Атлас
Войти  

Также по теме

Новости

  • 2018

Александр Ганюшин, главный редактор интернет-радиостанции «Факультет»:

«Наша радиостанция существует два года, и мы уже многого успели добиться. В США университетские радиостанции — колледж-радио или, на американский манер, сampus radio — появились еще в 60-е годы и сейчас очень распространены. А в России культура студенческого радио развита слабо — во всей стране функционирует лишь несколько таких проектов. Мы вот пытаемся возродить образовательный формат вещания: в эфире звучат лекции профессоров факультета журналистики МГУ плюс ток-шоу и му­зыкальные программы. Не так давно прошло мероприятие под названием «Полезное увеселение» — смесь лекций с весельем и танцами: мы вели прямую аудио- и видеотрансляцию. То есть каждый человек, не выходя из дома, может посмотреть, что происходит в клубе, и решить, идти ему туда или нет. Здорово, по-моему».

Александр Усольцев, экскурсовод, moscowwalks.ru:

«Лето для экскурсовода — время самой напряженной деятельности. Последние две недели у меня какое-то бешеное количество экскурсий — как в рамках деятельности нашего сайта, так и в содружестве с проектом «Москва, которой нет». Да и частных заказов хватает. Даже приходится проводить одну и ту же экскурсию два раза подряд: желающих поучаствовать много, а водить группы больше тридцати человек тяжело даже с мегафоном. Даже свободное время так или иначе связано с москвоведением. Недавно, например, побывал на затеянном «Архнадзором» гулянии на Рождественском бульваре. Там была отличная выставка живописи и фотографий, играл маленький оркестрик, а Саша Можаев рассказывал об истории этих мест. Но самое главное, что скоро я поеду в Светлогорск — там ­сейчас отдыхает моя семья, очень по ним соскучился».


фотографии: из личных архивов

Тата Халевина, ресторатор (FAQ-Cafe, Artefaq, Squat, «Сестры Гримм»):

«В начале года мы открыли два новых заведения — клуб Squat и маленький ресторанчик «Сестры Гримм». В разгар кризиса открываться было страшновато, но люди пошли — даже не столько ради еды, сколько ради общения. Где-то встречаться нужно, а формат кухонных ­по­сиделок за последние семь тучных лет был основательно забыт: в кафе все-таки удобнее. Но конечно, ситуация в ресторанном бизнесе сейчас непростая. Лучше всего себя чувствуют заведения с невысокими ценами и самогенерирующимся ­комьюнити. Например, такие, где основные гости — студенты. На их доходы и расходы кризис мало повлиял: с какой легкостью к ним деньги приходят, с такой же легкостью они их тратят. В отличие от людей более взрослых. Эти больше экономят и если вкладываются, то в вещи более долгосрочные, чем развлечения, — медицинскую страховку, например.

В целом стали меньше есть и больше пить. Хотя цены поставщиков на импортный алкоголь выросли, рестораны не спешат переделывать меню: главное сейчас — удержать лояльность гостей».

Егор Фролов, риелтор:

«Посуточная аренда подешевела процентов на 25 — освободилось большое количество ­квартир, закончились контракты у иностранцев, финансистов поувольняли. Многие стали экономить и переезжать из дорогих квартир в более дешевые. А собственники в начале кризиса реагировали медленно, не хотели опускаться. Если собственник не готов отказаться от ставки, то он начинает искать варианты — например, сдавать посуточно. Посуточные арендаторы не составляют конкуренции, но засоряют фон своими низкими ценами и рекламой. Меньше стало приезжих и туристов, поток клиентов уменьшился. Увеличилась конкуренция среди тех, кто профессионально занимается посуточной арендой. Гостиниц понастроили. Был момент, когда их все снесли и тем же командированным остановиться было негде, разве что в съемной квартире. Теперь есть гостиницы — не эконом, но среднего класса. Holiday Inn 4–5 штук уже где-то. За третьим кольцом строят мини-отели с небольшим номерным фондом, там тоже стали селиться. Еще освободилось много дешевых общежитий. Остановилось строительство, девелоперы перестали снимать общежития для гастарбайтеров, и теперь в районе Бутово можно переночевать за 600 рублей в большом номере с тремя кроватями, а за 100 — в небольшом с двадцатью. Ну это вариант для тех, кто хочет сильно сэкономить».

Дмитрий Курляндский, композитор:

«У композиторов каждый день что-нибудь новое: кто-то написал ноту, кто-то — две. Кто-то, наоборот, вычеркнул. Композитор Сергей Невский совсем недавно закончил сценическую ораторию «Autland» для солистов, хора и электроники на тексты аутистов. Премьера в октябре на австрийском Ruhrtriennale. Я заканчиваю концерт для автомобиля с оркестром «Emergency Survival Guide» («Правила выживания в чрезвычайной ситуации») — это заказ Венецианской биеннале, премьера в сентябре. Автомобиль используется в качестве инструмента (ну или точнее — объекта), на котором играют сразу 5 человек. В моем сочинении его с разной интенсивностью трут… Российская современная музыка звучит в мире почти каждый день — в концертах или на радио. Наши композито­ры постоянно выигрывают конкурсы, участвуют в крупных фес­тивалях, получают заказы. Так сложилось, что в России об этом говорить не принято: о литературе или ИЗО — пожалуйста, а современная музыка почти полностью отсутствует в медийном пространстве. Наша современная музыка (в подавляющем большинстве та ее часть, которую у нас принято называть авангардом) — один из самых ходовых товаров на международном культурном рынке. Другое дело, что при этом она абсолютно не востребована рынком внутренним, которого, собственно, и нет. Когда такая ситуация начинает мешать профессиональной деятельности — композиторы эмигрируют».

Саша Романова, психолог:

«Мы открыли Школу игры и игрушки в клубе «Мастерская». Программа занятий разработана специалистами Центра игры и игрушки МГППУ, детскими психологами, они же ее и ведут. Идея была в том, чтобы создать такое пространство, где объединяются интересы маленьких детей и их родителей. Многие родители хотят на­учиться играть, но не знают, где это можно сделать в свободной и увлекательной форме. Наши занятия совмещают в себе игровую и творческую часть и специальную образовательную, посвященную игрушкам и тому, как их правильно выбирать.

Занятия у нас развивающие, но мы не учим детей считать или писать — просто пытаемся следовать за самим ребенком и его стремлениями, а не подгонять его. В школе малышей-дошкольников, например, у нас обязательно будут хоровод­ные и подвижные игры, кукольный мини-спектакль, рукоделие и свободные сюжетные игры с игрушками. Для родителей ведущие готовят небольшой рассказ о какой-нибудь интересной и полезной игрушке для ребенка или, наоборот, очень вредной. Темой обсуждения может стать любая игрушка, принесенная из дома или увиденная родителями в магазине. Сейчас мы готовим программу для младших школьников. В наших школах очень не хватает веселья, больших и маленьких тайн, экспериментов и творчества — всего того, что дела­ет получение знаний радостным. Мы собираемся это дело исправить с помощью нашего кукольного театра, ­чемодан­чика с фокусами и самых необычных техник рисования и конструирования».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter