Атлас
Войти  

Также по теме

Ресторан "Эстрада"


  • 1675

Как только не ругают нашу эстраду: и пресная она, и безвкусная, и сколько можно подавать одни и те же блюда! А я хочу не согласиться и, может, даже похвалить: и остро, и свежо, и аромат роскошный, и вкус тонкий – на гурмана. Потому что это совсем другая «Эстрада» – не помпезный концерт в «России», а новый ресторан на Олимпийском проспекте. В доме, который построил Кобзон. Ну не сам Иосиф Давыдович, конечно, а его фирма «Московит». Культурно-развлекательный центр «Московит» – так и называется дом. Правда, центр еще не открылся: доделки, переделки всякие, зато «Эстрада» уж месяц как бурлит.

– Ну, «бурлит» – это вы чересчур, – скромно заметил Михаил Ильич Амаев, один из хозяев «Эстрады» («Да ну вас, бросьте – просто Миша»), – но народ уже потянулся. Знаете, если за месяц один и тот же посетитель пятый раз приходит вечерять – значит, ему здесь нравится.

А чему бы здесь не нравиться? Серебристо-бежевые шторы театральным занавесом разделили большой и светлый зал на три уютные ниши столиков по восемь. Свежевыкрашенные стены, словно небосвод, рассиялись звездами, которых ярче просто нет: глянцевыми фотографиями Иосифа Давыдовича, Аллы Борисовны, Льва Валерьяновича и Филиппа Бедросовича, а также звездами помельче, чьих ни имен, ни отчеств я не знаю. Но смотрится парад планет красиво.

– Боря Краснов оформлял. Его дизайн.

– Краснов? А где ж кариатиды, атланты, портики, колонны до небес? – изумился я, вспомнив красновское оформление юбилейных эстрадных концертов.

– Ну кто же дома громоздит кариатиды? А я всегда мечтал о доме для артистов. Таком, знаете, семейном доме, куда они после концерта или гастролей могли бы прийти, пообщаться с друзьями, вкусно покушать и послушать живую музыку. Они же от живой совсем отвыкли. Двадцать три года уже в ресторанном деле, и вот – осуществляются мечты. А то что же получается: у писателей дом есть, у киношников – есть, даже у вас, журналистов, какой-никакой, а есть. И только у бедных эстрадников ни кола ни двора. Абсолютно бездомные.

– А что, без голоса и слуха сюда никогда не пустят?

– Да ну вас! – рассмеялся Миша. – Бога ради. Лишь бы деньги водились. Кстати, не такие уж большие. А для наших ветеранов, народных и заслуженных, мы даже будем делать существенные скидки. Сами знаете, какие у них пенсии. – И он огорченно вздохнул.

Вздохнул и я мгновенно понял кого напоминал мне целых пять минут Миша Амаев. Был когда-то на эстраде популярнейший конферансье Михаил Гаркави – необъятно толстый, добрый человек. И этот Миша – копия того. И ходячая реклама ресторанной кухни, которая, кстати, здесь очень разнообразна – от модной нынче европейской до доброй памяти советского «Савоя».

– Помните шницель по-министерски? – радостно спросил Миша, когда я распахнул красивое меню. – Даже в министерствах уже не помнят, а у нас есть. Советую взять.

«Шницель по-министерски – 430 рублей», – прочитал я в меню. Да ну его в болото, этот шницель. Не за тем сюда пришли. И хотя на скидку рассчитывать не приходилось, но один раз в жизни почувствовать себя звездой эстрады, которая в букетах и овациях приехала расслабиться сюда, мне захотелось чрезвычайно. И, скривив рот, как Магомаев, я углубился в чтение меню.

«Салат из листьев руколы, помидоров, чили, свежих грибов и сыра пармезан – 450 рублей», «Средиземноморский салат из свежих овощей, чили, маслин и зеленых листьев – 320 рублей», «Салат “Цезарь” из листьев “Романо”, куриной грудки и чесночных гренок – 380», «Салат из зеленых листьев, авокадо и тигровых креветок с бальзамическим уксусом – 620», «Коктейль из креветок – 520 рублей»... Вы только вслушайтесь в мелодию салата, вы покатайте слово по губам: авокадо! Да еще с тигровыми креветками, забальзамированными в уксусе. Так вот что нынче потребляют звезды! С таких салатов я б и сам запел. А!.. Пусть зарплата через две недели – звезда я или не звезда? Теперь посмотрим, что погорячее. «Цыпленок табака с острой аджикой – 500», «Домашняя уточка, запеченная целиком с молодой капустой и яблоками, фаршированными клюквой, на четыре персоны – 2480 рублей».

– А на одну персону уточки нельзя?

– Так домашняя же, резать жалко, – развел руками Миша.

«Фуа-гра с лесными ягодами под соусом из манго и ежевики – 1100 рублей», «Каре ягненка на гриле – 870 рублей», «Стейк из мраморной говядины с соком граната и румяным картофелем на чугунной сковородке – 980 рублей», барабуля с лимоном, сибас, лосось, дорадо на углях, на пару или в фольге – 750 рублей. Вы ели когда-нибудь мраморную говядину? Я живо представил себе эту корову, изваянную руками Церетели, и мгновенно сделал выбор: ее надо уничтожить.

Салат был очарователен. Стейк из мрамора, правда, на поверку оказался розовым куском мяса, но таким сочным и вкусным, что я немедленно забыл о Церетели. А на десерт... Ничего я не взял на десерт, потому что на небольшую эстраду вышли музыканты: саксофон, ударные, контрабас, клавишные – классический, а ныне позабытый негромкой музыки состав. И в зал «Эстрады» полились с эстрады Гершвин, Миллер, Элингтон. Музыканты были в смокингах и в седине. Они играли для себя, и это было прекрасно.

– А ударник еще у Эдди Рознера работал, – похвастался Миша. – Здорово, правда? Завтра придут другие, но тоже профи высшего калибра.

А знаете, вовсе не обязательно быть эстрадной звездой, чтобы иногда наведаться в «Эстраду». Можно ведь взять нежнейшие блинчики с телячьей печенкой за 280 рублей, чашку кофе за пятьдесят и долго-долго слушать музыку. Она здесь того стоит.

Валерий Ларин

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter