тех же Салдадзе и Овсянникова. В интерьере того же художника Пастернака. С пропагандовской охраной, арт-директором Нэшем (фронтменом группы Blast), студенческоэкспатским контингентом — но уже без ореола главных бюджетных посиделок в городе.

«Слава»

«Пламенный привет из 90-х» — это про «Славу». Неумирающая площадка далеко за пределами Садового кольца остается невероятно востребованной у публики, удивительным образом сочетая школьные дискотеки, концерты артиста Никиты и сеты диджеев уровня Ника Уоррена. И все это в бывшем ДК, блистающем кокаиновой роскошью. «Слава» никогда не имела публичных представителей — кроме Андреаса (Jet Set, Penthouse, Opera), который какое-то время был арт-директором. Эстрадные артисты здесь поют на комплекте профессионального звука в 40 кВт, депутат Митрофанов презентует порнофильм, а Хеллоуин не может вместить всех желающих. Сотрудники же лондонского магазина пластинок Massive о России знают только одно — что есть в Москве такой клуб Slava, откуда раз в месяц приезжают резиденты и сметают полки начисто.

Всеволод Щербаков, Дмитрий Реут

Дмитрий Реут — это совладелец клубов First, VIP и еще одного секретного проекта, который собираются устроить в здании на Плющихе. Партнеры Дмитрия — люди не публичные, да и сам Реут старается по всем вопросам отсылать к Севе Щербакову, пиар-директору проектов. Еще одним публичным персонажем из команды First был Андреас, ранее имевший отношение к «Славе», Jet Set и Penthouse и покинувший проект в один из переездов. Поэтому состав теперь близок к первоначальному, времен ресторана: Реут, Щербаков и неназванные партнеры Реута.

First

«Первый» открывался как небольшой ресторан, в довесок к которому шел микроскопических размеров танцпол — человек на 30. Когда стало понятно, что красоту интерьеров приходит оценить слишком много народа, то владельцы (Дмитрий Реут с партнерами) приняли решение облагородить прилегающий к ресторану двор, дав жизнь самому неугомонному шатру в городе. Шатер (или «веранда» — по терминологии создателей) долгое время находился на Софийской набережной, потом First передислоцировался в здание ДК на Плющихе, но все-таки вернулся назад, приобретя новую обшивку стен, мощный концертный свет и, кажется, былую популярность. Все это на фоне легких пикировок с командой Горобия и планомерной экспансии — First Aura уже второй год работает летом в турецком Кемере, а еще один First планируют открыть в Монако.

Игорь Тонких, Алексей Прийма, Григорий Гольденцвайг

«Икру» открыл Игорь «Танкист» Тонких — владелец лейбла Feelee, промоутер, знакомивший Москву с Ником Кейвом, Трики и Диамандой Галас,— в тандеме с журналистом «Афиши» и клубным промоутером Гольденцвайгом. Владелец «Икры» — бизнесмен Алексей Прийма, сравнительно новое лицо в клубном бизнесе, ему также принадлежит клуб «Дума».

Ikra

Не самый большой, но самый заметный по количеству громких имен музыкальный клуб в Москве. В интерьере на берлинский лад умудряется совмещать концерты Current 93, Амона Тобина, Джей Джей Йохансона, «Пятницы», фестивали французского джаза, резидентские вечеринки с текхаусом и stand-up comedy. В смысле нужных концертов сильно потеснил «Б2» и даже «Точку» с ДК им. Горбунова.

«Культ»

Неформальный подвальчик, сформировавший моду на танцы в жанре фристайл, когда ямайский хип-хоп перемешивается с The Cure. Совладелец Дмитрий Чук в прошлом официант «Пропаганды».

«Дума»

Любимое место Глеба Павловского и Михаила Леонтьева с недавних пор обзавелось внятной музыкальной программой. Рулит «Думой» бывший пиар-директор «Б2» Наталья Каштанова.

Максим Сильва-Вега

Внук испанского коммуниста, директор испанского центра на факультете журналистики МГУ. Трудился пресс-атташе в «Шестнадцати тоннах», начинал промоутерскую деятельность с никому не известных испанских же инди-групп. Придумал ежегодный фестиваль Avant и стал крестным отцом московской тусовки любителей инди-музыки. Самый важный воспитанник Сильвы-Веги — промоутер «Жести» и больших концертов в «35ММ» Валентина Колесникова.

«Актовый зал»

Новая площадка в дебрях за Спартаковской площадью служит домом для нескольких экспериментальных проектов, самые заметные из которых — «Кинотеатр.doc» и акции, которые устраивает Максим Сильва-Вега. Если инди-общественность не испугается географии, у гастролирующих групп вроде The Berg Sans Nipple и Why? появится постоянный пункт приписки.

Олег Зоткин

Промоутер, выросший из глубин клуба. Олег Зоткин начал карьеру в «А-клубе», в «Миксе» стоял на фейсконтроле, потом взял под контроль субботние вечеринки, а после ухода Сергея Сергеева фактически стал заведовать всей программной политикой.

Mix

Главный after-party-клуб Москвы никогда не гнался за рекламой и не искал публичности: за интеллигентным электронным музновьем, за приятными лицами в состоянии прострации сюда продолжают ездить и после ухода Сергея Сергеева, который в первую очередь виноват в успехе заведения.

DJ Краснов

Ответственный за помещение «Мио» — Алексей Краснов (DJ Краснов), ранее известный как DJ Tornado. Несмотря на феноменально быстро меняющихся арт-директоров, Краснов остается главным идеологом заведения с самого открытия.

«Мио»

Небольшой клуб, расположившийся в здании Центральной детской библиотеки, сделал для популяризации культуры электро и синтипопа в Москве столько же, сколько Mix — для развития after-party. Умудрившись, в частности, перевозить за два года почти весь состав профильного лейбла International DeeJay Gigolos. Практика привозов звезд электросаунда сохраняется и по сей день, но рядом с ними теперь соседствуют R’n’B— и хаус-вечеринки.

Коля Буду

Гостеприимный Коля Буду рулил еще старым «Городом» на «Белорусской», подвизался в «Цеппелине», а с открытием на месте невнятного клуба Roxy второй версии «Города» арт-директорствует на Старой Басманной, собирая самые адреналиновые диджей-составы в Москве.

«Город»

Куда более продвинутый, чем Fabrique, и жестокий, чем «Пропаганда», «Город» мил клабберу, что готов уходить в отрыв; неслучайно в последнее время на него обратили внимание синти-поперы — самое организованное московское комьюнити. Одесское словечко «привоз» (появление статусного заграничного диджея) не потеряло здесь остроты, а благодаря диджею Володе (он же промоутер Владимир Трапезников, один из претендентов на клубное пространство в Щукинской башне) иные «привозы» вроде Лорана Гарнье стали событиями городского масштаба.

Богдан Титомир

Один из немногих публичных людей, впрямую ассоциирующихся с «Газгольдером». Плакат Титомира висит над баром, а студия «Газгольдер-Рекордс» готовит его новый альбом. Остальные (за исключением Сергея Бугаева-Африки) скрываются в тени.

«Газгольдер»

Первый известный проект из цепочки заведений, оккупировавших завод «Арма». За стойкой — самый пропирсингованный бармен из «Пропаганды», чуть правее — живой камин и диджей Лист, выше этажом — комната с бутафорской ванной и еще один зал для посиделок. Умиротворяющие интерьеры, концерты людей вроде Арто Линдсея и Джеффри Ориемы и ориентировка на своих. Помимо всего прочего есть студия «Газгольдер-Рекордс», где пестуют таланты.

Павел Камакин, Екатерина Седлярова

Формальным арт-директором долгое время был Вячеслав Петкун, фактическим — его протеже Павел Камакин. Крупные концерты — Земфиры на бывшем заводе, Scissor Sisters в «Эрмитаже», освоение гигантской «Механики» — оттянули его внимание от собственно клуба. Промоутер клуба в последние годы — Екатерина Седлярова.

«Шестнадцать тонн»

Английский паб с безупречной репутацией концертной площадки лондонского образца понемногу смещается в тень. «Шестнадцать тонн» в состоянии позволить себе не гнаться за паблисити: жир набран, аудитория сформировалась, одних The Residents — два концерта в анамнезе. И не было отечественной рок-звезды, что хотя бы раз не представляла здесь пластинку.

Андрей Кобзон

Энигматичный сын певца Кобзона, ресторатор и бизнесмен. Вместе с отцом занимается крупным бизнесом, параллельно присматривая за своими «Джусто», «Жигулями» и «Газгольдером».

«Джусто»

Закрытый бар с небольшим танцполом появился в 1995 году и эволюционировал в закрытый клуб в 1997-м. Главные виновники — Андрей Кобзон и Алексей Хаас, любимые гости — принц Монако и Джим Кэрри. В 2001 году клуб превратился в японский ресторан с лучшими, по утверждению организаторов, суши в городе. Платить за лучшие суши придется немало — и даже если платите за обед исправно, все равно не факт, что пустят на вечерний концерт. Клуб-то, как ни крути, закрытый.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter