Атлас
Войти  

Также по теме

История московских клубов

Двадцать с лишним лет клубы были важной частью городского пейзажа — в них ходили все: школьники и олигархи, бандиты и поэты, фрики и депутаты Госдумы. БГ поговорил с владельцами, диджеями, промоутерами и завсегдатаями и составил историю московской клубной жизни — от «Третьего пути» до Gipsy


  • 670188
первая глава первая глава
Предыстория: восьмидесятые Предыстория: восьмидесятые
1991 1991
1992 1992
1993 1993
1994 1994
1995 1995
1996 1996
1997 1997
МАСКИ-ШОУ МАСКИ-ШОУ
1998 1998
1999 1999
2000 2000
2001 2001
2002-2003 2002-2003
2004 2004
2005 2005
2006 2006
2007 2007
2008 2008
2009–2012 2009–2012
P.S. P.S.
P.S.
Анна Зейликман

Анна Зейликман

бывшая рейверша, директор выставочного зала «Дом Спиридонова»

«Молодым людям перестала быть интересна электронная музыка; в клубах, где она играет, — пусто. Есть маленькие исключения, например «Пропаганда» в четверг, но это 25 квадратных метров — сколько нужно людей, чтобы ее заполнить? Вот туда ходят именно чтобы потанцевать. Есть «Арма», которая работает два раза в месяц; туда привозят самых актуальных иностранных диджеев. Ребята молодцы, но я почти уверена, что они ничего на этом не зарабатывают, это такое новое культурное меценатство — не думаю, что оно может долго продлиться.
Это ведь норма, что все хотят зарабатывать, даже самые идейные. Даже самые модные и продвинутые готовы пускать в свой клуб вечеринку, где выступает Дима Маликов. А те, кому музыка по-прежнему интересна, ходят не в клубы, а на «мероприятия». Знаете, как сделать в Москве хорошую вечеринку? Нужно новое необычное место, очень избирательный фейсконтроль, чтобы тысячи людей его не прошли; бесплатный бар и горы наркотиков; два грузовика звука и три — света; чтобы выступала иностранная суперзвезда и русские диджеи-старички, которых в Москве в обычный день не найдешь, — и только тогда все напишут наутро в фейсбуке: да, это была отличная пати.
А ведь когда-то хватало того ощущения, когда ты стоишь у колонок — и басы прокачивают так, что переворачиваются все органы внутри, мурашки по всему телу просто от музыки и красоты, а ты стоишь, закрыв глаза, и думаешь: только бы это не кончалось никогда. Человек, который это прочувствовал, будет этим болен на всю жизнь».
Максим Зорькин

Максим Зорькин

диджей

«Клубная жизнь стала настолько демократичной, что диджеем может стать любой; в клуб может пойти любой, одеться модно — тоже любой. В основном люди в клубах сейчас просто снимают стресс.
Клубной индустрии в нашей стране не случилось — это просто направление в малом бизнесе. Ну, иногда бывает размах, когда обрабатывают спонсоров и осваивают большие бюджеты, все эти сигаретные или пивные рейвы — но этому тоже скоро придет конец. Только когда у нас появятся диджеи, играющие музыку, которую сами и написали, и собирающие при этом толпы, будет новый виток».
Григорий Болотников

Григорий Болотников

участник Ylotana Project, диджей

«У нас стали делать ставку не на музыку, а на шоу, на безумные интерьеры. Это Горобий довел город до безумия со всеми своими «Дягилевыми». Наудивлял людей так, что потом уже и придумать-то оказалось нечего. Слишком все было, слишком».
 Сергей Плешаков (DJ Оранж)

Сергей Плешаков (DJ Оранж)

арт-директор Shop & Bar Denis Simachev

«Клубная музыка создана, чтобы хорошо проводить время, но лю­дям сейчас насрать на музыку. А журналисты ничего про нее не пишут, не ищут, не исследуют. Каждые выходные в город приезжают суперартисты, уж из 20 миллионов человек можно найти тысячу, кого заинтересует тот или иной исполнитель, — но никто ничего не знает, потому что никто ни о ком не пишет».
Алексей Щербина

Алексей Щербина

основатель первого в России сайта об электронной музыке 44100.com

«Если раньше клубы и музыка были социальными идентификаторами, то сейчас социальные идентификаторы — это гаджеты и умение пользоваться технологиями».
Сева Щербаков

Сева Щербаков

владелец креативного агентства MC (Monstars of Сreative), клубный промоутер («Ванильный ниндзя»)

«Людей вытащить в клуб все тя­желее и тяжелее. В Москве есть два десятка диджеев, энергетика которых публике нравится. И все. И каждый раз, когда хочешь хорошо провести время в выходные и идешь от «Кисы» к Gipsy и от «Симачева» к Don’t Tell Mama, понимаешь, что услышишь приблизительно одно и то же.
Сейчас клубы перестали быть бизнесом. Раньше по прибыли их можно было сравнить практически с нефтяной вышкой. Сейчас это так — работа на энтузиазме и любви к искусству. И надо понимать, что те люди, которые сейчас работают в клубах, сильно устают, часто болеют и очень мало зарабатывают. Приходится много пить с гостями, чтобы продержаться из ночи в ночь, поэтому многие уходят из этой индустрии. Это действительно так».
 Стас Тимофеев

Стас Тимофеев

основатель букинг-агентства Caviar Lounge, арт-директор Noor Bar, диджей

«Из клубов ушли художники. Настоящие персонажи просто исчезли — потому что в клубах стало невыносимо скучно. Что может быть хуже гетеросексуального клуба в выходной день? Началось это все с Лужкова — имея такого городничего, невозможно представить, чтобы появилась какая-то новая элита.
Еще клубную жизнь убили люди, ставящие музыку с компьютера. Это фальшак, абсолютная провокация. Это может позволить себе только Троицкий, который столько сделал для нашей культуры, что может, как Джон Кейдж, позволить себе подойти к вертушкам и вообще ничего не заводить. Диджеи обязаны покупать раритетные пластинки, чтобы публика им доверяла. А многие диджеи сейчас даже не понимают, как выглядят пластинки — а их ведь раньше оформляли известные фотографы и художники».
Тимур Ланский

Тимур Ланский

бывший совладелец «Пентхауса», «Аэродэнса», «Ангелов», создатель и совладелец сети «Чайхона №1»

«Это были самые счастливые и бесшабашные годы в жизни. Другое дело, что сейчас, 20 лет спустя, начинаешь задумываться, на­сколько все это было правильно с точки зрения взаимоотношений с душой… Я точ­но об этом не жалею. Но повторять бы не хотелось. Жалко тех, кто так и остался в этом мире».
Алексей Горобий

Алексей Горобий

основатель «Шамбалы», «Зимы», «Дягилева» и других клубов, совладелец Premier Lounge

«Мне когда-то еще Вестбам объяснил, что острый интерес к лю­бому клубу в мире держится год, а потом модная публика уходит. Клуб — он как девушка. А какая девушка самая лучшая? Самая новая и красивая в городе. Именно поэтому мы стали де­лать сезонные проекты: «Зима», «Осень», «Лето», «Дягилев» — чтобы держать аудиторию на крючке, чтобы к нам не ослабевал интерес.
Для меня рейв не закончился. Я в рейве, я клабер. Люблю, когда вокруг танцуют красивые девушки, когда весело, когда всех знаешь. Мне это все очень нравится и всегда нравилось: первую свою дискотеку я сделал в седьмом классе — мы не могли попасть на дискотеку восьмиклассников, я сделал свою, и она была гораздо круче и профессиональней, чем у старших».
Стас Димухаметов

Стас Димухаметов

владелец рекламного агентства, более 10 лет занимался привозом артистов

«Сейчас никому не важно, кто промоутер, кто привез музыканта, героизма в этом нет — люди просто идут на артиста. Все это перестало радовать где-то в 2006-м — как картошку отгружаешь. Начиналось как искусство, а переросло в чистую коммерцию. Цена вопроса, торг постоянный, конкуренты. В Москве постоянные корпоративные мероприятия, бюджеты и гонорары росли в геометрической прогрессии. Просто смотришь, где можно больше заработать. Музыку слушал так: это можно хорошо продать, это нет. Первый раз я привез в Москву Le Hammond Inferno за тысячу долларов, а спустя десять лет — Jamiroquai за полтора миллиона. На этом и решил остановиться».
Лера Савицкая

Лера Савицкая

журналист, сценарист, продюсер

«Раньше было все впервые. Это как первый секс, понимаешь? Все первое всегда прикольно, как у Марселя Пруста в «По направлению к Свану» — когда герой ел ложечкой пирожное и описывал свои ощущения после первой, второй, третьей. Все не то, что не в первый раз. Самым главным были эмоции — ты мог просто протанцевать с человеком рядом всю ночь, улыбаться, глядя ему в глаза, и чувствовать, что вы с ним — единое целое, что нет понятия времени, ограничений, что вы часть одного общего океана любви и счастья. Сколько это продлится — никто об этом не думал. Мы верили, что вся эта новая клубная культура — это мост, что это начало. Мы думали, что это — путь, и он нас приведет куда-то дальше, на следующую ступень, а оказалось, что там дальше ничего нет. Моста нет, он недостроен. Просто была эпоха, и она закончилась. И все».
 
/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/2009_2012.png 2009–2012

/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/start.png первая глава







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter