Атлас
Войти  

Также по теме Выборы в Мосгордуму 2014

«Артист Сюткин не знает, как сделать выборы более прозрачными»

​«8 июня состоятся выборы в Мосгордуму», – уверенно говорит лидер группы «Моральный кодекс» Валерий Мазаев в проморолике инициативы «Моя Москва». «8 июня я иду голосовать в Мосгордуму», – произносит следом за ним Светлана Бондарчук. «8 июня я иду в городскую думу выбирать своего кандидата», – обещает Тимати. Валерий Сюткин, Игорь Бутман, Ольга Шелест – все они зовут москвичей на выборы 8 июня, хотя сами выборы состоятся 14 сентября.

  • 10386

8 июня пройдут так называемые праймериз «Моя Москва». Учредители движения «Моя Москва», в числе которых главред «Независимой газеты» Константин Ремчуков, олигарх Михаил Куснирович и адвокат Михаил Барщевский, утверждают, что генеральная репетиция выборов поможет москвичам лучше узнать своих кандидатов. Оппозиция же уверена, что таким образом мэрия Москвы преподносит собственных кандидатов под видом «общественников». Певец Валерий Сюткин рассказал БГ, как он попал в оргкомитет праймериз, кто не любит «Единую Россию» и почему Москва больше не Шанхай.  

– Валерий, расскажите, пожалуйста, как вы попали в оргкомитет праймериз «Моя Москва»?

– По доброй воле.

– Понятно, что по доброй, но вас кто-то пригласил туда или вы сами были инициатором?

– Началось абсолютно просто – с симпатий: мне нравится, что происходит в центре Москвы. Я тут родился и вырос, всю жизнь живу на Бульварном кольце, прямо даже внутри его, можно сказать. И вот наведение порядка с паркингом – причем, на мой взгляд, у нас это на более прогрессивном уровне сделано, чем в Европе, в Париже или Лондоне. То есть оставляешь машину на парковке, ставишь приложение на любой смартфон – благо ими все владеют теперь, – номер парковки загнал туда и немножко денег заплатил. И это абсолютно цивилизованно, и хорошо, что наконец-то машины в один ряд стоят, а не тот Шанхай, который у нас был два года назад. 

Как-то мы с моим другом Михаилом Куснировичем столкнулись на одном из проектов «Черешневого леса», и он сказал, мол, я теперь вхожу в Совет при правительстве Москвы, и поинтересовался, хотел бы я войти в движение [«Моя Москва»]. А я человек далекий от стремления во власть. Хочется, чтоб там работали инициативные люди, у которых главное желание – не разбогатеть, а сделать что-то полезное, только они иногда не могут достучаться... Я активно участвую в том, чтобы в Москве было больше велосипедного движения, чтобы центр был красивее. А есть там очень опытные люди, умеющие своим авторитетом направить все в нужное русло, как доктор Рошаль, например.

Великолепная идея – сделать пробные выборы 8 июня. Я не ангажированный никаким политическим движением человек, мне просто хочется, чтобы приходили люди и занимались своими участками, чтобы в ЖКХ был прорыв. Для этого надо, чтобы люди себя пробовали на выборах. Мне нравится, что я в числе учредителей движения «Моя Москва». От себя я готов внести вот такой лозунг: «Мне небезразлично – я хочу, чтобы в городе, который я люблю, было жить лучше». Я готов для этого делать сам что-то посильное и помогать активным людям.

– А какие у вас там функции?

– Наша задача – привлечь внимание простых граждан. Ты живешь в доме и хочешь, чтобы во дворе было лучше, – и у вас есть Мариванна, которой вы доверяете. Возьмите и выдвиньте Мариванну – пусть она будет участвовать  в жизни города, что-то предлагать. А если что-то неправильно делается – вставать и не давать это сделать. Меня как представителя творческой интеллигенции ввел туда Константин Ремчуков – опытный человек, не новичок в общественном движении, меня порекомендовал мой друг Михаил Барщевский. В данном случае мы подбираем людей, которые зарекомендовали себя как нечерствые, которым интересно. Вот такая моя скромная функция там.

– А вы разбирались, как там изнутри это все устроено, скажем, как построено финансирование «Моей Москвы»?

– Я нет, но есть [президент Московской торгово-промышленной палаты Михаил] Кузовлев, есть мой друг Куснирович – они отвечают за рекламу и финансы. Там идет сбор – 500 рублей своих каждый может внести. Понимаете, в каждой команде есть люди, отвечающие за организационную часть, и люди, которые знают, как сделать хорошо. Я знаю, как сделать правильно, а сверять бюджет не умею. Моя задача прозрачная, и от движения я не получаю зарплату – это общественная инициатива.

– Мария Гайдар зарегистрировалась на участие в праймериз и свои пожелания опубликовала в качестве открытого письма оргкомитету. Ей не нравится, что по регламенту представители кандидатов не будут участвовать в подсчете голосов. (Позже это правило было изменено. – БГ.)

– Главное, чтобы было максимально удобно, максимально открыто все. [Праймериз] будут в тех же местах, где и выборы в сентябре. Понимаете, ваш вопрос не по адресу – я не знаю, как готовятся выборы, я прихожу и голосую и ничего особенного не вижу. Но мне нравится, что в нашем движении «Моя Москва» есть ряд профессионалов, которые пытаются сделать все максимально хорошо именно для таких людей, которые всегда говорят, что все неправильно, все время либо апеллируют к этой «Единой России», либо находят какие-то предвыборные махинации. Вот чего нет, того нет. Наша задача – сделать так, чтобы у москвичей была возможность выражать свою позицию, какой бы они хотели видеть жизнь в нашем городе.

– Вот вы упоминаете «Единую Россию» в качестве жуткого чего-то...

– Нет, я просто говорю, что люди будут обвинять. Мой директор смотрит какие-то новости и говорит: «Валер, тут написали про очередные трюки нашей властной партии». А мне непонятно, как там оказались такие люди, как Рошаль. Просто есть люди, которые все время, знаете, как в том анекдоте, когда выходит человек в трусах на балкон, видит салют и говорит: «Вот на эту фигню у них деньги есть». Потому что у нас очень много таких – ничего не делающих, которым все сразу плохо. 

– Опять же, Мария Гайдар настаивала на том, чтобы следующие заседания оргкомитета прошли максимально открыто, на глазах у журналистов. 

– Нет, ну я-то вообще ничего не боюсь, но в данном случае я влился в движение с опытными людьми, и мне нравится, что они слушают мое мнение. ​


​Понятно, что артист Сюткин не знает, как сделать выборы более прозрачными, – я в этом не специалист. Но по крайней мере если что-то будет не так, либо я выйду оттуда сразу, либо скажу: «Ребята, стоп! А мне не нравится, почему здесь так?»

 Нас спрашивают: это репетиция или что? А это просто возможность узнать тех, кто только начинает свое продвижение в политике. Когда приходишь на выборы, ты эти фамилии первый раз видишь в бюллетене, – и ты начинаешь выбирать, у кого красивее фамилия. А здесь есть возможность познакомиться [с кандидатами]. С 8 июня по 14 сентября на сайте «Моя Москва» у каждого из них будет своя страничка, своя программа, мы каждому даем три минуты на ролик, где он выскажет свою позицию. Люди могут кликнуть на того или иного кандидата и посмотреть, чего он хочет, о чем говорит, не выходя из дома. Вот такие вещи дадут возможность понять, кого нам выбирать.

– Как проводятся заседания оргкомитета?

– Смотрите, собрать десять человек воедино, чтобы у всех нашлось время, учитывая занятость всех... А если еще учитывать занятость госпожи Гайдар – когда она может, я не знаю.

– Нет, она просто хотела, чтобы журналистов туда пускали.

– Ближе к делу решат этот вопрос, я  думаю. Главное, чтобы восьмого числа не было претензий. На пожелания мы отреагируем очень быстро, потому что это делается, я еще раз повторяю, не для того, чтобы галочку поставить, а чтобы всем было удобно. Там строгая отчетность до рубля на рекламу, и вообще... Я, как простой москвич, говорю за себя: я не имею доступа к деньгам, которые собираются. Я участвую в движении бесплатно, это называется «посильная общественная нагрузка». Сейчас, пожалуйста, парковки уладили, все стоит – это правильный подход, так и надо делать. Хотите на метро приезжать – платите за час. В парк в любой зайдите – там очень хорошо стало, например, в Екатерининский: там стоят эти велики...

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter