Атлас
Войти  

Также по теме

Новости

  • 1908

Сол Ганцмахер, владелец гостиницы в Крыму:

«В Крыму стало меньше «москвичей» — так здесь называют всех россиян — и больше украинцев. Так что владельцы ресторанов плачут: украинцы любят экономить на еде и обслуживании. Владельцы гостиниц кризиса не почувствовали — на крыше над головой не экономит никто. Даже жители украинской глубинки. Вообще, Крым создан для того, чтобы опровергать либеральные экономические теории: например, что при падении спроса все должно дешеветь. Не подешевело. Ночь — от 10 долларов за койку где-нибудь в окрестностях города Саки до 100 в Ялте. Шашлык — от 1,5 до 10 долларов. Ну и морально-этические ­теоре­тики тоже посрамлены — ненавязчивый сервис, памятный по советским временам, никуда не делся. Видимо, климат такой, способствует расслабленности. Ах да, еще фейервер­ки. На День российского флага, на День украинского флага, на день пиратского флага — на любой праздник вплоть до воскресенья. В этом году их больше, на них перестали экономить. Взмывают и взмывают прекрасные китайские фейерверки».

Елена Семочкина, администратор салона красоты «Сафир»:

«Какой бы ни был кризис, маникюр и педикюр будут всегда нужны. И косметология: уход за ли­цом люди точно делают. И стрижка раз в месяц. В солярий так и так будут ходить. В основном люди приходят на маникюр и потом обращают внимание на остальные услуги. К нам ходят на танцы, есть костяк — группы, которые ходят годами: восток, латино, а по фламенко группа, по-моему, распалась. Цены в связи с кризисом не менялись. А с сентября, может быть, даже пойдут на повышение — так всегда бывает в начале нового сезона. Я сама хожу в салон красоты на окраине, в Алтуфьево — там те же цены, что и в нашем салоне в центре. Ну и каждую осень смотришь — на пятьдесят, на сто рублей повысили».

Ксения Маренникова, «Кушнир Продакшн»:

«Девять из десяти артистов, приходящих к нам за раскруткой, приносят от одной до пяти песен. Мы начинаем работать, если уверены, что через пару месяцев у нас на руках будет альбом. И девять музыкантов из десяти не выполняют этого условия. Поэтому наш генеральный директор расширил штат и создал в компании промоотдел, который подбирает артисту репертуар. Песни ищутся в основном в интернете — там все новые артисты, ролики, демозаписи. Если вы выложите хорошую песню, ее у вас обязательно купят. Так произошло с Николаем Вороновым, чью песню «Белая стрекоза любви» приобрел продюсер группы Quest Pistols. Хорошая песня может стоить до пяти тысяч евро».

Роман Дименштейн, председатель правления Центра лечебной педагогики:

«Все считают, что мы работаем с аутичными ­детьми, а на самом деле мы занимаемся все­ми. У нас один из самых больших в СНГ негосударственных центров помо­щи детям с отклонениями в развитии. Новостей у нас две. Одна — что нам этой осенью исполняется 20 лет. А другая — что с 1 сентября мы все-таки открылись! И держимся на пла­ву. Было совершенно непонятно, сможем ли мы начать год, но нашлись бизнесмены, которые помогли. Оказывает­ся, есть люди, у которых логика не такая, что сейчас очень тяжело и с благотворительностью надо подождать, а обратная: раз мне в бизнесе так тяжело, у них-то, навер­ное, совсем кошмар?

У нас никогда не было ни господдержки, ни глобально­го спонсора, это все складывается из большого количества отдельных пожертвований. Что будет в 2010 году, мы пока не знаем. Нам не хватает 800 тысяч, надеемся, что они по ходу дела найдутся. Вообще помощь нам нужна, но не вся­кая. Очень часто приходят люди, которые хотят работать с детьми, но, честно говоря, это довольно сложная профессия. Но бывают дети, которые не могут самостоятельно передвигаться, — им нужна помощь. Или на кухне — в нашем летнем лагере на Валдае. А также — в поиске денег. Организация негосударственная, деньги нужны на все: платить специалистам, и за аренду, и за свет… В прошлом году детям-инвалидам какие-то деньги давала соцзащита. Но если ребенок еще не инвалид — это те, кого надо оттащить от пропасти, — для них не существует вообще никакой государственной помощи. Все ложится на плечи родителей. И это ужасно. Притом что в мире 60—100 процентам негосударственных организаций такого рода работу оплачивает государство. Когда занимаешься таким делом, должно быть все хорошо и весело. Это не зона сожаления и сострадания — а наоборот, веселая река общения, в которую наши дети хотят вступить, но немножко боятся, немножко не умеют, и надо помочь. Придет кто-нибудь, кто будет страдальчески глядеть на наших детей, — это разрушит всю работу. Профессиональная позиция: нам с ними хорошо и нужно много чего успеть. Сделать это, сделать то, еще успеть попить чаю — нормальная жизнь».

Злата Понировская, художник:

«Главная новость лета в нашей арт-среде — депровинциализация. Пермь становится культурным центром, как и обещали год назад. Теперь там все главные открытия, хорошо, хоть биеннале остается пока в Москве. Депровинциализируются и другие регионы: в Красноярске прошла биеннале, в Екатеринбурге открылся «Арт-завод» — огромная выставка на территории камвольного комбината. С публикой там, кстати, все о’кей — на открытии в Екатеринбурге такие же молодые и прекрасные хипстеры, как в Москве. А этажом ниже прядильные машины работали так, что трясся пол! В регионах вообще выставляться здорово, там живая реакция: «нравится, не нравится, задело, я тоже так умею». Слышать это куда интереснее, чем бесконечное бормотание московских арт-критиков.

Москвичей ничем не удивишь. Летом я сделала робота-побиратора: это был такой московский нищий — шевелил ручкой, просил денег на Лубянке и в Камергерском. Ему почти ничего не подали, прохожие даже внимания на него не обращали, только одна старушка сказала: «Ага, копеечку тебе, счас, мне бы самой кто денег дал».

Дмитрий Сухолет, IT-инженер, ЗАО «Ситроникс»:

«Еще пять лет назад человек за рулем должен был знать город, сейчас GPS-навигаторы прокладывают маршрут с учетом пробок. Созвучная с этой технология, доступная простому смертному, называется augmented reality или «дополненная реальность». Яркий пример — Layar, эта программа позволяет получать дополнительную информацию обо всем вокруг. Получается некий третий глаз. ­Поворачиваете камеру телефона на ресторан, а на экране высвечивается его меню, наводите в сторону ближайшей церквушки — краткая историческая справка. Получается что-то вроде путеводителя плюс вы видите, кто из ваших знакомых тут поблизости. Но пока эта программа работает только в Нидерландах. Там в Layar целая гора всего, хоть сейчас качай и пользуйся, но здесь она бесполезна, потому что в ней нет русского контента. У нас проблема пиратства, к нам везут эти бусы — макбуки и телефоны, а интеллектуальные продукты не везут. Потому что у нас все ломают, даже GPS-навигаторы, в которых самое ценное — это карты».
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter