Атлас
Войти  

Также по теме

Утомление смехом

  • 1399

Честно говоря, я не представляла себе, как можно поставить в театре "Вредные советы" Остера. То есть предположения были, но очень расплывчатые. И это при том, что скудостью воображения я никогда не страдала. Поэтому всю дорогу в театр "Школа современной пьесы" я мучилась неопределенностью и все больше настраивала себя на самое худшее. К счастью, мои опасения не оправдались.

Первое, на что я обратила внимание, начав осматриваться, были программки. Они приковывали к себе внимание - яркие, большие, в виде конфет. То есть программка состояла из набора шоколадок со вкладышем. На вкладыше написана вся информация про спектакль, а шоколадки были вполне настоящие и вкусные. Войдя в зал одной из первых, я прошлась по нему и обнаружила, что со всех мест, на которые я присаживалась, была прекрасно видна сцена (обычно в театрах на последних рядах видимость плохая). Это из-за того, что сиденья расположены в шахматном порядке. Первого ряда нет, потому что сцену для "Вредных советов" достраивали. На второй нужно садиться людям с крепкими нервами, не буду раскрывать тайну полностью, а то будет неинтересно, скажу лишь, что в середине спектакля их ждет большое потрясение.

Декорации очень оригинальны: нагромождения труб и "микрофоны" в виде смятых баночек из-под "Кока-колы". Судя по реакции маленьких зрителей, оформление сцены им очень понравилось. Одежда актеров продумана до мелочей - вещи, которые, взятые по отдельности, смотрелись бы вульгарными, в сочетании с другими вещами казались верхом молодежной моды. Лично мне понравился джинсовый сарафан, надетый на Светлану Дикаанидас. С зелеными колготами и прической - двумя "хвостами" - он смотрелся замечательно.

Мне кажется, что Aндрей Aндреев, режиссер "Вредных советов", создал спектакль таким, каким его видит большинство детей, иногда не осознавая этого. Просто, посмотрев постановку, ты начинаешь думать, что именно так и представлял себе мир этой книги, когда читал. Так бывает - прочитаешь книгу, потом посмотришь хороший фильм по ее мотивам, и затем ты всегда непроизвольно ассоциируешь книжных персонажей с актерами, их сыгравшими. Несмотря на то, что задача перед режиссером стояла сложная (слияние нескольких стихотворений, не связанных между собой, в один спектакль), он справился с ней блестяще. Перехода из одного стихотворения в другое не чувствуется, ты просто сидишь и впитываешь стихотворения, по очереди появляющиеся на сцене, как губка. Кстати, находкой Aндреева стали актеры. Молодые, пластичные, с хорошими голосами, они органично сливаются со спектаклем - три девушки и три юноши. Каждое слово обыгрывается ими так, что смеешься без перерыва. Когда они лили молоко и сок на белый плащ, зал стонал от смеха. Попадались, конечно, непробиваемые люди - за мной сидели две женщины, обсуждавшие какую-то Нину Петровну, совсем обнаглевшую и забиравшую половину товара себе. В результате я вынуждена была слушать про их работу все время до опускания занавеса и часть антракта. Но таких были единицы.

Из всех актеров мне больше всего понравились Светлана Дикаанидас и Вадим Колганов. Не могу точно объяснить, почему, может быть, их типажи (озорная девчонка и хулиганистый парень) наиболее близки мне по духу. Наиболее яркий момент в спектакле, мне кажется, был во время бега Колганова по залу со стрелой в боку и всеобщего крика "A-а-а-а!" (стихотворение про магазин и маму). За что, кстати, режиссер заслужил мое глубокое уважение. (Как и за то, что он не включил в спектакль "Если ты пришел на елку, свой подарок требуй сразу". Это стихотворение настолько заезжено новогодними детскими газетами и журналами, что слушать его еще и на спектакле было бы выше моих сил.)

Замечательным прощальным аккордом стала песня "Каждый маленький ребенок". Зрители расходились по домам умиротворенные и ослабшие от смеха.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter