Атлас
Войти  

Также по теме

Лучшие статьи о науке

Почему мы стареем? Как мы запоминаем собственное детство? И можно ли заразиться микробами, смывая воду в туалете? Подробности — в обзоре лучших статей о науке


  • 2298

1
_______

Филипп Болл
«Мозговые центры, отвечающие за чтение, одинаковы для всех культур»

Чувство беспомощности, накрывающее человека, который попадает в незнакомую языковую среду, известно многим — что уж говорить о тех случаях, когда мы сталкиваемся с другими алфавитами, абджадом, слоговыми азбуками или того хуже — с иероглифическим письмом. Однако сейчас становится понятно, что эти барьеры носят не физиологический, а психологический характер — хорошие новости для тех, кто до сих пор откладывает изучение иврита или японского. Еще один важный момент: кажется, навыки каллиграфии коррелируют со способностью восприятия текста.

«По словам руководителя исследования Станисласа Деэна, когнитивного нейробиолога из Национального института здоровья и медицинских исследований во французском Жиф-сюр-Иветт, за чтение ответственны две неврологические системы: одна отвечает за распознавание формы слова, а вторая оценивает физические перемещения, необходимые для того, чтобы нанести символ на страницу. Но до сих пор было неясно, являются ли нейронные сети, отвечающие за чтение, универсальными, или же они привязаны к культуре.

В прошлых исследованиях предлагалось считать, что системы письма, основанные на алфавитах (например, французский язык) и логографические системы (как в китайском, где одиночные символы могут отвечать за целые слова) ассоциируются с различными нейронными сетями. Для исследования этого вопроса Деэн с коллегами использовали функциональный магнитный резонанс, позволивший получить изображение активности в мозге китайцев и французов, читающих на родном языке. Исследователи обнаружили, что и китайцы, и французы используют во время чтения и визуальную, и основанную на жестах системы — но с различными особенностями, подчеркивающими требования каждого из языков».


2
_______

Екатерина Боровикова, Алексей Огнев, Игнат Соловей
«Алхимик-диссертант в национальном университете»

Возможно, самая интересная глава продолжающегося противостояния политически ангажированного директора СУНЦ МГУ и широкой научной общественности — это диалоги авторов сайта «Наука и технологии РФ» с редакторами тех журналов, в которых публиковались статьи нынешнего кандидата исторических наук Андриянова.

«Помимо заявлений представителей редакций, о возможной подделке свидетельствуют и сугубо технические признаки. Так, ни один из трех макетов визуально не совпадает с подлинными изданиями: отличаются колонтитулы, шрифты и сама верстка. Кроме того, на второй странице обложки «Вестника ВГУ» год и номер смотрятся совершенно чужеродно — использован рубленый шрифт (типа Helvetica или Arial) вместо принятого в этом макете шрифта с засечками (типа Times, Antiqua или Garamond). И сами цифры расположены с незначительным перекосом относительно краев листа: вероятно, оригинальная обложка была отсканирована, распечатана на высококачественном цветном принтере, а номер и год впечатаны позже. Также там есть верхний колонтитул, которого по канонам верстки в этом месте быть не должно. Наконец, слова «Дополнительный выпуск» напечатаны более крупным кеглем (размером шрифта), чем предполагается логикой макета.

На обложке «Вестника МГОУ» заметно несоответствие качества печати экземпляра, представленного Андреем Андрияновым, оригинальному журналу. Вероятно, обложка также была отсканирована, весьма аккуратно изменена в графическом редакторе и распечатана на высококачественном цветном принтере.
Наконец, обложка «Вестника РУДН» вызывает меньше всего подозрений с технологической точки зрения: возможно, тексты были переплетены в подлинную обложку, что при известной аккуратности не составляет никакого труда. Но именно в этом журнале имеется грубейшее, хотя и не бросающееся в глаза, нарушение ГОСТа: четные страницы находятся справа, тогда как по ГОСТу они должны располагаться слева».


3
_______

Джордж Дворски
«Как НАСА, возможно, построит свой первый гиперпространственный двигатель»

Американский физик Харольд Уайт рассчитал, что модификация так называемого двигателя Алькубьерре, по расчетам позволяющего перемещаться со сверхсветовыми скоростями, не выходя за рамки общей теории относительности, позволит снизить его массу — от той, что соответствует массе Юпитера, до той, что характеризовала первый «Вояджер». На опытный образец рассчитывать пока не приходится, но один тот факт, что нечто подобное мы можем увидеть через несколько десятилетий, должен вводить в ступор всех поклонников «Стартрека» и «Футурамы».

«Если говорить о механике работы двигателя, то некий объект-сфероид должен размещаться между двумя областями пространства-времени (одна из них расширяется, другая сокращается). Тогда будет генерироваться «телепортационный пузырь», передвигающий пространство-время вокруг объекта (по сути, меняя его положение) — что в итоге приводит к тому, что для этого сфероида (ну, или для космического корабля) возможно сверхсветовое движение без перемещения в локальной области. «Помните, в локальной области ничто не может превысить скорость света, но пространство может расширяться и сокращаться с любой скоростью, — рассказал Уайт. — Однако пространство-время является весьма жестким, так что для создания полезного для нас эффекта расширения и сжатия с целью добраться до далеких звезд за разумное время потребуется много энергии».


4
_______

Константин Андреев
«Старение и канцерогенез: равновесие на грани фола»


Описание апоптоза, запрограммированной клеточной смерти, — одна из ключевых задач современной генетики и молекулярной биологии. В обзоре «Постнауки» подробно рассказывается о тянущейся за едой амебе, об отличии различных механизмов гибели тканей, о бессмертных раковых клетках Генриетты Лакс, о коротких и длинных теломерах — и о том, почему жить до 150 лет в нынешних условиях развития медицины не может быть приятно в принципе.

«И, наконец, как говорят в английском языке, the last but not the least — вернее, даже как раз то самое важное и ключевое, из-за чего мы живем в среднем все-таки по 70 лет, а не по 700, и где-то уже на пятом десятке лично знакомимся с врачами всех профилей. Причина следующая. Практически все молекулярные машины в клетке, напрямую или опосредованно осуществляющие работу с закодированной в ДНК информацией об организме, будь то матричная репликация (ДНК-полимераза), транскрипция (РНК-полимераза) или трансляция (рибосомы), работают вовсе не с безупречной точностью. И даже наличие продуманных механизмов исправления их ошибок не может гарантировать, что информация эта будет воспроизведена без искажений.

К примеру, ДНК-полимераза ошибается с частотой 1 раз на миллион прочтенных ею нуклеотидов (106). Казалось бы, это высочайшая точность, однако если прикинуть число нуклеотидов в среднем гене (5 x 104), число генов в геноме (3 x 104), частоту «использования» гена в течение жизненного цикла клетки (варьирует в зависимости от его функций) и общее количество клеток в человеческом теле (1013), то выходит, что ошибки случаются много чаще, чем хотелось бы. Поэтому, несмотря на то что вроде бы клетка — это самоподдерживающаяся система, с течением времени она изнашивается. Но не совсем в том понимании, в каком изнашивается, скажем, автомобильная покрышка, а скорее схожим образом с операционной системой на компьютере».


5
_______

Ванесса Хегги
«Доктора, социальное и обеспечение и приносящие смерть работные дома»

Рассказ о своеобразной «благотворительности» Викторианской эпохи: работных домах, где неимущие могли жить в обмен на самую простую одежду, дурную еду и постоянный тяжелейший труд внутри этих же домов. Автор The Guardian показывает, что отголоски отношения к заболеваниям бедноты тех времен видны в британском обществе и сейчас.

«Столь подробные и полные статистических данных исследования смертей в работных думах и трущобах не убедили Чедвика, заказавшего исследование причин болезней и в особенности эпидемий в маленьких и больших городах своей собственной команде докторов. В «Докладе о санитарных условиях для трудящегося населения», опубликованном в 1842 году, утверждалось, что грязь и скверна проживания в городах, а также дурная гигиена вкупе с леностью и аморальными привычками бедноты были причинами возникновения эпидемий и заразных болезней. Голод, бедность и психологическая подавленность не являлись истинными проблемами — важными были те причины, которые находились «вне человеческого тела». Согласно Чедвику, «различные формы эпидемий, эндемических и прочих болезней вызываются, ухудшаются или передаются в среде рабочего класса главным образом из-за атмосферных нечистот, вызываемых разложением различных веществ, происходящих из животных и овощей, сыростью и грязью, а также перенаселенностью в домах». Эта интерпретация, «санитарный принцип» Чедвика, заложила основы случившейся потом викторианской реформы здравоохранения: была построена отличная канализация, трущобы были расчищены, бедноте предоставили чистую воду, а на загрязнения в промышленности были наложены ограничения. Эти реформы мы все хвалим: однако обратной стороной мнения Чедвика было понимание того, что грязь, а не несчастья и голод вызывают болезни  и это было естественным продолжением системы работных домов с их тяжелыми условиями».


6
_______

Фуркат Палванзаде
«Еще 150 лет назад люди не знали, как они выглядели в детстве: профессор Вероника Нуркова — об автобиографической памяти»

Как фотография и другие средства записи информации трансформируют наши воспоминания о детстве? Отличаются ли рассказывающие о себе европейцы и китайцы? Что будет, если снимать концерт аналоговой и цифровой фотокамерой? Как зеркала меняли общество? Обстоятельный разговор об автобиографической памяти — в интервью Т&П.

«Причем, конечно, семейные сообщества — это самый простой пример. Есть такое мнение, что один из существенных эпизодов цивилизационного мышления и начало глобализации — это момент, когда напечатали фотографию Земли из космоса. Ведь на самом деле это коллективный портрет всех жителей планеты. Раз мы все вместе сфотографировались, значит, мы вместе. Мы — одна группа. Были социально-психологические исследования, когда людей фотографировали вместе и по отдельности и даже не показывали фотографий. Потом исследователи наблюдали, как эти люди описывают свой опыт прохождения через эту процедуру. Люди, которых фотографировали вместе, говорили «мы», те, которых фотографировали врозь, говорили «я и он». То есть фотография объединяет группы. Быть на фотографии — значит быть вместе. Отсюда эта странная тяга фотографироваться со знаменитостями. То есть начали создаваться сообщества, которых раньше и помыслить было невозможно.

Кроме того, со специальными техническими средствами люди научились выходить за пределы видимого мира. Скажем, рентгеновская фотография. То есть люди увидели себя изнутри. Ведь до этого было невозможно представить себе, что там. Там, возможно, цветы и пашни. И пока человек был жив, было невозможно узнать его внутреннее устройство. То есть не какому-то ученому, хирургу, а чтобы сам человек увидел».


7
_______

Си Клэйборн Рэй
«В тумане»

В популярной рубрике, где авторы New York Times отвечают на парадоксальные вопросы, на этот раз обсуждают страшные сны мизофобов: можно ли заразиться от микробов, разлетающихся по ванной комнате или туалету после смывания воды в унитазе? Вопрос, как выясняется, не самый простой.

«Исследователи рассмотрели все отрецензированные статьи, описывающие этот вопрос —  как эпидемиологические, так и микробиологические. Их работа была опубликована в «Американском журнале о контроле инфекций» в прошлом месяце: в ней сообщается, что «пока что статей, однозначно подтверждающих связь туалетного шлейфа с переносом заболеваний или отсутствие таковой, нет, а серьезность угрозы по большому счету не охарактеризована».

В новой работе заключается, что этот аэрозоль «может играть роль в передаче инфекционных заболеваний», но указывается, что для оценки рисков необходимы дополнительные исследования. Но для пущей уверенности стоит защищать стаканы для полоскания и зубные щетки, убирая их в шкафчики, в тех случаях, когда в доме кто-то болен».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter