Атлас
Войти  

Также по теме Разговоры в городе

Разговоры в городе

Кондукторша — любительница загадок в автобусе в Сходне, ЕГЭ в Дагестане, липовые билеты на ММКФ, поклонники Горького на Мясницкой и другие истории, которые удалось подслушать БГ в последние две недели

  • 9554
разговоры большого города

В автобусе на Ленинградском проспекте

«Ездил вчера на дачу, в Сходню, там кондукторша все время веселит целый автобус. Всегда одна и та же. У нее такое правило: если нет билета, она загадывает за­гадку, и кто угадал — едет бесплатно. Я вот не угадал, пришлось купить. Какая загадка, не помню, рифмованная какая-то».

На улице Удальцова

«Мы в Нижнем Новгороде работали с одним парнем из Питера. Я больницы строил, а он еще какие-то административные здания. Я полгода продержался и уехал, он — чуть дольше. Знаешь, чем у него все закончилось? Однажды тамошний губернатор его вызывает к себе, за­крывает дверь и выворачивает карманы. И так смотрит на него долго и выразительно, типа, посмотри, у меня карманы пустые, а ты такие бюджеты осваиваешь. А этот, из Питера, был честный, я его хорошо знал, это точно. Он и говорит: «Ну и что? Я не ворую, мне делиться нечем». Губернатор рассмеялся, а через неделю на этого питерца завели уголовное дело. Теперь сядет на десять лет, кажется. Вот так вот все там наверху делается».

В кафе «Хачапури»

«Вчера иду по Тверскому бульвару часов в десять утра, никого нет, улицу полили только что. Подъезжает замызганная «де­вятка», и мужичок такой спрашивает: «Эй, парень, а где тут дом двадцать дробь четыре?» Я говорю: «Ну вот дом двадцать». А он такой: «Ну вот можешь ей помочь найти?» — и из «девятки» вылезает итальянка в темных очках и с огромным чемоданом. Ну мы нашли этот дом, прям за театром, она там квартиру сняла. Пошел дальше, и так приятно стало за державу: будет теперь думать, какие русские вежливые и гостеприимные. Недолго, наверное, но все равно чувствуешь, что послужил своей стране».

В «Старбаксе» на площади Воровского

«Мой годовой абонемент в бассейн стоит чуть больше тысячи евро. Немаленькие деньги, сам понимаешь, поэтому, хотя времени, чтоб туда ходить, немного, езжу на ве­лике раз или два в неделю. И всегда там один и тот же мужичок пожилой, такой подтянутый. Плавает, играет в теннис, на тренажерах бегает. А потом я поздно возвращался, такси поймал у метро, смотрю — а это он за рулем. Обсудили, кто сколько получает. Я, знаешь, всегда думал, что таксисты вроде дворников, но он, оказывается, больше меня зарабатывает, при том что работает когда хочет».

На Мясницкой

«Вчера еду домой в лифте, двери открываются, и на меня налетают трое мальчишек лет десяти с игрушечными пистолетами. «Руки вверх!» — кричат. Потом сами испугались, но идут за мной по коридору. Я уже к двери подошла, а один спрашивает: «А ты где была?» «В парке Горького», — говорю. Он такой: «А-а-а, Горький…» — и братьям так снисходительно объясняет: «Это писатель такой был, когда вас еще не было».

На подмосковной даче

«У меня коллега отправляет дочку сдавать ЕГЭ в Дагестан, представляете? Есть агентства, которые централизованно возят де­тей в Махачкалу сдавать экзамены и обещают сто баллов. Там же вообще все можно, никто не следит — вот они делают временную регистрацию и сдают по ней ЕГЭ. То есть ты платишь деньги, они от­возят ребенка, он пишет все что угодно и получает сто баллов — ну или не сто, а сколько ты попросишь — по нужным предметам. Мне говорили, что люди, которые раньше работали посредника­ми между взяточниками в приемных комиссиях и абитуриентами, теперь переключились на Дагестан, потому что там никакого риска и можно спокойно все это делать. Этому моему коллеге даже смету расписали, кому сколько пойдет на лапу: тем, кто проверяет ЕГЭ, прокуратуре, еще там кому-то».
разговоры

На ММКФ

«И у вас 31-е место? Как же так, у меня тоже. Ладно, рядом сяду, тут вроде бы не занято. Это из-за того, что мы билеты с рук покупали. У кассы женщина пред­ложила, говорит, купила — и не пойдет. А у вас бесплатные билеты? Наверное, и она на самом деле их не покупала. Ну вот, берут по аккредитации и сдают. Ты смотри, тут зарабатывать можно! Хоть бы это где-нибудь регистрировали — а то на каждое кресло по два билета».

В парке Горького

«Она купила квартиру. Я бы в жизни не сказала, что такие телочки могут себе сами купить квартиру в Москве. И говорит нам: «Ко мне случайно переехал друг. Друг детства, я его знаю с первого класса школы. Он мне как подружка. Я с ним обсуждаю депиляцию. Он сказал, что переедет ко мне и будет делать ремонт». И действительно, пока мы сидели, он прислал ей из магазина несколько фоток люстры на выбор, потом купил, поехал к ней домой и начал ее вешать. И тут приходит от него СМС: «Я тебя так сильно хочу — может, устроим профилактический секс?». Она в шоке, говорит: «Как он мог! После того, что я с ним обсуждаю, невозможно мне такое писать. Он вообще какой-то полугей. А я-то, дура, думала, что он ко мне ремонт приехал делать».

На подмосковной даче

«Был на прошлой неделе на выступлении Путина на международном экономическом форуме в Питере. Там в зале собралось человек двести, самые важные шишки из разных бизнесов, но он все равно, конечно, опоздал на час. Короче, я накануне как раз смотрел документальный фильм про холодную войну, и там была в каком-то месте запись выступления Брежнева на съезде. И эффект, когда зашел Путин, был поразительный, я сразу вспомнил эту кинохронику: все двести человек встают и начинают аплодировать, хотя он еще ни слова не сказал и все его час ждали».

В ГЗ МГУ

«Вот мы сейчас отправляли в Китай пятьсот человек студентов на стажировку, и все наши университетские фсбшники с ними поехали. А, ты не знаешь – к МГУ свое подразделение прикреплено. Ну конечно! Тут же мозги, их нельзя оставлять без присмотра. Короче, мы делали визы всем этим студентам, все с разных факультетов и еще куче сопровождающих. И фсбшников, как обычно, записали как сотрудников истфака. Не знаю, почему, но так всегда делают, уже лет десять. Вроде бы, была какая-то неловкая история еще в советское время, когда какой-то фсбшник кого-то сопровождал в Америку под видом физика, и его там что-то спросили про кванты, а он, конечно, ни слухом, ни духом. С тех пор, кажется, их и делают историками. Если их что-то спрашивают, они говорят: «Это не мой период».

В Ленинской библиотеке

«Ты знаешь, у меня брат живет в Польше уже тридцать лет. Он уже совсем поляк, считает своей страной Польшу и все такое. Я вот сейчас эту историю вспомнил, после Евро. Короче, когда их президент разбился под Катынью, мы с женой думали, звонить ему, чтобы принести всякие соболезнования, или нет. Я говорю: «Ты что, с ума сошла? Если бы мне звонили с соболезнованиями по поводу смерти Путина и всей его команды, я бы решил, что издеваются». Ну, подумали, решили позвонить. Звоню, говорю, ну вот, жаль, не расстраивайтесь там особенно и все такое. А он мне такой: «Это вообще надо проверить, от чего он упал там у вас. У нас пишут, что там не все погибли, а выживших русские солдаты добивали лопатами. Не удивлюсь, если так оно и было». Круть, да? Это я насчет русско-польских отношений-то».

В трамвае на Чистых прудах

«Значит, слушайте, как все было: подхожу к остановке на Новокузнецкой, а там два парня бьют таджика какого-то или еще кто, кто их разберет. Тут подъезжает полицейская машина, милиционеры хватают этого таджика и в машину запихивают, потом у этой шпаны спрашивают: «В чем дело?». Он у них пытался телефон украсть, говорят. Потом достают из машины таджика и его спрашивают, в чем дело. Он пытается им объяснить, что эти двое – по виду, совершенные беспризорники – его напоили, обобрали, а когда он попытался сопротивляться, начали бить. Милиция дослушала, назад его в машину запихали и уехали, а этих отпустили. Вот сволочи! И так эти таджики несчастные трудятся на стройках за копейки, а тут еще так над ними издеваются и за людей не считают! Я бы этих гадов схватила за яйца и объяснила, что вот как в Советском союзе были все братья, так и сейчас надо!»

На набережной на Воробьевых горах

«Вчера вышла гулять с младшим братом на футбольное поле. Меня, как девчонку, поставили на ворота, конечно. Бегали там Коля наш и еще трое мальчишек, я а на воротах с телефоном стояла. Потом пришла еще какая-то девчонка, класса третьего, наверно. «Можно с вами?», - спрашивает. Сначала не хотели ее пускать, потому что девчонок не берем, но она на меня показывает и говорит: «А ее же взяли». Ну, я взяла ее с собой на ворота. Стоим мы на воротах, а она мне: «О, классная челка. Как ты такую сделала?». Я немного смутилась даже, у нас с ней разница лет десять и я ее впервые вижу, а она так говорит, как будто мы всю жизнь знакомы. Вот было бы здорово, если бы все так могли подойти на улице к незнакомому и спросить, да? Мне, например, всегда интересно, откуда платье или там туфли на человеке, а спрашивать же неловко».

У подъезда

«А старичок с седьмого этажа все-таки подал в суд на строительную компанию. Значит, у него есть место на подземном паркинге, но нет машины. А его машиноместо на сорок сантиметров короче, чем у остальных, потому что там какая-то пожарная труба проходит. Его это очень раздражает, хотя ему этот паркинг вообще не нужен, и он все требовал эту трубу перенести, а пожарники не разрешали. Он даже в приемную «Единой России» ходил, к префекту тоже. Теперь вот в суд подает на застройщика дома».  

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter