Атлас
Войти  

Также по теме

Ядерное богословие

В крупнейшем научно-исследовательском институте страны внезапно открыли богословскую кафедру. БГ спросил студентов и преподавателей вуза: готовы ли они вступить в диалог науки с религией?

  • 5164

Митрополит Илларион и сотрудники вуза в домовом храме при МИФИ. Фото с сайта www.mospat.ru

Крест, в 2010 году установленный на газоне между главным корпусом МИФИ и проходной, студенты уже прозвали «крестом на российской науке». Раньше это место занимал один из главных символов вуза — скульптура путника с посохом, на постаменте которой была надпись «Дорогу осилит идущий». С 2009 года при Ядерном университете работает храм, освященный самим патриархом. А с нового семестра в вузе откроется кафедра теологии. 

Александр Невзоров, начальник управления культурно-массовой работы НИЯУ МИФИ, объяснил БГ странную политику вуза: «У нас было несколько причин для того, чтобы открыть эту кафедру. Во-первых, мы считаем, что именно ученым-физикам, которые имеют дело с самыми глубинными проблемами Вселенной, необходим не только научный взгляд, но и... стереоскопический, чтобы они обогатились мировым опытом. А религия — это колоссальный опыт. Во-вторых, наш университет был создан в самое драматическое время, в 1942 году. В этом году мы отмечаем 70-летие. И наши пожилые профессора, которые помнят и те времена, — они настоящие патриоты и хотели бы видеть своих учеников такими же патриотами. В советское время существовал набор определенных моральных правил. А сейчас, потеряв эти устои, мы наблюдаем процессы, которые нам никак не могут понравиться. И в-третьих — то, о чем говорил митрополит: при больших познаниях в науке, культуре и искусстве человек может проявлять полное невежество в религиозной жизни.


«Если понадобится — позовем и муфтия»

Это не насаждение православия, занятия будут добровольными. Кафедра теологии призвана стать одним из компонентов диалога науки и религии, чтобы эти взгляды сопоставить, приблизить, найти точки соприкосновения. Мы даже проводили конференцию по ознакомлению преподавателей духовных школ с самыми передовыми достижениями научных отраслей. Естественники, люди в большинстве своем неверующие, с большим интересом провели курс лекций и дискутировали со священнослужителями.

Это неправда, что МИФИ навязали эту кафедру. Ее создание, как и открытие храма, как я уже говорил выше, — решение нашего совета ветеранов. Кафедра откроется, скорее всего, после Нового года. И поначалу мы будем больше изучать интересы студентов, чем распространять свое мнение. И если понадобится муфтий — позовем и муфтия».


«Если вы пишете о том, что к занятиям по теологии никто не принуждает, — это неправда, — на условиях анонимности рассказал БГ один из студентов МИФИ. — Ради встречи с митрополитом Илларионом студентов уже снимали с занятий и принудительно направляли на мероприятие. Более того, у нас уже есть один предмет — культурология, которую ведет иеродьякон Родион. Предмет этот по выбору, но всем пришлось выбрать именно его, так как альтернатив не было. Велика вероятность, что с предметами новой кафедры будет точно так же».


Мы спросили студентов и преподавателей о том, как они относятся к нововведению.

Дима, студент 3-го курса:

«У нас церковь в подвальчике, и на лекциях по общей физике в аудитории имени Савельева пахнет ладаном и свечным воском. А прямо у главного корпуса — крест. Когда все это начиналось, было много шума, все возмущались и собирали подписи. Сейчас я вижу недовольство только в интернете, и то на форуме все молчат...

А в самом МИФИ люди — по крайней мере, те, кого я сегодня видел, — относятся к этому либо с юмором, либо им вообще параллельно. Хотя ход был загадочный для простых смертных — тут явно не из любви к разносторонне развитым физикам кафедру открыли. Либо деньги, либо политика.

Но вообще, я не думаю, что это как-то повлияет на учебный процесс. В любом случае, народ у нас веселый — я бы сходил на лекцию по теологии пару раз, позадавал бы каверзные вопросы».


Валерий Дмитренко, профессор кафедры экспериментальной ядерной физики:

«За последнее время теологическая тема в институте стала активно развиваться. У нас даже есть приходское... помещение, где можно помолиться. Эта тема поддерживается руководством, но нам ее не навязывают. Те из ребят, кому это интересно, приобщаются к религии добровольно. А вообще, на каком-то этапе углубления в науку начинаешь задаваться метафизическими вопросами — слишком сложные и глобальные вещи мы изучаем. Кто-то идет за ответами в церковь, а кто-то, наоборот, пытается найти объяснение в формулах. Может быть, такая кафедра кому-то и будет полезна».


Виталий, преподаватель: 

«Почему-то в последнее время все инициативы, вызывающие всеобщее неодобрение, стали проводится через совет ветеранов. Видимо, это удобное прикрытие. А по поводу того, что исследователям материи нужно духовное образование, — у нас элементарными частицами занимается только один факультет. Так что и этот довод, как мне кажется, натянут. Преподаватели реагируют либо нейтрально, либо негативно. Понятно же, что этим дело не закончится: раз появилась кафедра, значит, введут какой-нибудь предмет».


Алексей, выпускник:

«Я не верю в то, что люди, занимающие руководящие должности, которые сейчас охотно целуют кресты, на самом деле истово верующие. Мне кажется, тут есть финансовый интерес. Ведь РПЦ небедная организация и в борьбе за молодые умы денег не пожалеет. И если предположить, что церковь хочет увеличить свою паству с помощью этой кафедры, вряд ли ее посещение останется добровольным, так просто не бывает. Многие говорят, что в престижных иностранных вузах существуют теологические факультеты и кафедры, — но ведь они создавались тогда, когда церковь еще несла просветительскую функцию. Я не имею ничего против религии, но сейчас религиозное мировоззрение не очень хорошо сказывается на науке. Человек начинает смиряться с тем, что он чего-то не понимает, приписывать загадочные явления божествам. Не стоит внушать такие взгляды людям, которые станут основой научного прогресса в России».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter