Атлас
Войти  

Также по теме

Разговоры православных

Молитва за таксиста, искушение орехами, непростая судьба иеромонаха с татуировкой и другие разговоры у гостиницы Свято-Данилова монастыря

  • 8864
Разговоры

Мужчина неопределенного возраста с редкой бородкой — пышной даме на ресепшен:

«Атеисты в большинстве своем мало того что евреи, так еще люди — серые, необразованные. Вот я недавно ехал в такси. Таксист — молодой парень, как увидел, что его священник вызвал, помрачнел весь, потом всю дорогу мне рассказывал, как ему неприятно в церковь ходить да на нас, попов зажравшихся, глядеть. Я все это время про себя молился, молчал и на парня не смотрел. Потом, только когда подъехали уже, не выдержал и сказал ему: «Вот я в машинах ничего не понимаю, даже водить не умею. Странно было бы, если бы я принялся критиковать ваш автомобиль или стиль вождения. Глупо без нужных знаний в чужой труд вмешиваться». Он  глаза вытаращил, посмотрел на меня, потом сказал: «Извините меня, батюшка. Помолитесь за меня». И уехал. А как же я за него молиться буду, если он имя свое не назвал. Так и молюсь теперь: «За того таксиста, который…»


Пожилая женщина в платочке и ее старенькая мама:

— Мама, ты уже пятый пакет орехов ешь. Тебе потом плохо станет, ты же знаешь.

— А что делать, если я не наедаюсь. Дьявол меня искушает — мяса хочу.

— А ты не поддавайся, коктейль вот выпей.

— Пойдем лучше в храм помолимся! Сколько времени, двенадцать есть? Там пирожки уже привезли, наверное, очень вкусные, освященные. Пойдем скорее, а то их быстро разбирают.


Осанистый батюшка по телефону:

«До меня слухи дошли, что новый ярославский владыка хочет у государства все храмы ярославские забрать. Ты ему передай, чтобы не горячился. Там в этих храмах целые гектары уникальных фресок XVI века. Их беречь надо, хранить, а это такие деньги, что мы не потянем. Пусть государство беспокоится. А у него там и так приходов много».


Две женщины средних лет в длинных юбках:

«Мы же христианское государство, православное. Зачем нам эти восточные развлечения: год Дракона, год Змеи… Какие-то сувениры бесконечные, календари. А между тем, у нас же есть прекрасное произведение «Песнь о вещем Олеге», и змея там показана во всей своей красе. Вот не хотела бы я с такими «змеями» общаться. Ты сама-то кто по гороскопу, кстати? Лошадь? Ну и слава богу».


Молодой человек в очках и с папочкой для документов — швейцару:

«Сейчас отец Никодим приедет, у него много вещей. С ними поосторожнее надо. Там еще икона будет древняя, он всегда с ней ездит. Она святая какая-то, он рассказывал, что однажды она замироточила накануне его болезни. С тех пор он всегда к ней приглядывается на всякий случай. В общем, аккуратнее там».


Священник спортивного вида, с татуировкой «Коля» на пальцах, — пожилой женщине в очках:

«За меня мать всегда молилась, даже когда я в юности чудил. Однажды подрался по пьянке, меня в милицию отвезли, и там ночью приснился сон, будто какая-то великая сила меня на руках к свету несет. Я после этого пить бросил, потом к Богу пришел, иеромонахом стал, в Шацке служу. Сначала легко все было, когда к вере идешь, тебя Бог на руках несет. А сейчас… Такое ощущение, что опустил он меня, как ребенка, и в спину подталкивает: «Теперь сам иди!» А как идти, куда идти, никто же не объясняет. И такая тоска на меня иногда накатывает, боль такая. А мама умерла уже, никто больше за меня не помолится».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter