Атлас
Войти  

Также по теме

Обитаемый памятник

  • 1221

Владельцы строящихся подмосковных коттеджей, невзирая на мизерные размеры земельных участков, строятся с размахом, не мелочатся и денег не жалеют. Стена к стене, окно в окно, вырастают все новые памятники безвкусице. На 15 сотках воздвигают хоромы в псевдорусском, псевдобарочном или псевдоготическом стиле. Элитно? Несомненно, особенно с точки зрения вложенных денег. Aристократично? Скорее смешно. И одновременно грустно, потому что мало кому приходит в голову за те же или даже меньшие деньги купить и отреставрировать подлинное дворянское гнездо. A ведь уже полгода как это можно сделать абсолютно законно.

Прошлым летом 25 июня был принят закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" №73-ФЗ. В последнее десятилетие ситуация с этим наследием сложилась настолько критическая, что государство признало наконец свою неспособность содержать и восстанавливать многочисленные памятники истории и культуры. Теперь граждане России и организации вправе приобретать в частную собственность и брать в долгосрочную аренду эти памятники, причем не только местного или муниципального, но даже и федерального значения: "Объекты культурного наследия независимо от категории их историко-культурного значения могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной собственности, частной собственности, а также в иных формах собственности, если иной порядок не установлен федеральным законом". Иной порядок установлен для особо ценных объектов и историко-культурных заповедников. Их нельзя ни купить, ни арендовать.

Помните у Пушкина: "Господский дом уединенный, горой от ветров огражденный, стоял над речкою". Вдали "луга и нивы", вокруг "огромный запущенный сад". Теперь эти "почтенные замки", изрядно обветшавшие и местами разрушенные, выставлены на продажу. В Москве заинтересованным лицам следует обращаться в Фонд возрождения русской усадьбы. Одна из целей фонда - эффективное использование усадеб, то бишь передача их в хорошие коллективные или частные руки. "У нас собраны сведения обо всех подмосковных и многих региональных усадьбах, - сказал вице-президент фонда Виссарион Aлявдин. - В Подмосковье некогда было более двух тысяч усадеб. Большая часть их бесследно исчезла. Только в 150 комплексах сохранились главные дома, еще в сотне с небольшим - флигели и разные хозяйственные постройки, храмы".

Дворянская усадьба XVIII-XIX веков была отдельным, удивительно гармоничным миром, маленькой романтической утопией. При огромном разнообразии архитектурных решений ее устройство сводилось к определенной схеме. На подъезде к имению гостей встречала прямая тенистая аллея, ведущая к торжественным воротам. Дальше располагался широкий парадный двор; если усадьбу когда-нибудь посещали августейшие особы, во дворе непременно устанавливался памятный обелиск в их честь. Неподалеку от дома, как правило, стояла церковь. Главный фасад жилого дома был обращен во двор, по сторонам стояли служебные флигели. Задним же фасадом дом выходил в сад регулярной или живописной планировки. По саду были разбросаны многочисленные павильоны, гроты, беседки, фонтаны и статуи. Обязательным элементом были копаные пруды, посредине пруда часто устраивались "острова любви", предназначенные для трепетных свиданий. Кроме этого на территории усадьбы находились многочисленные конюшни, псарни, поварни, кузницы, оранжереи и так далее. Усадьба была идеально предназначена и для тихой уединенной жизни на природе, и для многолюдных шумных балов, и для других праздников.

Так не строят уже давно. Нет ни прежнего размаха в замысле, ни качества ручной работы, чаще всего нет стиля и вкуса. Но есть деньги, а если к ним добавить еще и личное упорство, то пройти довольно сложную процедуру приобретения памятника вполне реально.

"Обычно желающий купить или арендовать усадьбу имеет вполне ясные представления о ее желаемом предназначении. Иными словами, будет ли она приспособлена под частное жилище, или под закрытый пансионат, или под корпоративную резиденцию, или под охотничий клуб. Под ту или иную конкретную цель и подбирается объект. Можно это сделать самостоятельно, а можно обратиться к специалистам за консультацией, - объясняет Виссарион Aлявдин. - В точности описать дальнейшие действия невозможно. Шесть подзаконных актов, составляющих механизм федерального закона, еще не приняты. Потому следует приготовиться к непредвиденным расходам. В самых общих чертах схема будет следующая. Нужно выяснить, каков статус усадьбы. Если выбранная усадьба - федеральный памятник, то, скорее всего, она будет рекомендована только в долгосрочную аренду, если нет - возможна купля-продажа. В любом случае следующий шаг - обращение к собственнику объекта. Как правило, это Министерство имущественных отношений РФ или его представители на местах. У усадьбы может быть еще и балансодержатель. Например, в Николо-Гагарине, великолепной усадьбе, расположенной в Рузском районе, находится детская психиатрическая больница. И чтобы стать новым арендатором этой усадьбы, для больницы нужно выстроить другое здание, иначе ей некуда будет переехать. Хотя обычно балансодержатель это мертвая душа, и выселить его не сложно. В конце этой длительной и сложной работы по прохождению всех инстанций и сбору многочисленных бумаг - заключение договора с государством".

Но не стоит думать, что купил, ворота закрыл - и делай что хочешь: сноси, перестраивай. Вместе с договором подписывается охранная грамота, которая не только запрещает что-либо переделывать на свое усмотрение, не спросясь у компетентных органов, но и обязывает нового владельца проводить определенные работы по сохранению и восстановлению объекта и окружающей территории. Может быть написано черным по белому: поменять кровлю, вычистить пруды, реконструировать парк. Выполняешь эти обязательства - молодец, государство даже обещает компенсировать часть расходов. Не выполняешь - рискуешь потерять усадьбу. Достаточно вспомнить господина Брынцалова, который в доверенной ему усадьбе Николо-Урюпино не сделал за три года ничего. К тому же усадьба за это время несколько раз горела. В результате государство договор аренды с ним расторгло.

Нужно понимать, что усадьба передается не для того, чтобы новый барин перестроил ее до неузнаваемости, а половину земли распродал под коттеджи, а для ее наилучшего сохранения и содержания. Так давно делается за границей, где многие архитектурные памятники находятся в частных руках. A если владелец еще и отдает часть своего замка под музей, то получает максимум налоговых льгот и повышает свой престиж. У них не принято запираться за трехметровыми заборами. У нас, правда, тоже есть случаи цивилизованного обращения с памятниками - чтобы и себе, и людям. Вот, например, усадьба Середниково в Фирсановке - это совсем близко от Москвы, сразу за Химками. Ее история начинается в 1623 году. Но главный дом с бельведерами, связанный изящной галереей с четырьмя двухэтажными флигелями, был построен в конце XVIII века. Великолепие окружавшего дом парка - в прошлом, но громадную территорию, более 30 гектаров, по-прежнему пересекают в разных направлениях аллеи и дорожки, вместе с каскадными прудами с большим искусством вписанные в сложный рельеф. Предполагают, что дом и парк проектировал знаменитый русский архитектор Иван Старов. Первыми владельцами усадьбы были князья Егуповы-Черкасские, за ними - сенатор Всеволжский, семья Столыпиных, а последние 20 лет перед революцией - купцы Фирсановы, от которых и пошло название местечка. Здесь часто бывал Лермонтов. Теперь усадьбой владеют его потомки, объединившиеся в ассоциацию "Лермонтовское наследие". Потихоньку реставрируют главный дом, приводят в порядок территорию, открыли воскресную школу для окрестных детишек. Глава ассоциации, полный тезка своего знаменитого предка, сейчас живет в одном из флигелей - в стенах, которые видели немало знаменитых и выдающихся людей, в стенах, слышавших музыку Сергея Рахманинова в его же исполнении и пение Шаляпина.

Конечно, не все усадьбы имеют такое блестящее прошлое и благоприятное настоящее. Но у каждой есть уникальная история, и почти у всех - одинаково печальная судьба: медленное разрушение. Больницы, НИИ и конторы, которые обычно их занимают, не могут содержать усадьбы в должном состоянии. Но это лучше, чем ничего, потому что, совсем брошенные, они превращаются в руины за считанные годы. Правда, многие усадьбы еще можно спасти и, вернувшись к корням, сделать их своим родовым гнездом.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter