Атлас
Войти  

Также по теме

Склоны и доски

  • 1346

Когда за окном идет снег — это ненормально. Среднестатистическому индусу или кенийцу ничего страшнее снегопада не может привидеться даже в самом кошмарном сне. Они-то знают, что только две климатические зоны приспособлены для проживания людей — тропики и субтропики, остальные не годятся. Расселившись из этих благодатных широт по всей планете, наши далекие предки совершили чудовищную стратегическую ошибку, за которую мы до сих пор расплачиваемся. И все основные достижения нашей цивилизации вроде центрального отопления или теплого сортира — всего лишь нелепые попытки вернуться в утраченный рай.

С раннего детства все мы становимся жертвами одной большой пиар-кампании, воспевающей холода и сугробы: нас учат радоваться первому снегу, ждать новогодней елки и Деда Мороза с подарками. В результате сознание притупляется, и при появлении снега организм перестает посылать сигналы бедствия и требовать немедленной эвакуации из мест, где происходят подобные природные явления.

На меня пропаганда зимы никогда не действовала. В детстве, когда начинал идти снег, я плакал. Потом научился сдерживаться, но думал, что ненависть к зиме пронесу через всю жизнь. Я и представить себе не мог, что наступят времена, когда по осени я с нетерпением буду ждать снега, а весной стану горевать, глядя на то, как он сходит. Теперь все происходит именно так — уже три года подряд, с тех пор как я купил свой первый сноуборд.

Теперь я зиму люблю. Это в Европе, чтобы кататься, надо в горы ехать, у нас же вышел из дома — и катись хоть от порога. В одной только Москве склонов с подъемниками штук пять наберется, за городом — еще столько же. А досок, особенно дешевых, китайского производства, в нашем городе скоро будет больше, чем пылящихся по балконам беговых лыж.

У сноуборда много интересных применений: из него можно сделать скамейку, полочку для книг, а можно часами на нем сидеть на вершине холма и курить, чем и занимается половина московских сноубордистов — юноши и девушки, которым мама с папой подарили доску и гортексовские брюки с курткой: кататься они почти не умеют.

Есть и такие, которые приходят на гору, чтобы попрыгать с трамплинов. Меня это травматичное занятие не сильно манит. Я люблю гонять.

Ни с чем не сравнится ощущение, когда разгоняешься до такой степени, что кажется, будто скользишь по голой земле пятками: ступнями через подметки и доску чувствуешь неровности на проносящейся под тобой земле. Снег, мороз — неважно: как в детстве до одури на санках катался, так и здесь. Лично меня ничем, кроме сноуборда, невозможно выманить зимой на три часа на улицу. Кайф от езды такой, что весь следующий день держит: ходишь просветленный и расслабленный.

Разумеется, пока научишься стоять на доске, сто раз проклянешь тот день, когда решил в это дело ввязаться. На первых трех занятиях попа отбивается напрочь. Тренировочный процесс новичка выглядит следующим образом: встал, проехал метр, упал на руки, поднялся, проехал полметра, упал на задницу — и так целый час. Ноги болят, на попу не сядешь, бока отбиты.

Но воспоминания обо всем этом выветриваются из головы после того, как человек пару раз скатится со склона без падений, научится контролировать доску и резаться на кантах. После этого сноубордиста охватывает восторг, он понимает, что значит летать по склонам, и начина ет покорять трассы: сначала в московском «Канте», потом в подмосковных Сорочанах, а потом уезжает в горы — на Домбай или Эльбрус. Там, правда, уже который год народу — не протолкнуться, и знающие люди советуют ехать если не в Куршевель или Андорру, то хотя бы в Финляндию или на Урал. Там километровых очередей к подъемникам пока еще нет.

ВСТАТЬ НА ДОСКУ

www.mountain.ru, www.snowboard.ru, www.snow.ru

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter