Атлас
Войти  

Также по теме

Конный хоккей

  • 1995

Не то что на пони посидеть, мне бы клюшку подержать не дали, не будь я журналистом. Тренировка в Московском поло-клубе — это роскошь, которая мало кому по карману: вступительный пожизненный взнос — 25 000 плюс еще 10 000 в год на содержание пони. Пока в Москве набралось только 20 человек, готовых платить за такое удовольствие. Летом играют на поле при Центральном московском ипподроме, зимой — посреди крытого манежа.

Тренировка, на которой мне довелось поприсутствовать, была посвящена отработке ударов. Руководил процессом тренер Бернардо Кормик, который до приезда в Россию учил играть в поло султана Брунея. Оседлав пони, управляющие строительных и страховых компаний, директора банков и сотрудники аппарата президента прилежно щелкали клюшками по мячу, оттачивая удары с теннисными названиями forehand и backhand.

«Как вышло, что вы, финансист из Перу, стали основателем Московского поло-клуба?» — спросил я Виктора Уако, когда он после часовой тренировки соскочил с пони, залпом выпил половину литровой бутылки минеральной воды и слегка отдышался. «Я уже 10 лет работаю в России. Когда надоело каждые выходные летать на тренировки по поло в Германию и Италию, я выписал из Аргентины 25 поло-пони, экипировку, трех тренеров и объявил в прошлом сентябре об открытии клуба». По-русски Виктор говорит очень чисто, но тут же переходит на испанский. «Карлос, ке пасо? Томаст муча водка?» — кричит он пожилому конюху, который на наших глазах чуть не вывалился из седла. Тем временем к нам подъезжает вымотанный, но довольный директор «Дойче-банка» в России Алексис Родзянко, спешивается, и мне подводят его разгоряченного, часто дышащего пони. «Можешь попробовать сделать пару ударов», — предлагает Виктор, и я вскакиваю в седло.

Поло-пони — это только название; на самом деле специально выведенные для игры лошадки никакие не карлики, они лишь ненамного меньше обыкновенных скакунов. Пони так стройны, мускулисты и натренированны, что реагируют на самое легкое движение повода — моментально поворачивают, пускаются вскачь или замирают на месте. Виктор вручает мне шлем, перчатки, клюшку с бамбуковым черенком, объясняет технику удара и указывает на мяч размером с бильярдный, который лежит на поле в двадцати метрах от нас. Я направляю пони в ту сторону. Поравнявшись с мячом, отклоняюсь, чтобы сделать удар, и вываливаюсь из седла. Пони послушно стоит рядом. Со второго раза мне удается попасть по мячу, и минут через пять я уже пробую посылать его не только вперед, но и назад.

Кочевники в Азии играют в поло уже две с половиной тысячи лет, Кубок Пакистана до сих пор проводится на высокогорных пастбищах. В Европу игра просочилась только под конец XIX века. Привезли ее служившие в Индии английские кавалеристы. На площадке длинной 274,2 и шириной 146,2 метра две команды по четыре человека играют матч из 4-8 чаккеров (таймов) по 7 минут. Задача — вкатить мяч в ворота противника.

Заплатив колоссальные деньги за членство в клубе, игроки выкладываются по полной программе и после двухчасовой тренировки еле стоят на ногах от усталости. Чтобы хорошо играть, надо быть отличным наездником, иметь хорошую координацию движений, быструю реакцию, поставленный и отработанный удар. Поло к тому же весьма травматично. Когда серьезные игроки встречаются, разговоры у них — как у профессиональных хоккеистов: у меня здесь перелом был, а у меня — вот тут.

Хоть тренировка прошла для меня и не совсем удачно, с поля я ушел, очарованный этой рискованной, азартной и изящной игрой. Когда б не дороговизна, ходил бы на тренировки по три раза в неделю.

СТАТЬ КОННЫМ ХОККЕИСТОМ

Московский поло-клуб Беговая, 22, Центральный московский ипподром, м. «Беговая», 749 62 22, www.moscowpolo.com

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter