Атлас
Войти  

Также по теме

Весна. Кафе-бар

В дальнем конце дворика был обустроен мангал, рядом - самый настоящий птичник, где за сеткой-рабицей в ожидании обеда томились несколько куриц, пара уток и один индюк. Сходство с далеким селением усиливали рабочие штаны, сохнувшие на веревке, и груда всякого полезного в хозяйстве хлама, заботливо сваленного рачительным хозяином у стенки

  • 1130

Случилось так, что мы с приятелем утром оказались возле Белорусского вокзала. С похмелья, естественно, что не возбраняется. Было, прямо скажем, прохладно. Шли по мосту, осторожно прислушиваясь к ощущениям. Думали влить в себя немного ледяной водки, а вослед ей – ложку пылающего жаром бульона. Вдруг приятель остановился и показал пальцем на скопление пластиковых ларьков, меж коих имелась скромная вывеска с пугающим названием: «Весна. Кафе-бар». Читать это было жутко. К тому же вокруг входа в кафе мигали отвратительные зеленые лампочки. Все-таки решили зайти. Ощущений прибавилось: мы оказались в частном секторе небольшого курортного городка где-нибудь на Черноморском побережье Кавказа.

Конструкция кафе-бара напоминала о том, что когда-то хозяева заведения – многочисленная азербайджанская семья – начинали с крохотного павильончика, где подавали шаурму и водку в розлив. Заведение, видимо, приносило стабильный доход, и кафе-бар стал постоянно расширяться: то здесь новый зал пристроят, то там новую подсобку соорудят. На момент нашего посещения «Весна» состояла из общего зала, десятка кабинетов для приватного отдыха и около полусотни столиков, установленных в беседках во внутреннем дворике, который полукольцом охватывает это странное заведение. В дальнем конце дворика был обустроен мангал, рядом – самый настоящий птичник, где за сеткой-рабицей в ожидании обеда томились несколько куриц, пара уток и один индюк. Сходство с далеким селением усиливали рабочие штаны, сохнувшие на веревке, и груда всякого полезного в хозяйстве хлама, заботливо сваленного рачительным хозяином у стенки.

Кстати, вышеупомянутые цесарки с индюшками и составляют гордость фирменного меню заведения. По вашему заказу повар выберет из птичника полюбившуюся вам курицу и тут же на ваших глазах превратит ее в шашлык или какой-нибудь люля-кебаб. Цены за удовольствие съесть казненную по твоему приказу птицу весьма умеренные – от 100 до 270 рублей.

Впрочем, гуманным отношением к кошельку клиента отличается и все остальное меню.

Судите сами: горячее, а именно хашлама (это кусок баранины в бульоне), пити (баранина, сваренная с картофелем и особым южным горохом) и кюфта (то же самое, но вместо баранины в суп кладут тефтели) стоят по 90 рублей. Гутабы – что-то вроде чебуреков, только более изящные и с разнообразной начинкой, – 60 рублей. Долма (мясо, завернутое в лист винограда) обойдется всего в 80-110 рублей, плов – в 100 рублей. Джыз-быз (картошка со специально приготовленной требухой) – 100 рублей. Столько же стоит и еще одно фирменное блюдо – «кушай-молчи», которое на основе баранины и картофеля придумано шеф-поваром заведения под воздействием впечатлений от Москвы.

Ознакомившись с репертуаром, мы, естественно, заказали водки (отпускают ее здесь чуть ли не по магазинным ценам), пити, гутабы с мясом и зеленью и шашлык из свиной корейки. Свинина, как объяснила нам официантка Aня, появилась в меню как дань уважения гастрономическим пристрастиям москвичей.

Единственное, что не понравилось, – так это темп подачи блюд. Пока я прислушивался, как в моем желудке соединяются в божественном экстазе водка и пити, моему приятелю уже принесли ароматный шашлык. Своей же порции мяса я дожидался минут двадцать, коротая время за поеданием лаваша. У них что, одна-единственная сковородка на всех клиентов, в самом-то деле?! Наконец мое терпение было вознаграждено свежей порцией обжаренной корейки, а в режим ожидания отправился мой сотрапезник, которому полчаса жарили гутабы. Последние, кстати, в отличие от других кавказских заведений здесь обильно посыпают сумахе (это приправа из корки граната), так что вкус становится совершенно экзотичным.

Напоследок позвольте еще несколько слов об экзотике. Если вы сядете в главном зале кафе-бара «Весна», то увидите уникальное сооружение – стойку бара, через которую из кухни подают приготовленные блюда. Вернее, вы ничего не увидите, поскольку хитрая система зеркал надежно маскирует все кухонные тонкости. Кажется, будто бы из зеркального ниоткуда материализуется чья-то рука с тарелкой. Процесс этот настолько завораживает, что мы заказали еще по сто граммов и принялись за созерцание развешанных на стенах живописных полотен: «Страус на Среднерусской возвышенности» (холст, масло, художник неизвестен) и «Потребительская корзинка» (пластмасса).

Для большего удовольствия можно еще пройти в специальные кабинеты, где отобедать уединенно и даже пообщаться (ценный намек, обратите внимание). Однако

истинный ценитель экзотики выберет место во дворике. Именно посреди кудахтанья кур и сохнущих штанов он погрузится в нирвану. Скептик, конечно, скажет, что все дело в том, что мы вовремя опохмелились и хорошо закусили. Нет, вовсе не в этом. Просто где еще, находясь в центре Москвы, можно почувствовать себя на маленьком, Богом забытом курорте?

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter