Атлас
Войти  

Также по теме

Розыски Путина

Снилось, как будто меня вызывают в какое-то государственное учреждение, то ли в Кремль, то ли в Думу. Прихожу туда, мне говорят: - Ложкина Луиза? Я киваю. - Вы призваны. - Что - в армию? - Нет, в группу по розыску Путина

  • 1869

Воскресенье

Наназначала кучу просмотров – и ничего, день прошел вполне продуктивно. К вечеру так устала, что почти совсем удалось избежать печальных чувств по поводу отсутствия в жизни романтики – при том, что весенняя томительность и все такое.

Николаевну разбил радикулит. Как буду справляться, просто не представляю. Кошмар.

Среда, 24 апреля

Проклятое летнее время. Ничего не могу с собой поделать: ложусь по старому, то есть в 2-3, а вставать приходится по новому, то есть в безумную рань. Тимофей бодрый, как птица, а я просто не могу открыть глаза. Сразу даю ему стопку книжек, чтобы читал, а сама пытаюсь урвать хоть немножко сна. Сегодня окончательно пробудилась, только когда Тимофей шваркнул мне на лицо что-то дико увесистое, с торжествующим воплем:

- Книжка про домиков!

Каталог летних садовых построек, папа мой ему дал, что ли.

Между прочим, это оказался знак свыше: ура!!!! взяты последние бумаги для Брусенсонов. От владельца есть генеральная доверенность, так что можем идти оформлять договор. Они получат наконец свой дом, а я избавлюсь от чувства вины.

Как ни странно, в эти дни я довольно много успела сделать, хоть и была матерью-одиночкой.

20.20

Тимофей прилип к телевизору, кажется, там опять «Симпсоны».

Ура! Все поменялось: Николаевна будет ходить на какие-то электрические прогревания, это рядом с нами. Поэтому ей удобно в 8 (она встает ужасно рано), заходить к нам, брать Тимофея и вести его в садик. А я буду спать, спать, спать.

То есть, конечно, немножко спать, а потом резко вставать и работать.

Пятница

Все равно слышно, как они собираются, и сон какой-то прерывистый. Снилось, как будто меня вызывают в какое-то государственное учреждение, то ли в Кремль, то ли в Думу. Прихожу туда, мне говорят:

- Ложкина Луиза?

Я киваю.

- Вы призваны.

- Что – в армию?

- Нет, в группу по розыску Путина.

Я изумилась и так осторожно спрашиваю:

- А что, он пропал?

- Нет, не пропал. Но на случай, если вдруг пропадет, мы создаем специальную группу, чтобы искать.

И дают подписать какие-то бумаги. А когда я уже поворачиваюсь уходить, эти дядьки (там были непонятные стандартные дядьки в серых костюмах) в спину мне кричат:

- Да, Ложкина! Имейте в виду, что собака ваша тоже призвана!

И во сне у меня как будто собака – что-то типа йорка или пекинеса, с желтым бантиком на башке.

Завести собаку что ли, в самом деле. Но боюсь, все кончится тем, что гулять с ней и вообще заботиться будет Николаевна. А у нее уже есть собака – мальтийская болонка, очень старая. Съедает в день полкурицы и полбатона с маслом – Николаевна великий мастер кормежки. Надо бы ее тоже призвать в путинскую команду розыска.

Неприятно, конечно, что этот клочок шерсти зовут Луша, как меня. А полностью, блин, – Лукреция. Но я согласна терпеть и Лукрецию, лишь бы Николаевна меня не бросала. Без нее я просто как без рук. Причем практически в прямом смысле слова (после вчерашних попыток прокрутить в мясорубке готовый гуляш и сделать котлеты). Лучше даже не вспоминать. Хорошо, что мама прислала какой-то еды, а то бы нам пришлось полностью перейти на лапшу до-ширак. Причем мелкий Ложкин последнее время ест ее исключительно в сыром (то есть сухом) виде. Это ему напоминает чипсы.

Я, конечно, идиот, но иногда у меня бывают гениальные озарения. Что бы там ни говорили, я думаю, что уехать к чертовой матери от М. было моим гениальным озарением. Потому что если бы мы продолжали жить вместе, он бы меня рано или поздно пожрал, поглотил и уничтожил. Не знаю уж, в какой точно последовательности.

Но самым гениальным озарением моей жизни было договориться с Николаевной, чтобы она работала у меня ариной родионовной. Она научила Тимофея пользоваться горшком – у меня ни фига не получалось. И ложиться спать в нормальное время (а не сопротивляться до последнего, как это было со мной) тоже она его научила. Говорит: «Ложись, как креветка, и спи!» – и он ложится, как креветка, и спит. Самое удивительное, что если я так говорю, с николаевниными интонациями, он тоже ложится. Ну, хотя бы через раз. Николаевна – счастье моей жизни. Готовит, убирается, следит за всем, и вообще. В нанайских мальчиков с ним играет. И благодаря ей я могу работать, мотаться по городу, зарабатывать и чувствовать себя полноценным человеком. От меня зависит материальное благополучие нескольких человек (меня самой, мелкого Ложкина и Николаевны с ее Лукрецией), я горжусь. До Дж. К. Роулинг далеко, но тем не менее.

У Татули пылесосила квартиру специальная тетя, она ей платила за уборку триста р. и вызывала два раза в неделю. Но потом Татуля придумала раз в неделю убираться самостоятельно и за это платить триста р. себе. То есть покупать что-то такое, что она так, сама по себе, купить сомневалась. Например, клевский карандаш для глаз Живанши. Сначала ее это страшно радовало, но постепенно поощрительные покупки стали все дороже. На той неделе Татуська как-то особенно чисто отдраила кухню и купила себе за это пудру «метеориты» от Герлен в золоченой пудренице – мечтаю о такой! Но она стоит 114 долларов. Для меня это просто невообразимо дорого. (Адский прайс, как сказал бы Артуров Виталик). Татуля говорит, что для нее – тоже дороговато. Она уже подумывает о том, чтобы вернуть все, как было. Пусть приходит уборщица за триста. А собственноручная уборка обходится слишком накладно.

16.10

Сейчас был звонок в домофон: письмо от Билайн. Я уже чуть ли не месяц забываю заплатить за телефон и думала, что это новый счет и предупреждение, что телефон будет отключен. Хотя они, наверное, сначала прислали бы SMS?

Оказалось, ни фига подобного: просто красивая открытка с пожеланием мне успеха и процветания. Наверное, это потому, что у меня тарифный план «Успех». Очень приятно, хоть и бессмысленно.

Курьер, кот. приносил это письмо, ужасно красивый юноша. Ну, может, и не ужасно, но красивый. Поймала себя на том, что кокетничала, когда расписывалась в получении письма. По-своему, конечно, кокетничала, по-ложкински. Мне если кто-то нравится, я сразу напускаю дикую гордость, надуваюсь и становлюсь предельно нелюбезной. Когда я влюбилась в М., то первым делом перестала с ним здороваться, он не знал, что и подумать.

Забыть!!!!!!!!!!

Продолжение следует

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter