Атлас
Войти  

Также по теме

«Мы реабилитируем «скучные» темы»

Молодая российская компания NARR8 занимается научно-популярным контентом для iPad и успела выпустить в App Store уже два образовательных сериала. Михаил Янович и Максим Матвейко рассказали БГ о том, кому сейчас нужен научпоп, что такое приобретенная незаинтересованность и как учить подростков с клиповым мышлением

  • 9530
Максим Матвейко

Максим Матвейко

исполнительный директор NARR8

Михаил Янович

Михаил Янович

руководитель направления non-fiction

— На какую аудиторию вы рассчитываете? 

Янович: Наша аудитория — любые увлеченные образовательным контентом пользователи. Но мы решили, что лучше всего смоделировать для себя «челлендж-пользователя», которого труднее всего соблазнить знанием. Так что мы нацелены на некого абстрактного подростка с синдромом дефицита внимания, который не в силах на уроке воздержаться от проверки смс и Facebook. Бороться за внимание такого пользователя принципиально сложнее, чем за университетскую аудиторию — если мы сумеем заинтересовать подростка, мы заинтересуем и всех остальных.

Матвейко: Сейчас одно из наших самых скачиваемых non-fiction-эпизодов — «Мир глазами животных». Показать, как воспринимают окружающий мир разные существа — что может быть нагляднее?

Янович: Мы утопически грезим над усовершенствованием этой идеи — можно сделать так, чтобы человек прямо с айпэда мог в реальном времени через фильтры смотреть на мир глазами разных животных, насекомых, вплоть до кафкианского таракана. Но это в условном 2046 году. А в целом наша задача — в том, чтобы преподносить контент с помощью визуальных средств.

Матвейко:  В сфере серьезных учебников, научной литературы есть свои «гранды», и они так просто не сдадут позиции. Но ниша такого вот «легкого» образовательного контента еще не занята, а планшеты помогают его развивать и распространять. Образование в классическом смысле слова — достаточно косное и еще долго не будет меняться. А мы можем создавать качественные эпизоды, которые будут интересны и детям, и взрослым.

Например, мой ребенок не любит математику. И мне не жалко отдавать деньги за то, чтобы его в это вовлечь.

Янович: Да, главное — заинтересовать. Мы даже придумали для этого свой термин. Существует индивидуальная и социальная «приобретенная беспомощность» — например, после болезни, социальных неурядиц. А есть «приобретенная незаинтересованность». Это когда, допустим, подростка в рамках госстандарта приобщают к определенной тематической нише, а ему это кажется неинтересным и в дальнейшем он живет с убеждением, что не стоит вступать в эту якобы унылую реку дважды. Мы как раз и создаем тизеры для реабилитации этих «скучных» тем. Это можно патетически назвать «излечением когнитивных травм». 

— Сейчас вы выпускаете два образовательно-развлекательных сериала — «Парадигма» и «Хронографика». Что дальше?

Янович: В течение этого года происходит реформат текущего нонфикшн и научпоп контента.

В числе первых появится «Биографика» Мы будем делать ЖЗЛ — так, чтобы получилась и не желтуха, но и не консервативно-унылые биографии. Все будет строиться вокруг поступка, события, факта, изобретения, идеи, которые ассоциируются с тем или иным выдающимся человеком. С помощью инфографики, анимации и инерактива мы будем наглядно показывать, что человек успел привнести в мир за свою жизнь. Поначалу эпизоды будут относительно простыми. Но по мере совершенствования технологии, мы будем все интерактивней и стереоскопичней.

В студии «Парадигма» появятся эпизоды в жанре популярной механики, занимательной анатомии. Еще один проект, Studio 42, будет больше в духе lifestyle и infotainment: занимательные факты. Например, «5 самых высоких зданий в мире». Интерактивный глянец, если так можно назвать. Пока что мы себя не ограничиваем жестко какой-то строгой последовательностью тем. Сейчас хочется максимального разнообразия.

Студия Alma mater будет делать эпизоды по занимательной биологии, ботанике физике, математике, астрономии — что-то из формата New Scientist. Темы мы отстраиваем одну за другой (что-то появится только летом и осенью — и в рамках каждой выпускаемся с периодичностью 2 эпизода в месяц. 

Один из первых эпизодов, который мы уже сейчас можем анонсировать — «Покорение вертикали». Про то, как наши древние предки или миллионноюродные родственники — от червей до шимпанзе, двигаясь по эволюционному древу,  360 млн лет назад выбрались из воды на сушу, где они столкнулись с гравитацией. И с тех пор тащат свое тело вверх — сначала по деревьям, а потом и к облакам, не желая быть рабами поверхности Земли. Вплоть до Юрия Гагарина — Homo sapiens, с которым можно ставить точку в теме «покорения вертикали» на Земле. И развивать ее, интерактивно играя с гравитацией других планет.


Существует термин «приобретенная беспомощность». А есть — «приобретенная незаинтересованность»

—  Хорошо, сейчас вы заинтересуете подростков наукой. Но потом эти подросшие ребята пойдут в университет и столкнутся с необходимостью усваивать информацию в «олдскульном режиме». Или университетам тоже придется адаптироваться?

Матвейко: Вот, например, в США — крупнейший производитель учебников сделал электронный учебник в интерактивной форме. Идея простая: есть книга, где ты можешь делать пометки, решать квизы, картинки там интерактивные. Вроде бы ничего сверхъестественного. Но две недели назад они сделали следующий шаг — учебник стал анализировать, какая информация интересна пользователю, и подкидывать ему контент именно на эти темы. Мы не изучали технологию подробно, пока они ее только анонсировали. Но за этим будущее — такой учебник стимулирует любознательность, увлекает пользователя дальше и дальше.

— Многие учителя и социологи сходятся во мнении, что новое поколение воспринимает информацию по-другому. Кто-то воспринимает это как деградацию, а кто-то — как новые способности со своими преимуществами. А вы как думаете?

Янович: Тут мы попадаем в область спекуляций. Я могу сказать только одно — надо признать свершившуюся эволюцию потребления контента. Мозг, привыкший оптимизировать любое усилие, соскакивает к более легкому способу усвоения информации — современному медиаконтексту. Сейчас все вращается вокруг айпэда и связанных с ним возможностей, лет через 5–10 у нас появятся голограммы. Оптимизируется усвоение сложных знаний, и даже книгочеи и прочие замороченные на науке товарищи предпочитают не прилагать усилий, продираясь сквозь текст, а закачивать приложение или смотреть видео. Книжка берется только в том случае, если надо заполнить лакуны или войти в узкоспециальную нишу. А вот хорошо это или плохо, мы не беремся судить.Книг никто не отменяет. Всем апологетам консервативного — все большее количество свободных стульев в библиотеках. Там теперь не так душно. Тут нет никакой дискриминации.

— Какая из научных дисциплин сложнее всего в плане визуальной подачи?

Янович: Мы предполагаем, что с математикой. Увлекательно транслировать отвлеченное знание, сделать абстракцию осязаемой — амбициозная задача. Вот, например, всем соскателям мы давали одно и то же задание — визуализировать тему извлечения квадратного корня. 

— По какому принципу вы подбирали команду?

Матвейко: Мы очень тщательно фильтруем людей. Сейчас у нас идут переговоры с Ильей Колмановским, который будет модератором научпоп-направления. Илья умеет драйвово транслировать научно-популярный дискурс молодой аудитории — это то, что нам надо. К университетским преподавателям мы относимся более настороженно. Ведь преподаватель не обременен необходимостью как-то подавать знания — ребята прошли отбор на вступительных экзаменах и знают, чего хотят. Те же «Учителя БГ» нам ближе, чем преподаватели вузов. Также мы начинаем работать с Димой Барбанелем и его мастерской — этот человек сумел превратить «Вокруг света» в отличный журнал вместо того трэш-хоррора, которым он был раньше. В стране единицы людей, которые могут найти правильный визуальный ряд для сложного интеллектуального контента. Мы собираем людей, которые занимаются визуализацией научных данных, статической инфографикой, динамической инфографикой. Ведь динамическая инфографика — еще более крутой и емкий способ концентрирования данных. А тексты нам пишут профильные специалисты. Были, правда, не самые удачные истории с учеными, которые предпочитали заниматься простым копирайтингом, а не делать что-то завораживающее. Мы больше не работаем с людьми, которые просто хотят заработать. Мы всех вовлекаем в нашу религию.

— Государство делает робкие попытки внедрить в образование новые технологии — тот же «планшет Чубайса». На ваш взгляд, из этого может выйти что-то путное?

Янович: Я счастлив, что мы собрали команду увлеченных людей, которым дан карт-бланш на частные деньги. Здесь нет никаких историй про распил. Но если министром образования станет какой-нибудь Капков-2.0, мы готовы поработать на благо отечества и сделать какую-нибудь прекрасную штуку. Собственно, мы ее уже и делаем.

Матвейко:  Бизнес и люди из власти, связанные с государственным образованием, по нашему опыту рассматривают электронное обучение как способ списания больших сумм денег. Периодически это вводит в транс — мы приходим к разным людям и говорим,

что готовы сделать проект без привлечения дополнительного финансирования. Общественно полезную копилку знаний — дайте только контент. Но вместо этого они сразу хотят объявлять тендер.

Янович: Есть опасение, что как только нам дадут государственные деньги, возникнут всякие Луговые, Лаховы и Ливановы. И прочие нафталиновые персонажи, которые привнесут свое экспертное мнение. «Клиповое сознание — зло, давайте сделаем православную физику!». Этого очень хочется избежать. Это не про нас.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter