Атлас
Войти  

Также по теме

10 московских педагогов, у которых хочется учиться

Новый образовательный стандарт ориентирован на переход от формализма к пониманию процессов и свободе мышления. Сегодня учитель музыки обращается к математическим формулам, на уроках биологии может обсуждаться механизм рождения чувства, а на физкультуре читают лекции об эмпатии. Десять школьных учителей, у которых мы взяли интервью ‒ яркие представители нового формата педагогики, в котором соединяются получение информации и сотворение новых контекстов.

Автор благодарит за поддержку Московский городской методический центр.

  • 88654
Дмитрий Бесполов Дмитрий Бесполов
Владимир Головнер Владимир Головнер
Артур Заруба Артур Заруба
Вита Кириченко Вита Кириченко
Юлия Мукосеева Юлия Мукосеева
Петр Омельяненко Петр Омельяненко
Антон Алексеев Антон Алексеев
Наталия Азова Наталия Азова
Валерий Русов Валерий Русов
Юрий Бобринев Юрий Бобринев


Учитель химии Владимир Головнер уверен, что его предмет – это способ познания тонких взаимосвязей мира

Учитель химии школы № 1259, лауреат конкурса «Учитель года Москвы», лауреат Премии мэра Москвы и почетный работник образования Владимир Головнер считает, что его предмет ‒ один из каналов связи, с помощью которого можно развить личность и увидеть мир цельным. 

Владимир всю жизнь работает в одной школе. В 87 году он решил, что разработка микроэлектронной начинки для подводных лодок, которой он успешно занимался 4 года после окончания Менделеевки ‒ не дело его жизни, и что сердце зовет его работать с детьми. 

«Самым трудным было найти верный тон общения. С одной стороны, это должен быть тон взрослого авторитетного человека, с другой ‒ нельзя возводить между собою и учениками стену. Это очень тонкая грань. Молодых учителей всегда испытывают ‒ и для меня тоже первый год работы был испытанием. Однажды вот какой случай был ‒ веду урок, и вдруг весь класс встает и молча стоит. Я заволновался, стал у ребят спрашивать ‒ как мне себя правильно вести. Но никто ничего не говорил ‒ они просто молча стояли и все. Потом также молча сели, и я невозмутимо продолжил занятие. Потом оказалось, что это была коллективная акция ‒ протест против нового устава школы, который еще в советское время был внедрен. К таким ситуациям надо быть готовым каждую минуту». 
Владимир не только к жизни в целом, но и к химии в частности относится философски ‒ при разработке темы каждого урока апеллирует к более широким категориям, чем непосредственно его предмет. Например, к объяснению строения молекулы метана он подходит через рассмотрение симметрии крыльев бабочки, а динамическую модель синтеза воды привязывает к философии взаимосвязи времени и пространства. Впрочем, такой подход вписывается и в новые стандарты образования. Если в советское время приоритетной целью школьного обучения было воспитание, то сейчас ‒ развитие личности. То есть каждый учитель средствами своего предмета должен расширить ученикам кругозор. 


«Почему замерзает вода, летают птицы, рождаются и умирают люди ‒ ведь все это подвластно единым законам».

«Химия ‒ это способ видения мира. Лично у меня целостная картина сложилась именно на основе химического знания.  Например, в разделе химии «термодинамика» объясняется почему происходят те или иные процессы, которые нас окружают. Почему замерзает вода, летают птицы, рождаются и умирают люди ‒ ведь все это подвластно единым законам.  Даже общественные явления тоже подчиняются этим законам. Я пытаюсь говорить об этом с учениками, ставлю такой стандарт. В старших классах мы уже выходим на межпредметные вещи ‒ показываем, что законы природы едины. Например, теория этногенеза Льва Гумилева  ‒ очень термодинамична. Хоть по образованию он был и  историком, но интуитивно пришел к термодинамике».

Владимир проводит в школе большую часть дня ‒ помимо своего предмета он руководит изданием школьной газеты «Контакт», которая много лет подряд побеждала на всероссийском конкурсе школьных СМИ.  

И даже каникулы проводит вместе со своими учениками ‒ ведь он еще и является руководителем общественного движения «Учитель года», объединяющего многих педагогов, которые когда-либо участвовали в конкурсе. В рамках этого проекта существует, например, летняя школа «Учитель года» ‒ формируется огромный, на несколько сотен человек, экологический лагерь, в котором учителя делятся своими наработками, а ученики проводят исследовательские проекты. 


«Ближайшим летом мы поедем в Пермский край, в дикую местность. Это сложная задача ‒ на местности, где нет инфраструктуры, создать научный лагерь, в котором работали бы компьютеры, проекторы, лаборатории.  В программе участвует двадцать пять регионов. Получается странно ‒ вроде бы, и каникулы, а опять школа. Но учеба построена так интересно, что у нас очень большой наплыв желающих и строгий конкурсный отбор». 

Владимир Нодарович считает, что заинтересовать ученика не так трудно ‒ достаточно приблизить те вещи, которые могут показаться абстрактными, к бытовой жизни. 
«Одно дело ‒ слить два  раствора в пробирке ‒ цвет поменялся, пузырьки газа образовались. Красиво, спецэффект, но это не имеет отношения к  личностному опыту. И совсем другое дело ‒ соотнести тему урока с жизненными ситуациями. Мы, например, исследуем продукты питания ‒ измеряем качество молока, выделяем из него жиры, белки и углеводы, делим на компоненты. Так получилось, что современный ученик несколько оторван от контекста мирового производства. Мы живем в обществе потребления ‒ не производим, а просто покупаем вещи. И часто не имеем представления, как они делаются. Со своими учениками я воссоздаю промышленные процессы ‒ например, мы синтезируем органический краситель, и заодно изучаем органический синтез. Из картофеля вывариваем крахмал, из крахмала получаем глюкозу ‒ и дети наглядно видят, как получается сахар. Сами его производят». 
Каждый урок Владимир Головнер делит на три части ‒ обозначение темы, усвоение нового материала и рефлексия. Последняя часть ‒ самая интересная, ведь здесь речь идет о свободном полете мысли.  Например, в конце урока Владимир  может попросить учеников поразмышлять о том, как связана алхимическая трансмутация с современным взглядом химиков на реакцию между железом и ионами меди. Или  прокомментировать с точки зрения химии слова Иосифа Бродского: 

«Время больше пространства.
Пространство – это вещь.
Время же, в сущности, мысль о вещи.
Жизнь – форма времени...»

 
http://bg.ru/mediatemp/gallery/1/2/9/7/6/660x0.jpg Дмитрий Бесполов

/media/upload/images/advertising/zaruba.jpg Артур Заруба







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter