Атлас
Войти  

Также по теме

«Моральный облик писателя должен быть продуман»

Общественная палата предложила отцензурировать список литературы для школ, а поступки героев делить на правильные и неправильные. БГ поговорил с инициатором нововведения и узнал мнение учителей литературы

  • 5768
книги

freckledfarm/flickr

В Общественной палате разрабатывается новая, единая концепция преподавания литературы в школе. Рабочая группа под руководством председателя комиссии ОП по сохранению историко-культурного наследия Павла Пожигайло создает для учителей литературы специальные методические пособия, где разъясняется, в каком ключе рассказывать про того или иного героя русской классики. 

Как сообщил Пожигайло газете «Известия», поведение всех литературных героев будет определяться учителем как «правильное» и «неправильное». Например, поведение Катерины из «Грозы» Островского, покончившей с собой, стоит осудить. А «разумно» вышедшая замуж Татьяна Ларина — образец правильного поведения.

Кроме того, изучение творчества некоторых писателей — Булгакова, Островского, Достоевского, Некрасова — предложено перенести в старшую школу, поскольку есть опасения, что ученики средних классов не будут готовы к правильному восприятию этих произведений.

Первоначально в СМИ появились сообщения, о том, что инициатором предложения стал сам министр культуры Владимир Мединский. Однако Павел Пожигайло не подтвердил БГ данную информацию. По его словам, министр признал инициативу Общественной палаты «целесообразной». Возможно, будет создана совместная рабочая группа с министерством культуры.

Тем временем рабочая группа из Общественной палаты уже подготовила вариант пособия для учителей, который включает в себя всю русскую литературу до конца XIX века. По словам Пожигайло, в работе принимали участие видные эксперты из вузовского сообщества и представители школ — ректор МГГУ им. Шолохова Владимир Нечаев, ректор литературного института им. Горького Борис Тарасов, поэт Андрей Дементьев, директор Центра образования №109 города Москвы Евгений Ямбург и другие.

В свою очередь Евгений Ямбург в беседе с БГ категорически опроверг информацию о своем участии в работе над методическими пособиями. «Пожигайло хороший парень, и он показывал мне все это, но затея не вызвала у меня восторга. Я считаю, что это непрофессионально и смешно. Поэтому ни о каком моем участии в создании этого документа и речи быть не может», — прокомментировал он ситуацию.


Павел Пожигайло, руководитель рабочей группы, председатель комиссии ОП по сохранению историко-культурного наследия:

«В эпоху нашего безвременья и потребительского «Макдоналдса» литературу пытаются подладить под роль триллеров. Россия и российская литература создала более половины глубинных исторических смыслов, подобных тем, что были в Древней Греции. Наши писатели через образы своих произведений придумали лекарство от всех бед: жестокости, блуда, национализма и многого другого. Задача, которую мы ставили, — выработать методику преподавания литературы, способную передать замыслы наших великих творцов и развить у детей настоящие человеческие ценности.

Одна из проблем сегодня — это искажение истинных литературных смыслов и их подмена, а также их примитивизация. Вторая важная проблема — несвоевременное изучение тех или иных литературных произведений. К примеру, «Бесов» Достоевского или «Мастера и Маргариту» Булгакова нужно изучать не в средних классах, как сейчас, а уже в старшей школе. Тот же «Мастер и Маргарита» представляется детям неким хэллоуином, в то время как истинный замысел произведения состоит не в том, чтобы рекламировать дьявола, а в том, чтобы его обличить. Наши трактовки отражают ответственный и православный взгляд.

Есть разные произведения и разные писатели. Книги Пушкина, к примеру, не опасны с точки зрения неправильной трактовки. А такие писатели, как Некрасов, Островский, Булгаков и Толстой, требуют определенной педагогики. Если ученик прочитал «Евгения Онегина» и ничего не понял, это не так страшно, а вот если он прочитал «Грозу» и сделал неправильные выводы, он может прийти к мыслям о самоубийстве или подумать, что брак — это тюрьма. К тому же сам портрет и моральный облик писателя тоже должен быть продуман. Тот же Некрасов жил втроем вместе с издателем и его женой, а Островский вообще был проклят. (Некрасов некоторое время жил в доме своего соредактора Ивана Панаева и имел роман с его женой; последнее утверждение вообще не соответствует действительности. — БГ) К таким биографичным вещам нужно относиться крайне осторожно, так же как и к теме подогрева революции или вечного бунта. Неправильное преподавание Некрасова и Островского способно воспитывать новых революционеров, и это вопрос ответственный».


Дмитрий Быков, писатель, поэт, журналист:

«По-моему никакая новая концепция преподавания литературы не нужна. Это все чушь. Главное — не нужно мешать учителям литературы учить детей, нужно платить им нормальную зарплату и создавать нормальные условия для работы. Вот и все, что требуется, а никаких проблем с преподаванием литературы у нас нет.

Фактически речь идет о цензуре, и это уже было когда-то. Тот же Некрасов, умирая, сказал: «Начал с того, что столкнулся с ножницами, и перед смертью наталкиваюсь на ножницы». Так теперь он еще и после смерти столкнулся с ножницами. А давайте всю русскую литературу запретим к чертям и будем изучать жития святых: святого Владимира Питерского и Серафима Саровского». 


Константин Поливанов, российский литературовед, преподаватель лицея №1525 «Воробьевы горы» и НИУ ВШЭ:

«В широком смысле литературу можно рассматривать как инструмент для воспитания патриотизма, но лишь в качестве ощущения своей соприродности русской литературе. Нужно гордиться своей литературой, мы имеем на это полное право. Но не более того.

Разработка общих методичек и каких-то рекомендаций еще ни о чем не говорит. По большому счету это никак не влияет на преподавание литературы в том или ином ключе. Учителя литературы все очень разные: и среди младшего, и среди старшего поколения есть замечательные учителя и есть те, кто вообще ничего не понимают. Тех, кто ничего не понимает в преподавании литературы, методичка не спасет, лишь усилит степень маразма».


Всеволод Луховицкий, учитель русского языка и литературы школы «Интеллектуал», лидер Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»:

«Попытки использовать литературу для воспитания молодежи, как правило, ничем хорошим не оканчиваются, никакой пользы от этого не бывает. Литература — это тексты, в которых есть разные образцы поведения, это тексты, над которыми люди задумываются. Дать какому-то тексту однозначную оценку — означает лишить человека возможности самому поразмышлять. И совершенно не важно, у кого какие писатели вызывают подозрения, потому что дети будут читать то, что они хотят, и учителя будут преподавать на своих уроках то, что они хотят. По поводу изучения того же Булгакова и Островского в старших классах хочу сказать, что иногда и в 50 лет человек не может понять «Мастера и Маргариту». Кто сказал, что ученики в 8 классе могут понять «Капитанскую дочку»? Если руководствоваться этими соображениями, давайте ничего не будем изучать, кроме «Мойдодыра».

ЕГЭ по литературе сдает минимальное количество детей, значит, у всех остальных есть возможность изучать литературу так, чтобы это было интересно. Даже если будет принято это методическое пособие и даже если его вдруг объявят единственным, все равно по нему никто не будет работать. А те, кто будет, и сейчас так работают».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter