Атлас
Войти  

Также по теме

История московских клубов

Двадцать с лишним лет клубы были важной частью городского пейзажа — в них ходили все: школьники и олигархи, бандиты и поэты, фрики и депутаты Госдумы. БГ поговорил с владельцами, диджеями, промоутерами и завсегдатаями и составил историю московской клубной жизни — от «Третьего пути» до Gipsy


  • 578876
первая глава первая глава
Предыстория: восьмидесятые Предыстория: восьмидесятые
1991 1991
1992 1992
1993 1993
1994 1994
1995 1995
1996 1996
1997 1997
МАСКИ-ШОУ МАСКИ-ШОУ
1998 1998
1999 1999
2000 2000
2001 2001
2002-2003 2002-2003
2004 2004
2005 2005
2006 2006
2007 2007
2008 2008
2009–2012 2009–2012
P.S. P.S.
2005



Все открывающиеся в 2005 году клубы стараются максимально не походить на гламурные заведения с хаусом. В возрожденном «Кризисе жанра» устраивают рок-дискотеки, в закрытом «Газгольдере» — поэтические вечера, в «Симачеве» крутят вперемежку ретрохиты, Ветлицкую, рэпера Басту, Prodigy и «Владимирский централ»

«Кризис жанра»  Б.Власьевский пер., 4/22 (1993–2001); Покровка, 16/16, стр. 1
Тесный подвал на «Кропоткинской», куда в 1990-х студентки приходили слушать Алексея Паперного и Mo­ther’s ­Little Helpers, в середине нулевых пережил второе рождение на Покровке, назвался «Кафе, прежде известное как «Кризис жанра» и стал немного похож на «Пропаганду», только с упором на рок-дискотеки

Кирилл Салдадзе

Кирилл Салдадзе

совладелец «Кризиса жанра», «Кафе, прежде известного как «Кризис жанра» и «Пропаганды»

«В первом «Кризисе» все вертелось во­круг Леши Паперного, а потом — вокруг группы Mother’s Little Hel­pers. А сейчас главная в «Кафе, прежде известном как «Кризис жанра» — группа Blast. Но основное отличие, конечно же, в масштабах. И в первом клубе не было особенных ­танцев и дискотек — это было заведение для хорошего вечернего концерта, для стакана виски или водки. Меню было маленьким. Сейчас — большая полно­ценная кухня, хороший бар и рок-дис­котека каждые выходные. Пожалуй, только принцип живых концертов оказался единым».
Ношреван «Нэш» Тавхелидзе

Ношреван «Нэш» Тавхелидзе

тогда: лидер группы Blast, промоутер «Кризиса жанра», сейчас: промоутер «Кафе, прежде известного как «Кризис жанра»

«После закрытия первого «Кризиса» мы с группой Blast проводили летние вечеринки на кораблях — собирали рок-н-ролльные группы и устраивали дискотеки. Практически все дискотеки в городе тогда были на основе электронной музыки, и мы были одними из первых, кто решил вернуться к бритпопу и рок-н-ролльным хитам. В 2005 году, открывая «Кафе, прежде известное как «Кризис жанра», мы просто адаптировали этот формат для нового клуба: чередовали диджей-сеты с выступлениями живых групп — и так до семи утра. Сейчас все — и Gipsy, и Rolling Stone, и «Клава» — делают что-то похожее. Кроме того, у нас устраивали афтепати западные знаменитости — Franz Ferdinand, Razorlight, Ноэл Галлахер».





«Shop & Bar Denis Simachev» Столешников пер., 12/2
«Симачев» начинался с вечеринок для своих в мастерской-лофте модельера Дениса Симачева, затем открылся бар при именном бутике в Столешниковом — с баром и ночными танцами. Именно с них началась городская мода на мэшап и алкотрэш — шумные алкогольные дискотеки, где смешивали «Мираж» с «Нирваной» и хаусом, а у вертушек оказывались диджеи-непрофессионалы. Теперь, чтобы быть диджеем, достаточно иметь набитый ностальгическими хитами айпод

Сергей Плешаков (dj Оранж)

Сергей Плешаков (dj Оранж)

арт-директор Shop & Bar Denis Simachev

«Еще в лофте мы стали делать СМС-рассылку — без этого на ве­черинки было не попасть. Списки редактировали сам Денис и Оля Самодумова. В списке было 300–400 че­ловек, которых они лично отбирали, это занимало 2–3 дня. Денис считал, что должно быть всех по чуть-чуть — бизнесменов, олигархов, геев, моделей, студентов, богемы, журналистов, — тогда все себя чувствуют комфортно.
Когда я приехал в Москву, приличной музыки в городе не было, во всех заведениях играли идиотский попсовый электрохаус, как в «Зиме», — даже в пиццериях. Федя Фомин (звездный диджей Simachev Bar. — БГ) как раз с этим покончил — помню, как он как-то поставил «Владимирский централ», и все просто сели: в клубах такое не играют. И мы понимаем, что это круто, до такой степени, что так не бывает. Он сводил попсовую музыку, это тоже было круто. Подборка у него была страшно эклектичная, притом добрую половину можно услышать на любой сельской дискотеке, но в определенный момент это стало модным, весь Condé Nast ходил на Федю.
Первый год в клубе бывали только те, кто о нас знал. Потом узнали все, и через 1,5 го­да место стало массовым: очереди были до Дмитровки, а за ночь приходило 3 000–4 000 человек».
Яна Жукова (DJ Vobla)

Яна Жукова (DJ Vobla)

тогда: диджей и завсегдатай Simachev Bar, сейчас: журналист

«В 2003-м, работая в журнале «Птюч», я сделала микс в стиле «дискотека пионерского лагеря» — хитовая ностальгическая дичь 1970–1990-х годов. Это почему-то стало пользоваться спросом, а Денис встретил меня в баре и позвал играть на открытии «Симачева» — при том, что явно видел и слышал меня в первый раз в жизни.
И вот лофт, дико модное, красивое место с такой же красивой и модной публикой. Биток, ажиотаж на входе, богема. А тут я со своими Boney M и Ветлицкой. Полночь, люди стоят по периметру танцпола, и видно, что им неловко танцевать не под модную электронику, а под откровенную фигню. Но в какой-то момент они раскачались, и все стояли на ушах.
В итоге, когда я играла на дне рождения Дениса после Мазая и Юрия Антонова, смотрела на публику и понимала: у этого дома уже играла, у этой на свадьбе, у этого на дне рождения, у всех успела отыграть на частных праздниках. Так Денис Симачев разнес по Москве моду на то, что потом стали называть алкотрэшем.
Одна моя подруга полушутя-полусерьезно упрекает меня в том, что я убила рейв-культуру: типа, стали играть все кому не лень, ставя любую пургу. В таком случае убийцей рейв-культуры можно считать и Симачева, потому что в то время его вечеринки задавали тон всему городу».
Федор Фомин

Федор Фомин

тогда: диджей, звезда Shop & Bar Denis Simachev, сейчас: генеральный продюсер радиостанции RU.FM 94.8 в Москве

«Клубные проекты к тому времени всем уже стали неинтересны. Все устали от хауса, ненастоящих телок и олигархов в ВИП-ложах, армии безликих диджеев, играющих одинаково и одинаковое.
На вечеринки в лофт попадали исключительно избранные, мегаприятные и красивые внешне и духовно люди. И эту атмосферу Денис смог перенести в бар. А по­скольку такими людьми большой клуб не заполнить никогда в жизни, то концентрация красоты и настоящего веселья на квадратный метр в баре получилась удивительной».





«Газгольдер» Ниж.Сусальный пер., 5, стр. 1
Закрытый клуб-лофт на территории бывшего газового завода, где техно-вечеринки перемежаются любительскими театральными постановками и выступлениями Филиппенко и Юрского. В зале с кирпичными стенами, диванами и камином пьют пуэр Богдан Титомир, Олег Кулик, Эдуард ­Бояков, рэпер Баста и Сергей Африка-Бугаев, художники и младоолигархи.

Руслан «Руль» Таркинский

Руслан «Руль» Таркинский

основатель клуба «Газгольдер»

«В 2005 году нам выдалась возможность освоить пустующий газгольдер на территории завода. Я притащил туда Дениса Симачева, он организовал там свое производство, а мы проводили вечеринки. В какой-то мо­мент нам всем стало тесно, и мы с Дэном перебрались в соседнее помещение.
«Газгольдер» мы делали для себя. Мы были скорее клубом по интересам, нежели дискотекой, у нас и вывески-то не было — просто сидели, пили чай и общались. По­дружились с Богданом Титомиром, позже подтянулись Баста и поэт Олег Груз, художники-концептуалисты Сергей Ануфриев, Гермес Зайготт, Сергей Африка-Бугаев, Олег Кулик. Через какое-то время на наши посиделки стало приходить так много на­роду, что пришлось поставить фейсконтроль — солнечную девушку Надю Ромашину, известную теперь клубной Москве как «Надя Газгольдер». Потом постепенно начались ночные вечеринки, стали привозить больших техно-звезд и из бывшего склада сделали клуб Gazgallery (сейчас в этом помещении расположена Arma 17). А в «Газгольдере» продолжили тусоваться маленькой семьей: Баста читал фристайлы под техно, Филиппенко и Юрский декламировали классиков, было бессчетное ко­личество эзотерических сессий, перформансов, спектаклей.
Мне нравилось, что деньги в «Газгольдере» теряли вес: богач мог сидеть и молчать в трубочку, слушая вдохновенный рассказ бедняка. Тогда в Москве вовсю буйствовал гламур, и в противовес глянцу и стразам нам хотелось создать что-то камерное, чтобы за соседними столами могли сидеть ночные тусовщики, серьезные олигархи и свободные художники. Да и место было специфическим — тогда район Курского вокзала еще не был тусовочным местом: серый индустриальный пейзаж, толпы людей у метро и вокзала и бомжатник-распределитель с подъезжающим по утрам автобусом милосердия».

Алексей Олин

предприниматель, завсегдатай «Газгольдера»

«Это был первый андеграундный клуб в моей жизни — и удивительно, меня сразу приняли, как в семье. Люди приходили туда в любое время суток и без особого повода, выдалась свободная минутка — едешь в «Газгольдер». И лучшие вечеринки, на мой вкус, вечеринками не являлись. Помню, однажды на День космонавтики кто-то устроил большой рейв — и все поехали туда. А мы решили провести спокойный вечер в «Газе»: сначала просто включили тихую музыку, потом на сцену вышли Баста с Рулем, еще кто-то — и в результате получился спонтанный джем-сейшен на всю ночь. У нас даже сохранилась трехчасовая запись на память».





«Бар «30/7» Петровка, 30/7
Светский бар с танцами на углу петровки и Петровского бульвара. Именно такие места подготовили почву для того, чтобы гегемония дорогих и гламурных клубов исчезла без следа.

Сергей Покровский

Сергей Покровский

тогда: соучредитель бара «30/7», сейчас: совладелец Noor Bar

«Шел по Петровскому бульвару и на угловом стеклянном этаже, на доме 30/7, увидел надпись «сдается» и телефон. И да, до сих пор сдавалось. Позвонил Тане Беркович (ресторатор. — БГ), позвонили друзьям-инвесторам. У нас давно бродила мысль, что в Москве нет нормального бара, в бук­вальном смысле — со стойкой и без еды. Бар с танцами, но без еды? Все сказали, что мы рехнулись, что это абсурд. В итоге прямо в год открытия бар получил приз Night Life Awards.
Оформление делали со Степаном Лукьяновым, он сейчас арт-директор СТС, и Ваней Шишкиным, он сейчас шеф в Delicatessen. Большие деревянные открывающиеся окна, длинная стойка, в ее конце — диджей. На второй год появилась летняя веранда, мы провели ее по лицензии «вы­носная торговля». Зимой залили ледяную горку, прямо из окна на бульвар. Творили разное, лошадей затаскивали на танцплощадку зачем-то. Ну и пятачок этот задышал».
Марат Саддаров

Марат Саддаров

тогда: шеф-бармен «30/7», сейчас: шеф-бармен Noor Bar

«Во мне на тот момент было 100 кг, так вот, я подтягивал ноги и висел на табурете, настолько плотно было в баре. Народ набивался, а потом сливался дальше по клубам. Мы давали тогда п...ц денег. Большие цены были, бизнес был хороший. Ходили туда все — и воротнички, и экспаты, и богема. Биток — ты просто терся там обо всех. Главное в «30/7» — качественная выпивка. И общение — это ведь тоже услуга. Я в течение пяти минут могу разговаривать на все темы, вообще на все».
Ина Тундра

Ина Тундра

тогда: управляющая баром «30/7». Отрывок из книги «Все проще, чем кажется»

«…Москва с удовольствием осваивала новый вид отдыха — народ начинал приходить часов в 10–11 вечера сытый после ужинов в ресторанах, гламурно и разговорчиво напивался разнообразной алкогольностью, и к часу ночи наши маленькие 120 квадратных метров превращались в очаг разврата и порока — к бару было не протолкнуться, девушки визжали под знакомые хиты, очередь на входе и пробка из машин на бульварах стали нашей достопримечательностью.
Людям нравилась атмосфера: в небольшом помещении все друг друга видели и, как правило, все друг друга знали, ввиду жесткого фейсконтроля чужих и лю­дей с улицы здесь не было, и поэтому можно было расслабиться и позволить себе многое.
Еды не было вообще, но особо голодные с удовольствием ели персональские бутер­броды с вареной колбасой и сыром. Впоследствии даже начали специально приходить завтракать этими бутербродами, зная, что бармены в куске хлеба им не откажут. Дома им такой завтрак есть как-то некомильфо, в ресторане не подадут — а вкус-то родной, с самого детства».
 
/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/2004.png 2004

/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/2006.png 2006







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter