Атлас
Войти  

Также по теме

История московских клубов

Двадцать с лишним лет клубы были важной частью городского пейзажа — в них ходили все: школьники и олигархи, бандиты и поэты, фрики и депутаты Госдумы. БГ поговорил с владельцами, диджеями, промоутерами и завсегдатаями и составил историю московской клубной жизни — от «Третьего пути» до Gipsy


  • 578877
первая глава первая глава
Предыстория: восьмидесятые Предыстория: восьмидесятые
1991 1991
1992 1992
1993 1993
1994 1994
1995 1995
1996 1996
1997 1997
МАСКИ-ШОУ МАСКИ-ШОУ
1998 1998
1999 1999
2000 2000
2001 2001
2002-2003 2002-2003
2004 2004
2005 2005
2006 2006
2007 2007
2008 2008
2009–2012 2009–2012
P.S. P.S.
2008



Пожаром в клубе «Дягилев» окончательно завершается эпоха гламура в Москве. После кризиса денег у всех заметно меньше, расстаются с ними неохотно, и вообще, люди явно устали от клубов. Первыми это замечают владельцы только что открывшегося дорогого Famous: бюджеты схлопнулись, шиковать больше не на что. Местом нового типа оказывается Arma — новички-энтузиасты делают большие техно-мероприятия для молодежи и не имеют никакого отношения ни к гламуру, ни к 1990-м

«Famous»  Рочдельская, 15
Последний дорогой клуб гламурной путинской эпохи — в бывшем цехе Трехгорной мануфактуры

Сева Щербаков

Сева Щербаков

тогда: соучредитель и управляющий партнер Famous, сейчас: владелец креативного агентства MC (Monstars of Creative) и клубный промоутер («Ванильный ниндзя»)

«Famous был типичным клубом для состоятельной аудитории: интерьеры с греческим амфитеатром и летающей диджейской, мажорный прогрессив-хаус, ВИП-ложи с отдельным входом в каждую с улицы, большие окна, балконы. Раньше в здании Famous располагался цех Трехгорной мануфактуры, и мы открыли старую кирпичную кладку, швеллеры, колонны и рельсы, на которых раньше ездила машина для промывки тканей. Нам нужна была красивая публика, готовая покупать столы, — мы туда и Леди Гагу первые и единственные привезли с концертом, и бурлеск-дива Дита фон Тиз приезжала. Голливудские звезды почти все массово переездили в Famous.
Сделав редизайн, мы отказались от алкохауса и русских ремиксов, мода на которые шла еще с «Дягилева». Плюс активно во­зили диджеев прогрессив-хаус-волны, которая сейчас уже не актуальна. Sharam, Эрик Морилло — сейчас эти диджеи и в Европе, и на Ибице являются артистами второго эшелона. А когда Famous открывался, они были звездами с огромными бюджетами. Если судить о тех годах по богатству клубного лайн­апа, то времена были прямо-таки золотые, но уже было понятно, что что-то не так. В воздухе что-то неуловимо менялось, а что именно, понять еще никто не мог.
Мы ощутимо просели после кризиса. Деньги у всех закончились, что делать дальше, как одеваться — никто не понимал. Европа двигалась к простоте и минимализму, мы тоже попытались, но нам это сложно давалось. Во времена Famous я четко зафиксировал момент, когда но­вые люди не выросли, а старые уже устали ходить в клубы. И вот эти новые люди носили не Etro, а, условно, кроссовки Air Max и не играли в гламур, а жили чем-то совсем другим. Мы попали на смену по­колений. «Гинза» (холдинг, специализирующийся на светских ресторанах. — БГ) забрала уставших, а новый сегмент — Rolling Stone, новая барная философия — только начал делать первые робкие шаги».





«Arma 17»  Ниж.Сусальный пер., 5, стр. 3а, территория завода «Арма»
Самый западный техно-клуб Москвы на территории завода «Арма» — с духом рейва, диджеями первой величины, просвещенной публикой. Такой же, как в Берлине и Лондоне, или даже лучше — без игры в закрытость и элитарность. За его успех отвечает новое поколение клубных деятелей, не имеющее никакого отношения к клубам 1990-х. Успел сгореть и переехать

Алексей Шелобков  и Наталья Каплинская

Алексей Шелобков и Наталья Каплинская

основатели клуба

«Изначально была идея сделать в России место по лекалам больших западных клубов, где играет прогрессив и техно с вкраплениями гей-вечеринок «Matinée» и хаусовых событий типа Ministry of Sound. Ну и плюс нам самим было элементарно некуда ходить в Москве. Но со временем «Арма» перестала быть клубом широкого профиля и взяла курс на современное актуальное техно. Последнюю коммерческую вечеринку мы провели в ноябре 2010-го и после этого делали только то, что нравится нам самим, даже в субаренду клуб не сдавали, под чужие мероприятия. Сразу же отвалились любители прогрессив-транса и фанаты диджеев-звезд, и у «Армы» сформировалась своя постоянная публика, которая ходит не на имена или конкретные концерты, а просто к нам.
Каких только историй на фейсконтроле не было! И корочками трясли, и говорили, что из Питера власть приехала, сейчас закроют вас, и убить грозились нашего фейсконтрольщика Васю. Но внутри драк практически не было. У охраны главный алгоритм действий при нештатных ситуациях — не вступать в физический контакт с посетителем. Только обездвижить. Благо всегда есть самый большой охранник, который может обнять все, что угодно, и унести.
Главное отличие «Армы» от похожих клубов в Берлине, Лондоне или на Ибице — в специфике русского характера. Уровень сближения людей у нас — артистов и промоутеров, артистов и аудитории — значительно глубже, чем на Западе. Степень взаимного уважения выше, планка отрыва тоже.
Мы пришли значительно позже других. Мы никак не связаны с великими людьми и клубами 1990-х. Но мы смогли во вре­мена засилья гламура, закрытых клубов и коммерческого хауса сделать доступными суперкачественные вечеринки с супермодной музыкой. И превратить это в тренд».





«Лебединое озеро 17»  Крымский Вал, 9, стр. 22
Летняя площадка в Парке Горького от создателей «Солянки» — мебель из Таиланда, пруд с лебедями, на танцполе — бассейн

Матвей Вершигоров

Матвей Вершигоров

соучредитель клуба

«Собственником деревянной веранды, где мы решили открыть новое место, был ресторан «Времена года». Мы с ними договорились и начали думать, что тут можно сделать. Решили устроить тайчатину, даже мебель везли из Таиланда. За неделю до открытия мы еще не понимали, как на­зываемся. Открытие было двухдневным, с постановкой «Буратино» от питерской арт-группы «Речники» и концертом Жанель Моне. Первые два года ходили в основном свои, но свои-то растут — и по количеству, и по возрасту. Выросло еще одно поколение — если посмотреть сейчас на обновленный парк Горького, то можно увидеть много красивых молодых людей, которых мы не знали, а теперь знаем. Раньше-то казалось, что мы одни такие».
Паша Артемьев

Паша Артемьев

завсегдатай и друг клуба, музыкант, актер

«Сначала был клуб-дебаркадер «Как на Канарах», шикарное ме­сто — бассейн был метров десять и располагался прямо на уровне реки: ты плавал как будто в Москве-реке. Закрывались красиво: приехал Митволь и телевидение, цепи перерезали прямо кусачками. Ребята говорили: «Уж если закрываться, то так».
А следующим летом открыли «Озеро». Тоже уникальное место: мы, приближенные, могли приехать с утра после какого-нибудь клуба, когда место еще закрыто, и играть в тюленей. Рассвет, никого нет, а вы в бассейне плещетесь. Где еще такое возможно? Дно бассейна чистят прекрасные роботы-пылесосы. Первого робота звали Артемка — он еще на «Канарах» работал. Сейчас уже новый, похожий на Валли, весь такой обтекаемый».
 
/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/2007.png 2007

/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/2009_2012.png 2009–2012







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter