Атлас
Войти  

Также по теме

Гуманитарная катастрофа

Минобрнауки признал РГГУ неэффективным вузом, а ректор Ефим Пивовар, по данным БГ, скоро покинет свой пост. Почему университет, в стенах которого работали литературовед Михаил Гаспаров, историк-медиевист Арон Гуревич, культуролог Сергей Аверинцев и работают до сих пор многие замечательные ученые, вдруг был признан неэффективным? БГ разобрался в том, какие причины привели к столь плачевной ситуации, и выяснил, что ждет университет в будущем

  • 24600
Взяточничество Взяточничество
Низкие зарплаты Низкие зарплаты
Недвижимость Недвижимость
Война компроматов Война компроматов
Перспективы РГГУ Перспективы РГГУ

Попадание РГГУ в список «неэффективных» подвело итог давним разговорам академического сообщества о падении качества образования в вузе. Но сам по себе черный список нельзя назвать исчерпывающим аргументом: из 55 критериев оценки, разработанных экспертами, Минобрнауки выбрало всего 5, и все они вызвали критику в обществе.

Помимо пресловутой «неэффективности», одной из главных причин нависших над РГГУ туч обычно называют обилие связанных с ним коррупционных скандалов, особенно участившихся в последние полгода.

Впервые тема коррупции в РГГУ громко зазвучала в июне 2012 года, когда телеканал «Россия 1» в фильме «На дне знаний-2» рассказал и показал стране тонкости взяточничества в вузе.

Речь там идет о распродаже бюджетных мест в государственных университетах, технология которой, в принципе, прекрасно известна и реформаторам образования, и руководителям вузов, и профильному министерству. Главным антигероем фильма стала Марина Опарина, руководитель Отделения международных отношений — одного из самых престижных и дорогих в РГГУ. По версии авторов фильма, она способствовала поступлению на самые престижные факультеты, предлагая абитуриентам использовать различные лазейки в законодательстве.

Один из эпизодов — снятый на скрытую камеру диалог с Опариной, в котором она рассказывает потенциальному клиенту (журналисту) про все варианты поступления его «дочери», в том числе на бюджетное отделение. «На такие вот случаи есть свой целевой набор, свои бюджетные места. Как, по какой статье мы ее будем оформлять — либо она талантливая и гениальная, либо в связи с тем, что Минобр выделяет бюджетные места под регионы, или у нас есть инвалиды первой группы, дети слепые, дети глухие, — этого, к сожалению, я сейчас вам сказать не могу», — деловито объясняет Опарина. Цена «сопровождения» студента (сессии, пересдачи и другие услуги) в течение всего обучения — 20 тысяч евро. Отдельный чек — за перевод с менее престижной специальности «политический пиар» на популярные «финансы» на втором курсе.


«По какой статье мы ее будем оформлять — либо она талантливая и гениальная, либо в связи с тем, что Минобр выделяет бюджетные места под регионы, или у нас есть инвалиды первой группы, дети слепые, дети глухие, — этого, к сожалению, я сейчас вам сказать не могу»

Потом к собеседникам подходит реальная съемочная группа и просит Опарину объяснить происходящее. «Просто шутка, разговор о том, что творится вообще. Просто шутка, — спокойно реагирует Опарина и добавляет, что не боится появления в телеэфире в сомнительном контексте: «Пожалуйста, пусть расследуют. Я ведь денег не беру». Впрочем, незадолго до выхода фильма Марина Опарина уволилась из РГГУ «по собственному желанию». 

Фильм не единственная причина сомневаться в честности Опариной и возглавляемого ею отдела. Уровень многих студентов отделения заставляет усомниться в том, что им удалось набрать на ЕГЭ нужные для поступления высокие баллы: «Есть сложности с некоторыми студентами, не умеющими писать и даже читать по-русски», — рассказывает преподаватель РГГУ, свое имя, впрочем, назвать отказавшийся.

Владимир Плунгян

лингвист, член-корреспондент РАН, заведующий отделом Института языкознания РАН, профессор МГУ им. М.В.Ломоносова

«Я давно не работаю в РГГУ и тесно с ним не связан, но, насколько могу судить по тому, что говорят сведущие люди, главных проблем две: это коррупция (не везде, но в определенных сегментах, о которых все знают, однако ничего не могут или не хотят изменить) и очень плохой менеджмент, громоздкая бессмысленная бюрократия, всячески усложняющая жизнь преподавателей и студентов, и отсутствие механизмов, поддерживающих честных и эффективных профессионалов. Собственно, два явления связаны. В РГГУ есть блестящие ученые, которые пришли туда в основном 20–25 лет назад, на рубеже 1980-х и 1990-х годов, спасаясь от советской мертвечины, — но их репутация и их достижения, как кажется, не были должным образом оценены и во многом послужили индульгенцией для разного рода административных безобразий».

 
/media/upload/images/education/2013/january/28_31jan/7(1).png Перспективы РГГУ

/media/upload/images/education/2013/january/28_31jan/1.png Низкие зарплаты







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter