Атлас
Войти  

Также по теме

Ларек специального назначения

Пока московские власти борются с ларьками, выдавливая честных предпринимателей с насиженных мест, на Таганской площади под видом «нестационарного торгового объекта» растет двухэтажный павильон с фундаментом и кирпичной кладкой. Местные жители протестуют против точечной застройки. Но застройщики уверены, что их дело правое

  • 3682

Нестационарный с фундаментом

На углу улицы Александра Солженицына, через дорогу от магазина «Звездочка», появилась двухэтажная конструкция из стальных балок. Балки торчат из железобетонной основы. Между ними рабочие кладут кирпичные стены. На информационном щите написано: «Строительство некапитального торгового объекта». Первым на это вопиющее несоответствие формы и содержания обратил внимание районный депутат от «Справедливой России» Илья Свиридов. «Мы эту стройку в начале июля обнаружили. Шли и увидели: монолитный фундамент заливают», — говорит он.

Прав у муниципальных депутатов немного, но двумя из них Илья Свиридов воспользовался. Созвал собрание местных жителей, которые общей резолюцией осудили стройку, и разослал запросы всем причастным ведомствам. Ответили, правда, не все. Одни попросту проигнорировали, другие по чиновничьей традиции спустили письмо по инстанции — исполняющему обязанности главы управы Таганского района Сергею Бугримову. Исполняющий обязанности отвечал стандартно: строится нестационарный торговый объект согласно проекту, разработанному и утвержденному Москомархитектурой. И «в соответствии с графиком производственных работ ведется устройство фундаментной плиты с разрытием».

Все бы ничего, но существует закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», а в нем четкое определение как стационарного, так и нестационарного торговых объектов. Так вот, разница состоит ровно в одном: в наличии прочной связи с землей посредством фундамента. Так что нестационарный торговый объект с фундаментом — это такой же оксюморон, как «дарение в обмен на добровольное пожертвование фиксированного размера». Но в Москве, как мы теперь знаем, возможно и то и другое.

— Им выдан ордер на фундамент с раскопкой, — объяснили БГ в административно-технической инспекции Таганского района. — Просто через несколько лет павильон должны будут разобрать, поэтому объект некапитальный.

Вольная трактовка некапитального строительства для московских чиновников не редкость. Так поступают, когда строить очень нужно, а по закону нельзя. Так в самом начале 2011 года возводили спортивные объекты в Битцевском лесу и на других особо охраняемых природных территориях. Экологическую экспертизу и прямые запреты обошли, объявив стройку некапитальной.

Вот и капитальное строительство на улице Солженицына согласовать практически невозможно. Во-первых, пришлось бы обходить формальный запрет на точечную застройку. Во-вторых, дом 1/5 по улице Солженицына, к которому прилепился «некапитальный» павильон, построили в середине XIX века и недавно признали выявленным объектом культурного наследия. Наконец, Таганская площадь — очень тяжелый, даже по московским меркам, транспортный узел. А пятно застройки в 150 квадратных метров отнимает часть тротуара. 


Нестационарный торговый объект с фундаментом — это такой же оксюморон, как «дарение в обмен на добровольное пожертвование фиксированного размера»

Исключение из правил

Если со спортсооружениями в парках имело место прямое указание Сергея Собянина, и желание любой ценой довести дело до конца вполне объяснимо в рамках чиновничьей логики, то с торговыми точками ситуация обратная. Уже два года мэрия ведет с ними борьбу не на жизнь, а на смерть. Массовый снос ларьков и павильонов пришелся на осень 2010 года.  В начале 2011-го бессрочные договоры аренды земли были расторгнуты, а ларечникам предложили поучаствовать в конкурсах на места, перечисленные в свежеутвержденной «схеме размещения нестационарных торговых объектов».

И хотя общее количество ларьков и павильонов сократилось только на 30%, искать новое пристанище пришлось едва ли не половине предпринимателей. Палатки, годами стоявшие на одном и том же месте, сносились, а в схеме размещения появлялись совершенно новые места, где никакой торговли раньше не было.

Павильона на Таганке, по удивительной случайности, все это не коснулось. Участок с 2008 года был в аренде у отделения некоего Международного общественного фонда «Правопорядок-центр». И ни торговли, ни даже стройки там на момент распределения торговых мест не было. Тут бы его и снести, раз все равно было приказано сокращать количество ларьков. К тому же летом 2012 года договор аренды у фонда должен был закончиться. Но власти неожиданно включили пустое место в районную схему размещения торговых объектов и без всякого конкурса отдали «Правопорядок-центру» право на ведение торговли.

Что это за «Правопорядок-центр» и за что ему такие привилегии? Про него известно не так много. В частности, что один из адресов фонда, Воронцовская улица, дом 21, совпадает с адресом управы Таганского района. В принципе, и этого было бы достаточно, чтобы все объяснить, но и сам «Правопорядок-центр» не так прост, как кажется.

Фонд всплывает в новостях по двум поводам: либо это военно-патриотические мероприятия с воспитанием молодежи, соревнованиями пограничников и награждением омоновцев, либо подозрительные истории с участием бывших силовиков. В частности, история о 18-летней дочери высокопоставленного офицера ФСБ, а ныне — председателя правления Челябинского регионального отделения «Правопорядок-центра» Алексея Арбузова, которая сбила пешехода на зебре и не понесла никакого наказания. Прокуратура тогда восемь раз отказывала в возбуждении уголовного дела. Возглавляет сам фонд другой бывший чекист Владимир Заречнев, подполковник ФСБ в запасе.

По уставу «Правопорядок-центр» занимается поддержкой ветеранов правоохранительных органов, а также их вдов и сирот. В структуру этой благотворительной организации входит несколько ЧОПов, юридические фирмы, детективные агентства, разработчики полиграфов и систем безопасности. И ни одного предприятия торговли. В фонде пока сами не знают, кто и чем именно будут торговать в строящемся павильоне. Зато признаются, что планируют сдавать торговые помещения в аренду, чтобы заработать денег на уставную деятельность.

— Для того чтобы помогать ветеранам и инвалидам, нужны средства, — объясняет Владимир Заречнев. — Заниматься коммерческой деятельностью закон нам не запрещает. Не понимаю, почему эта стройка вызвала такой ажиотаж.

Может быть, у этой истории действительно нет второго дна, размещение в здании управы — простое совпадение, а все деньги до копейки пойдут на благое дело: вдовам, сиротам и инвалидам, потерявшим здоровье в горячих точках. Но все равно получается  какой-то феодализм: вместо того чтобы помочь деньгами, продуктами, лечением, или что там еще этим людям требуется, власти предпочли просто слегка пренебречь своими собственными законами и выделить бывшим чекистам кормление. Пусть себе построят магазинчик, сдают его и на эти деньги живут. И казна полна, и ветераны сыты.

P.S. Тем временем в распоряжении БГ оказался текст ОАТИ (Объединение административно-технических инспекций г. Москвы) по факту проверки строительства павильона.

«В ходе проведенного 01.10.2012 года обследования инспекцией выявлены следующие нарушения: — неудовлетворительное содержание ограждения (секции ограждения не закреплены, имеют следы коррозии); — неудовлетворительное содержание территории строительной площадки (наличие строительного мусора).

За допущенные нарушения к организации ООО «Стройгарант» применены штрафные санкции, выдано предписание на устранение выявленных нарушений».

Контроль будет продолжен.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter