Атлас
Войти  

Также по теме

Люди большого города. Роджер Пракаш

Московский портной из Индии — об анатомии костюма, вкусах итальянцев и монограммах на воротниках

  • 5718
Роджер Пракаш

Возраст: 35 лет.

ОбразованиеПервый московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова; Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И.Пирогова.

Работа: салон Corzetti.


Об анатомии и кройке

Я приехал в Россию в 1996 году из Дели. Пока учился, подрабатывал по 4–5 часов в день в одной компании по пошиву костюмов, где и научился основным вещам. И со временем передо мной встал выбор — оставаться в этом бизнесе или заниматься тем, чему я учился в университете. А там я учился долго — 9 лет, я хирург по профессии. После окончания университета должен был вернуться обратно в Индию, где перспектив в хирургии у меня не было. А в бизнесе по пошиву одежды я проработал к тому моменту уже 7 лет, разбирался во всех тонкостях моды и производства — и после долгих размышлений принял решение остаться.

В 2009 году мы открыли свою мастерскую, работали по шесть дней в неделю с утра до ночи, зато сейчас у нас 3 500 клиентов, среди которых сотрудники «Газпрома», ТНК BP и Счетной палаты. Профессия хирурга мне помогла разве что тем, что я хорошо знаю анатомию. Приходит человек, говорит, что весит 90 килограмм, но сейчас худеет и в течение двух месяцев потеряет десять. И я знаю, в каких местах он будет худеть с медицинской точки зрения. Он возвращается за костюмом, и все сидит идеально. 


О сутулости и бордовой подкладке

Костюм в первую очередь должен хорошо сидеть. Когда человек покупает костюм за 5 000 долларов, а у него плечи большие, спина отвисает, складки под мышками — какой в этом смысл? Это не из-за того, что костюмы сделаны некачественно, просто у каждого человека есть особенности: у кого-то прямые плечи, у кого-то сутулось, у кого-то накачанные мышцы, у кого-то живот. И с точки зрения закройщика вообще непонятно, как люди могут покупать готовые вещи. Все анатомические детали отражаются на общем виде костюма. У восьми из десяти наших клиентов одно плечо выше другого — это особенность строения. А готовый костюм шьют для стандартного человека, то есть на 80% с новым костюмом будет что-то не так.

И дело не только в анатомии: если шить на заказ, можно учитывать самые разные особенности и пожелания клиентов. Бывает, например, просят левый нагрудный карман глубиной 12 сантиметров: клиент купил телефон и хочет, чтобы он точно сел в кармане. Или если у человека овальное лицо, то широкий итальянский воротник на рубашке ему не подойдет. Или если человек говорит, что ему нужен классический темно-синий костюм, то мы предлагаем, например, сделать последнюю петлю на манжете пиджака другого цвета или бордовую подкладку.

Я вообще перестал покупать себе готовые вещи. Вот банально с рубашками: важно, чтобы между запястьем и манжетом было правильное расстояние; если широкое — то бесит, если узкое — тоже бесит. Многие просят даже сделать левый манжет шире, чем правый, специально под часы. Жена недавно купила мне в магазине голубой пиджак из очень необычной ткани — красивый, но так и висит в шкафу: я просто не чувствую его по плечам. Жена говорит: «Ты придираешься». А я не придираюсь, мне просто есть с чем сравнивать. Если у тебя есть один пиджак, который ты ощущаешь на себе как вторую кожу, то ты уже не сможешь игнорировать, что у тебя отходит воротник, когда сутулишься, или рукава приподнимаются до локтя, когда сгибаешь руки.


Важно, чтобы между запястьем и манжетом было правильное расстояние: если широкое — то бесит, если узкое — тоже бесит

Салон Corzetti

Об итальянцах и семейных гербах на манжетах

Я не могу не рассматривать, во что одеты окружающие люди. Когда смотрю телевизор, всегда обращаю внимание, у кого какой воротник или как сочетаются рубашки и галстуки. На Би-би-си, допустим, у ведущего всегда белая рубашка, синий костюм и смелый ярко-зеленый галстук. В России такого нет. В Англии и США надеть темно-синий пиджак с золотыми пуговицами и серые брюки можно куда угодно, в любой рабочий день, если не хочешь надевать костюм с галстуком, а в России такой наряд до сих пор считается клубным. Самые молодцы, я считаю, итальянцы — все сдержанно, но не грустно. В Англии тоже очень хорошо одеваются, но там, если смотришь на десять мужчин, всегда находишь между ними что-то общее. А если смотришь на десять итальянцев, то каждый тебя чем-то удивляет — либо деталями в одежде, либо контрастом цветов или фасонов.

В России за последние 10 лет все очень сильно измнилось. В 2000 году считалось, что если у тебя есть деньги, то все должно быть от Hugo Boss. А сейчас люди не платят деньги, если не видят, что костюм реально их стоит. Люди окончили университеты, съездили за границу, стали обращать внимание на тенденции, научились сочетать цвета и вещи. Большинство старается сочетать цвет ремня и ботинок, а некоторые даже под синий костюм надевают коричневые ботинки правильного тона.

Еще тенденция, которую я заметил: раньше десять клиентов из десяти заказывали монограммы на воротник костюма и рубашки — подпись или логотип, некоторые даже семейный герб, — а сейчас только 5 из 10. В нулевые годы была популярна тенденция делать монограмму на груди, бицепсе или локтевой планке. Я сам вырос из этого всего, мне не нужны монограммы, потому что если рубашка сшита на меня, то это и так видно. 

В разных городах люди одеваются по-разному. У нас есть клиент, не москвич, который часто работает с чиновниками. Он приезжает, заказывает очень скромные костюмы. Говорит, ему не нужно, чтобы чиновники видели, что у него костюм дороже, чем у них. Но при этом ему нужно, чтобы костюм сидел хорошо.


О технологиях и переменах

В технологиях за последние 15 лет столько изменений произошло, сколько до этого не происходило за 60. Взять хотя бы вещи, сделанные в 2000 году и нынешние: в бортовке костюмов стали использовать конский волос, появились силиконовые подплечики, хлопковые рубашки со специальной пропиткой, которые не мнутся, пиджаки, сшитые из ткани, в которой сочетаются шелк, шерсть и кашемир. Scabal (производитель тканей. — БГ) создал немнущуюся ткань со специальными порами, которые дают ткани дышать: когда ты выходишь на улицу, поры закрываются — и тебе тепло, входишь в помещение, поры открываются — и тебе не жарко. Это как автомобили — мы ведь давно на них ездим, но сейчас придуманы парктроники, кожаные сиденья, массаж шеи. Или мобильные телефоны: когда они появились, по ним можно было только звонить, а сейчас ими разве что гвозди не забивают. То же самое с костюмами: люди стали требовательнее, и дизайнеры стали думать быстрее.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter