Атлас
Войти  

Также по теме

Звезды у печки стоят

  • 3204


фотографии: Антон Акимов

Наряду с экспонатами, сохранившимися еще от старого планетария, в классическом музее «Урания» выставлены макеты и изображения современных космических станций и астрономических приборов

На фразе «Как вы знаете, по поверхности Марса ездят наши аппараты. Это… это потрясающе» Фаина Рублева останавливает молодую запинающуюся девушку: «Нет-нет, Света, совсем не так, видите, у вас все отвлекаются. Надо по-другому». Девушка опускает глаза в пол, а Фаина Рублева, энергичная, ярко одетая женщина средних лет, показывает, как надо проводить экскурсию: «Дима, встаньте, пожалуйста, за пульт». Худощавый Дима крутит рычаги и приводит в действие макет марсохода, который кряхтя начинает еле-еле взбираться на горку красного песка. «Видите, теперь внимание приковано к экспонату», — успокаивает Рублева будущих экскурсоводов. Однокашники Светы и Димы по Астрономическому институту имени астронома и революционера Павла Штернберга при МГУ мечтательно смотрят на потуги техники и теперь, кажется, совсем не слышат продолжение мастер-класса.

Кроме персонала по залам ходят рабочие, разговоры постоянно прерываются громким жужжанием дрелей и ударами молотков. Во внушительном пространстве нового здания с высокими потолками и белыми стенами еще трудно ориентироваться без указателей, на месте которых пока висят листы А4 с указаниями «Продолжение экспозиции —> Настенная вывеска. Материал: стекло. Шрифт и фон в соответствии с фирменным стилем».


Второй уровень «Урании» занимает практически арт-инсталляция: разрезанные планеты рвутся через черный пол на свободу

В преддверии открытия планетария научный директор Фаина Рублева занимается подготовкой студентов Инсти­тута Штернберга в штатные экскурсо­воды и восстановлением связи поко­лений: в столице подросли люди, кото­рые о планетарии если и слышали, то точно никогда там не были. Рублева — свидетель долгой, а последние 17 лет — мучительной истории Московского ­планетария: она работает здесь 32 года, единственный сотрудник, оставшийся в новой инкарнации заведения еще с тех, до закрытия в 1994 году на ремонт, времен.

Советское солнце

На открытии построенного по постанов­лению Моссовета планетария в 1929 году присутствовали заместитель наркома по иностранным делам Максим Литвинов, профессор Николай Семашко и писатель Анатолий Луначарский, Маяковский написал о звездном театре стихи. Создание первого в Союзе планетария стало значимым событием— в стране нечего было есть, зато пролетарий мог посмотреть на звездное небо. С каждым годом программы звездного купола так расширялись и усложнялись, что небесные созвездия в доме №5 на Садовой-Кудринской стали главным городским зрели­щем, визуальным развлечением для масс — под куполом клубились облака, блестел небосвод, носились кометы, затмевалось солнце, с огненным хвостом летала ракета Циолковского, в конце сеанса под эпическую музыку появлялась яркая проекция аппарата «Советское Солнце». В планетарии открылся астрономический кружок, в котором каждый год училось до полу­тысячи школьников, специальный курс лекций слушали военные летчики и разведчики, проходили стажировку штурманы полярной и дальней авиации, астронавигации обучались космонавты первого отряда, открыли астрономическую площадку и обсерваторию. Даже во время войны планетарий не работал всего два месяца.


Сотрудники гордятся тем, что за 17 лет хождения планетария из рук в руки удалось сохранить его классический облик

А затем, после развала Советского Союза, в жизни планетария наступил период, который в бумажках нынешней пресс-службы скромно помечен: «Прошли годы». В 1994 году шоу- и бизнесмен Игорь Микитасов приобрел 50% акций свежесозданного закрытого акционерного общества «Московский планетарий». Микитасов хотел сделать на базе заве­дения современный «научно-развлекательный центр» с рестораном и прочими коммерческими аттракционами и закрыл здание на реставрацию. Фаина Рублева, которая к тому времени заведовала научно-методическим отделом, вспоминает, как сразу после закрытия она и еще 7 оставшихся коллег перенесли все экспонаты, документацию, архивы, самодельные глобусы планет и даже старые проекторы звездного неба в соседний флигель, где и охраняли их редеющей с каждым годом компанией единомышленников. «В 1994 году в планетарии какое-то время еще крутились рабочие, а потом и они пропали», — рассказывает Рублева.


У каждого из представленных метеоритов есть паспорт, в котором подтверждается, что, да, этот камень действительно попал к нам из космоса

Деньги у Микитасова кончились быстро, поиск инвесторов превратился в конфликт с посредником банка и закончился возбуждением уголовного дела. Дальше вокруг планетария начались настоящие звездные войны: 5 затяжных судебных разбирательств между Микитасовым, правительством Москвы, прокуратурой и Москомимуществом, рокировки акционеров, претензии инвесторов и прочие перипетии к 2008 году привели к тому, что город получил 100% акций, отстранил Микитасова и инвестировал из бюджета 3 млрд рублей в реконструкцию. Микитасов назвал происходящее рейдерским захватом и уехал из страны. Возможно, рейдерство имело место быть, но планетарию от госбюджета стало только легче. За 14 лет споров акционеров, банкротства, продажи, в которых сейчас черт ногу сломит, вся реконструк­ция свелась к поднятию на 6 метров и возведению двух новых башен обсерватории вместо одной старой. По рассказам Анастасии Казанцевой, одной из сотрудниц нового планетария, когда она в 2008 году пришла на работу, здание напоминало квартиру в новостройке: голые стены и бетон.


Самый крупный в стране маятник Фуко — диаметр лимба составляет 6 метров, сам маятник весит 50 килограмм

С тех пор дату открытия московские власти называли каждые полгода, недавно в очередной раз перенесли с 12 апреля на 12 июня из-за каких-то накладок и формальностей. Но на этот раз, похоже, и впрямь откроют: оборудование на 10 млн евро расставлено по местам, сотрудники осваивают новые музейные возможности.

Интерактивная Вселенная

Создатели попытались построить современный центр — оттого здесь и гардероб, где бабушек с номерками заменяют ездящие по рельсам вешалки, и 4D-кинотеатр, и лифты для инвалидов. Наталья Артюхина, исполнительный директор ОАО «Московский планетарий», рассказывает, что первое, что стал делать новый владелец, как только въехал в бетонную коробку, — анализировать нереализованный проект реконструкции и опыт зарубежных коллег: «Наши специалисты ­посетили лучшие планетарии мира и лучшие интерактивные музеи, в том числе в Нью-Йорке, Пекине, Валенсии, Германии. Смотрели, как устроено все, какие решения используются у лучших ­технологов, которые занимаются проекционными системами и интерактивными музеями».

Войдя в здание, первым делом попадаешь в музей «Ураний», основной костяк которого составляют сохраненные Фаиной Рублевой экспонаты. В центре помещения стоит манекен звездочета на стуле, окруженный старыми инструментами для изучения неба, книгами и чертежами. На витринах и стеллажах — макеты космических аппаратов, приборы и экспозиция, посвященная истории планетария: фотографии, макеты, два старых внушительных проектора. В стены вмонтированы мониторы с космическими роликами со звуковым сопровождением.


С помощью весьма нехитрого приспособления — нескольких досок, рельсов и рукоятки — можно узнать, каково скакать по поверхности Луны

На втором уровне музея представлены коллекция настоящих метеоритов (сотрудники гордо сообщают, что на каждый неземной камень у них есть лицензия, подтверждающая подлинность артефакта) и модель Солнечной системы — из черного наклонного кафельного пола торчат половинки разукрашенных вручную планет. Еще выше — альфа и омега театра звезд: купол диаметром 25 метров и площадью 1 000 квадратных метров. В центре зала высится похожий на «Звезду смерти» знаменитый цейссовский ­проектор «Универсариум М9» — своими 32 объективами он в состоянии показывать 9?100 звезд. Народ требует зрелищ — как и раньше, здесь готовят сюжетные шоу из созвездий и галактик продолжительностью 50 минут. Сотрудники планетария, которым довелось посмотреть тестовые запуски аппарата, говорят о незабываемых эффектах — звезды будто зависают над головой.


На втором этаже музея «Лунариум» можно изучить многомерную модель Вселенной и окончательно отказаться от идеи понять ее устройство

На крыше планетария разместилась Астрономическая площадка, которая будет открыта с конца весны по начало осени: коллекция солнечных часов, мини­атюрный Стонхендж, телескоп, «глобус Набокова», который вращается вместе с планетой, и по этой модели можно увидеть, где сейчас на свете темно, а где только-только начинается день, две обсерватории. В вершине стоящей здесь пирамиды крепится 16-метровая нить, которая проходит через все здание, а на ее конце висит 50-килограммовый шар маятника Фуко, предмет особой гордости Фаины Рублевой. По ее словам, это самый большой маятник в стране: «Мы его запускаем так же, как запускал Фуко, когда только-только придумал этот эксперимент».

Маятник находится на первом уровне второго музея — «Лунариума», месте, в котором воплотилась интерактивная суть нового Планетария. «Лунариум» вы­глядит как смесь всех голливудских межгалактических кораблей — именно так, как в сознании большинства выглядит космос и сопутствующие ему техника и явления. По задумке, приходящие сюда дети должны нажимать кнопочки, приводить механизмы в действие и получать набор знаний о функционировании окружающего мира. На деле экспонаты притягивают посетителей любого возраста — но пока только экскурсоводов, строителей и уборщиц.


В новом здании планетария до потолка как до Луны

Штука, с помощью которой можно понять, как высоко будешь прыгать на Луне, — наклонная горка с катающейся по ней доской: отталкиваешься ногами, подпрыгиваешь метра на два, на долю секунды зависаешь и приземляешься обратно. Тандем-велосипед, установленный перед монитором: крутишь педали — и тебе показывают, сколько таким темпом тебе еще пилить до различных планет. Макет черной дыры — широкое блюдо, углубляющееся к центру. В центре — дырка. Спускаешь по краю диска монетку и она мучительную минуту катится, вертится на ребре, пока не попадает в дырочку, где ездит по краю, не срываясь секунд двадцать, до окончательного пропадания внутри «материи». Механизм для создания облаков — нажимаешь на резиновую поверхность, и из ее недр вырывается густое облако. Под потолком второго этажа зала проложены прозрачные трубы, по которым можно запускать взлетающие со взрывом ракеты на кислородном и водородном двигателях. Если направить отражающиеся от зеркал солнечные зайчики на солнечные батареи, начнут кружиться миниатюрные самолеты. Есть дистанционно управляемый кран, которым можно брать, поднимать и переносить «марсианский грунт». Счетчиком Гейгера — измерять уровень радиации, ручной радиотарелкой — ловить радиосигнал, на видеоавтомате — пристыковать корабль к Международной космической станции. Аппарат, разделяющий свет на разноцветные спектры, аппарат, показывающий различия галактики с Землей, крутящейся вокруг Солнца, и галактики, где Солнце носится вокруг Земли. Миниатюрные торнадо, миниатюрная черная дыра — крути ручку, и в длинном цилиндре вода постепенно образует воронку и засосет резиновые шарики. Интерактивная игра «Угадай созвездие». Экран, на котором можно, находясь на Луне, приблизить и рассмотреть любую звезду и космическое тело. Весы, которые показывают, сколько ты будешь весить в разных частях галактики: на Плутоне — 1 кг, на Юпитере — 190, на Марсе — 30, на Луне — 10. Колбы с переходным током и плазмой. Модель многомерной Вселенной, различие поверхностей и грунта в разных частях Галактики. В углу зала уборщица, пока никто не видит, гоняет на большом мониторе астероиды и швыряет их в планеты. Астероид гудя врезается в поверхность, планета дымится, а на экране пишут, какое небесное тело только что было уничтожено. И еще десятки штук с кнопками, рычагами, пультами, которые можно нажимать, дергать, запускать и смотреть, что из этого выйдет.


Новый планетарий особенно нравится детям, которые привыкли нажимать кнопочку и управлять компьютерными кораблями

Новый планетарий вслед за европейскими научными музеями делает серьезный упор на эдьютеймент — образование через развлечение. Руководство даже воскресило астрономические кружки — каждый год будет объявляться набор учащихся 5—6-х классов на трехлетний курс вечерних занятий по 2 часа в неделю. После выпускных экзаменов желающие смогут остаться подрабатывать летом в планетарии экскурсоводом или демонстратором в обсерватории.

Пополнятся ли ряды космонавтов и астрономов после похода в планетарий — вопрос скорей риторический, но то, что в Москве появилось место, где можно уничтожить Плутон или Сатурн парой бросков астероидов, на фоне государственных обещаний инноваций вполне тянет на космическое достижение.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter