Атлас
Войти  

Также по теме

«Главный вопрос, на который бебиситтер должен отвечать себе: стоит ли мне вмешиваться в игру ребенка?»

БГ поговорил с автором методики Kidsout Андреем Матвеевым о том, чем няни отличаются от бебиситтер, зачем нужна эта школа и по каким критериям будут отбирать студентов 

  • 14527
Школа бебиситтеров

flickr.com/jjcd7

В Москве заработала первая школа бебиситтер Kidsout. Набор в две пилотные группы уже стартовал, обучение начнется 28 февраля и 14 марта. 

Курс длится три дня: четыре часа в пятницу и по восемь в субботу и воскресенье, полная стоимость обучения — 1 500 рублей. Занятия, рассчитанные на молодых людей от 18 до 26 лет, будут проходить в здании Центрального телеграфа.  

Преподаватель и автор методики  Kidsout Андрей Матвеев рассказал БГ о том, чем плоха гиперопека, почему бебиситтер нужнее няни и как школа может изменить отношение к ребенку.


— В отличие от Запада в России ни культуры бебиситтинга, ни тем более подобных школ нет. Скажите, вы ориентировались на какие-то европейские аналоги при создании Kidsout? 

— Мы разрабатывали курс, опираясь не на западные аналоги, а на гуманистические принципы работы с ребенком. 


— Поясните, что это значит.  

— Главный гуманистический принцип — это доверие к ребенку, убежденность, что он может проводить время самостоятельно. Важно понять: если ребенок здоров и у его родителей все в порядке — помощь ему не нужна. Есть представление, что если детей ничем не занимать несколько минут, то они начинают скучать. Это не так, они обязательно найдут себе какое-то занятие. Мы не даем «список из десяти игр», не объясняем, как развлекать ребенка, мы учим наблюдать за ним и отвечать самому себе на вопрос: стоит мне вмешиваться или нет.

К слову, Юлия Гиппенрейтер, у которой я учился, считала такой метод наиболее эффективным. Мы будем рекомендовать ее книги ученикам Kidsout. Я считаю, это лучшее, что мы можем предложить в области детской психологии. 


— Чему еще будут учить в этой школе? 

— В обучении я вижу два ключевых момента: понятно и точно рассказать, что такое бебиситтинг, и дать практические навыки работы с ребенком, научить оказывать первую медицинскую помощь — для этого мы попросили одну московскую сеть медклиник разработать учебную программу.

Конечно, мы будем объяснять, как наладить первый контакт. Расскажем про так называемый метод ненаправленного вовлечения: идея в том, что не нужно гипнотизировать ребенка взглядом, нарочито с ним разговаривать: «Привет, меня зовут так-то». По идее, родители должны представить ребенка и бебиситтер друг другу, дальше последний должен сделать так, чтобы ребенок сам заинтересовался и подошел к нему.

Вообще, на мой взгляд, вариант, при котором бебиситтер проведет время в квартире и с ребенком ничего не случится, гораздо лучше того, при котором он «выест мозг» бедному ребенку, стремясь его чем-нибудь занять. 


— Вот вы говорите: в первую очередь, важно объяснить, что такое бебисситтинг. Можете прямо сейчас, в двух словах, рассказать, что это? Чем бебиситтер отличается от няни? 

— Если в двух словах, то бебиситтинг — это квалифицированная помощь родителям, попытка их разгрузить на небольшой срок: посидеть с ребенком пару часов, забрать из школы, сводить в бассейн. Это не няня, которая все время проводит с детьми и получает фиксированную зарплату. «Институт» бабушек и дедушек у нас достаточно развит, с нянями тоже все более-менее в порядке, а вот бебиситтер в России очень мало. 

Если говорить более развернуто, то бебиситтинг — это такое здоровое и взрослое отношение к ребенку. У нас две миссии: утилитарная — решить практические проблемы — и высокая — привить и бебиситтер, и родителям уважительное отношение к ребенку. Честно говоря, вокруг детской темы сегодня очень много спекуляций. То, что предлагают законотворцы, зачастую граничит с идолопоклонством: нас убеждают, что, если ребенку однажды сказать неверное слово, вся его жизнь пойдет не так. Все это неправильно, особенности детской психологиии не учитываются. 

Еще родителей пугают плакатами с текстом «Весь в няню?» — мол, ребенок проводит больше времени с няней, чем с родителями. Мы тоже против постоянной няни, но ребенку, особенно младшего школьного возраста, необходим «значимый взрослый» — необязательно очень близкий, но интересный человек. Им может быть бебиситтер: он становится таким человеком, но главный фокус — по-прежнему на родителя, никакого замещения не происходит. 


— Как вы будете выяснять, работает эта методика или нет?

— Будем собирать отзывы родителей в первую очередь. У нас уже есть «список ожидания» из родителей, которые нам доверяют. Весной и летом мы запускаем несколько пилотных групп, чтобы понять, насколько эффективна наша методика, а осенью Kidsout заработает уже как полноценный проект: появится сайт, где родители будут искать бебиситтер, там мы будем размещать анкеты учеников и давать им рекомендации. 


— По каким критериям вы планируете отбирать учеников? Как понять, что человек справится с этой работой? 

Брать на курс мы будем не всех: главный критерий — отношение к ребенку, на это будем смотреть в первую очередь. Есть две крайности. Первая — бебиситтер воспринимает ребенка как своего. Это неправильно: надо уважать родителей и не вторгаться в их пространство. Мы не будем брать молодых людей, склонных к гиперопеке, тех, кто стремится постоянно вмешиваться в активность ребенка. Вторая — человеку не важно, как зарабатывать: клеить листовки или сидеть с детьми. Оба варианта нам не подходят.


Вы позиционируете Kidsout как бизнес. За счет чего он будет окупаться? 

— В первую очередь это платное обучение. Возможно, в будущем мы будем брать деньги и с родителей, но, как я уже говорил, мы еще не работали с пилотной группой. Чтобы брать деньги, нужна уверенность, что даешь что-то.

Весной и летом мы запускаем несколько пилотных групп, чтобы понять, насколько эффективна наша методика,  а осенью Kidsout заработает уже как полноценный проект.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter