Атлас
Войти  

Также по теме

История московских клубов

Двадцать с лишним лет клубы были важной частью городского пейзажа — в них ходили все: школьники и олигархи, бандиты и поэты, фрики и депутаты Госдумы. БГ поговорил с владельцами, диджеями, промоутерами и завсегдатаями и составил историю московской клубной жизни — от «Третьего пути» до Gipsy


  • 670204
первая глава первая глава
Предыстория: восьмидесятые Предыстория: восьмидесятые
1991 1991
1992 1992
1993 1993
1994 1994
1995 1995
1996 1996
1997 1997
МАСКИ-ШОУ МАСКИ-ШОУ
1998 1998
1999 1999
2000 2000
2001 2001
2002-2003 2002-2003
2004 2004
2005 2005
2006 2006
2007 2007
2008 2008
2009–2012 2009–2012
P.S. P.S.
1991



В Москве появляются первые частные клубы — они похожи на квартиры, набитые знакомыми. На ВДНХ, в павильоне «Космос», проходит «Гагарин-пати» — первый рейв в стране

«Третий путь» Пятницкая, 4
Старейший клуб Москвы, зарегистрированный как общественная организация в обычной квартире. пережил многих своих современников, в том числе и основателя — музыканта и художника Бориса Раскольникова

Андрей Романов

Андрей Романов

тогда: совладелец клубов «Бункер» и «Акватория»
сейчас: технический директор клуба Stadium Live

«Клуб «Третий путь» в буквальном смысле открыл я. Мы гуляли с Борей и его подругой, юной американской художницей, в по­исках помещения для клуба. Наткнулись на полусгоревшую квартиру на Пятницкой. Тогда я и нашел на лестнице какую-то кувалду и просто взломал дверь.

Позже в местный райисполком зашел скромный, прилично одетый молодой че­ловек. В учреждении творился настоящий ад: обезумевшие чиновники бегали из ка­бинета в кабинет, кто-то сжигал документы, некоторые — просто заперлись у себя и пили. Это было 19 августа 1991 года. Самое начало августовского путча. Молодого человека звали Борис Раскольников, с собой он принес папку с документами, необходимыми для открытия творческого центра «Третий путь». Когда его спросили, что ж он такой день-то выбрал, Борис ответил: «Я все понимаю, но мне же назначено именно на сегодня». И всех это, видимо, так изумило, что бумаги ему тут же и подписали».

Лада Раскольникова

Лада Раскольникова

президент творческого центра «Третий путь»,
вдова Бориса Раскольникова, преподаватель
иностранных языков

«Я в «Третьем пути» оказалась под конец 1990-х, на закате эпохи. Это был первый клуб, куда меня отпустили родители. Название придумали в разговорах с участием Дугина и планировали заниматься выставками, но в результате все переросло в вечеринки. А перед этим православная община церкви Михаила и Федора Черниговских разгромила клуб: «Третий путь» всегда находился с ней в конфронтации, потому что спустя всего полгода после заключения договора об аренде вышло постановление Москомнаследия о передаче здания церкви.

Для широкого круга «Третий путь» от­крылся где-то в 1994–1995 годах. За 21 год существования здесь успели выступить, пожалуй, все деятели музыкальной альтернативы: «Звуки Му», «Вежливый отказ», «Центр», «Оберманекен», «Николай Ко­перник» и т.д. У «Пятницы» здесь был первый концерт в Москве. Шнура в конце 1990-х Боря не взял! Сказал: у нас уже есть группа «Корабль». В 1990-е в «Третьем пути» за одним столом, расчерченным в шахматную клетку, легко могли оказаться Артемий Троицкий, Пани Броня и какой-нибудь депутат из КПРФ. За вход брали немного, ориентировались на стоимость помывки в бане.
В 2011 году умер Борис, не дожив до на­шей победы в очередном суде. Это уникальный случай: мы выиграли два суда у РПЦ и три у Департамента имущества Москвы. Сейчас клуб иногда проводит концерты и частные мероприятия. Ждем реконструкции и расширения ­площадей».

Руслан Муннибаев

Руслан Муннибаев

тогда: бармен «Третьего пути» (1999–2005)
теперь: директор группы «Каста»

«Именно из «Третьего пути» выросли и «Летчик», и все подобные места. Наверное, в той же Голландии подобных заведений без счета, но у нас пример того, как один упрямый хиппи полтора десятка лет боролся за свой клуб и выигрывал у гораздо более могущественных соперников, — только один».

«Актовый зал» угол улицы Красина и Садового кольца
Художник илья Пиганов и актриса Татьяна Друбич открывают клуб для своих знакомых, где все танцуют на большом круглом столе
Илья Пиганов

Илья Пиганов

художник

«Это действительно был актовый зал — то ли районного ДК, то ли ЖЭКа. Вместо сцены мы поставили столики и барную стойку, а в за­ле — огромный, метров шесть в диаметре, стол, на котором люди с удовольствием танцевали. Еще у нас работал таксист: если гость не мог попасть внутрь (просто физически не хватало места), он бесплатно вез в любое другое место в пределах Садового.

Вечеринки проходили ежедневно. Мы приходили туда днем, обедали, а уже часам к семи начинал подтягиваться народ, разъезжались в 4–5 утра. Был такой междусобойчик — актеры, художники, журналисты, сотрудники посольств. Сейчас никого не удивляет, что известный режиссер дружит с известным художником, а тогда это были разные касты. И мы как раз пытались их объединить. Но заниматься клубом как бизнесом мы не захотели — и закрылись».

 
/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/80.png Предыстория: восьмидесятые

/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/1992.png 1992







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter