Атлас
Войти  

Также по теме

Кто стоит к Андреевскому кресту

Очередь к храму Христа Спасителя тянется почти вдоль всей Пречистенской набережной. Многотысячную очередь «разбивают» при помощи рамок на сектора — секторами люди и перемещаются в сторону храма. Координацию и безопасность обеспечивают солдаты-срочники, переодетые в полицейскую форму. Настоящие полицейские тоже попадаются, но реже.

Вдоль очереди стоят палатки с недорогими пирожками (с мясом, к примеру, по 10 р.), мороженым («Баскин Роббинс», 60 р. за порцию) и напитками. Кроме того, по всему маршруту расставлены бесплатные туалетные кабинки и автобусы для отдыха. Многие из паломников предпочитают «стоять к кресту», сидя в этих автобусах, другие беседуют, читают молитвы или просто молчат.

Крест Андрея Первозванного пробудет в Москве до вечера пятницы, а затем отправится в специальном вагоне-храме в Киев. БГ поговорил с паломниками о кресте, политике и выборах мэра

  • 19044
Светлана Валентиновна Светлана Валентиновна
Валентина Борисовна Валентина Борисовна
Сергей Сергей
Вячеслав Вячеслав
Ксения и Лиза Ксения и Лиза
Валентина  Владимировна и Серафима Владимировна Валентина Владимировна и Серафима Владимировна
Кто стоит к Андреевскому кресту

Светлана Валентиновна

— Откуда вы приехали и как узнали про крест?

— Я живу в Новокосино и про крест услышала по телевизору. Подружка моя вчера здесь с внуком была, она мне все рассказала.


— Почему пришли к кресту?

— Немножко нестабильно у нас в стране. Искажена правда, так сказать. Пришла просить у Бога прощения и еще даровать нам людей, стоящих наверху, чтобы они правду не искажали и были народными, а не как сейчас — соблюдающими права «капиталимущих».


— Вы политикой интересуетесь?

— Раньше — в советское время — я политикой не интересовалась. Было доверие, уверенность в том, что люди защитят меня, а вот сейчас приходится следить. Я всегда свои копейки держала в Сбербанке, я ему доверяла, а сейчас я в отчаянии: пенсия — копейки. А еще я не понимаю, почему клиент банка должен вчитываться в то, что там маленькими буквами написано. А вообще можно сказать про другое? О продуктах. Милые мои, почему я, неграмотная — не в полном смысле, несведущая просто, должна бороться в магазине и доказывать на пальцах, что продукты несвежие.

Вчера я по телевизору слушала, как отличить настоящий творог от поддельного — крахмального. Я вообще, если честно, не представляю, как можно сделать из крахмала творог. Отраву продают, и куда смотрят спецслубжы: лаборатории, специалисты, министры, наконец.

А еще я не понимаю, почему Госдума, издавая законы, не контролирует их соблюдение. Вот, к примеру, был закон о рекламе: не участвуют дети (запрещено только рекламировать детьми недетские товары. — БГ), не повышается громкость — ничего это не исполняется. Зачем тогда сотрясать воздух на их-то уровне? Я вынуждена впадать в грех, потому что трудно порой сдержать эмоции.


— А на выборы мэра Москвы пойдете?

— Да. Я против Собянина ничего не имею. Да и зачем менять шило на мыло?


— А «мыло» кто?

— Ну остальных я не знаю.

 
/media/upload/images/city/2013/July/24.07/valentina-serafima.jpg Валентина Владимировна и Серафима Владимировна

/media/upload/images/city/2013/July/24.07/valentina-borisovna.jpg Валентина Борисовна







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter