Атлас
Войти  

Также по теме

История московских клубов

Двадцать с лишним лет клубы были важной частью городского пейзажа — в них ходили все: школьники и олигархи, бандиты и поэты, фрики и депутаты Госдумы. БГ поговорил с владельцами, диджеями, промоутерами и завсегдатаями и составил историю московской клубной жизни — от «Третьего пути» до Gipsy


  • 670199
первая глава первая глава
Предыстория: восьмидесятые Предыстория: восьмидесятые
1991 1991
1992 1992
1993 1993
1994 1994
1995 1995
1996 1996
1997 1997
МАСКИ-ШОУ МАСКИ-ШОУ
1998 1998
1999 1999
2000 2000
2001 2001
2002-2003 2002-2003
2004 2004
2005 2005
2006 2006
2007 2007
2008 2008
2009–2012 2009–2012
P.S. P.S.
1995



В город приходит мода на гоа-транс — быструю и довольно жесткую танцевальную музыку из индийской провинции Гоа. Трансеры становятся влиятельной сектой, со своими клубами, диджеями, модой и сленгом. Рейв-культуру распробовали бандиты — они набиваются и в трансовые клубы, и в только что открывшийся «Титаник», едят таблетки, свистят в свистки и кричат «Давай-давай!»

«Титаник»  Ленинградский просп., 31, Стадион юных пионеров
Первый большой клуб с невероятным по тем временам бюджетом. «Титаник» вывел танцы под электронную музыку из андеграунда в коммерцию и вскоре стал «главным пацанским» клубом страны. вход — $50
Алексей Горобий

Алексей Горобий

тогда: соучредитель «Титаника», сейчас: совладелец клуба Premier Lounge

«Бюджет стройки зашкаливал под два миллиона долларов, что по тем временам было нереальное бабло. Деньги тогда брались у братков, так что ситуация была напряженная. Я застал жесткую ссору Леши Хааса (один из первых диджеев и промоутеров в стране; один из организаторов «Гагарин-пати». — БГ), строившего клуб, и Комбеза (Олег «Комбез» Кривошеин. — БГ), одного из инвесторов проекта. Речь шла о том, под каким углом будут ви­сеть какие-то фонарики. Леша Хаас, упертый до мозга костей максималист, настаивал на своем, а Комбез на него орал. Я тогда сказал Хаасу: «Да ладно, Леш, сделай, как он хочет. Что тут такого принципиального?» На что он ответил: «Я работаю для тридцати своих друзей, и им нравится так. А если им нравится, то понравится и другим». Сейчас я понимаю, что он был абсолютно прав.

Название «Титаник» было выбрано по­тому, что по планировке и дизайну клуб напоминал океанский лайнер. На открытии выступала вокалистка Jame & Spoon Plavka. Основной костяк людей, занимающихся клубом: я, Олег Цодиков и Дима Федоров, который делал приглашения Жене Жмакину для понедельников в Manhattan Express, а у нас стал отвечать за дизайн. Назвали мы нашу промогруппу Underwater. Диджеями-резидентами были Nick, Duck, Иванов, Technic. Плюс приезжали звезды того времени — Marusha, Westbam, U96, Klubbheads.

В 1996 году на концерте Майкла Джексона я познакомился с Мишей Козловым, с которым потом многие годы сотрудничал в проектах «Шамбала», «Зима», «Осень», «Лето». Он стал работать с нами как распространитель флаеров. В это же время появился Паша Фейсконтроль — стал распространять приглашения на школьные дискотеки, которые недолго проводились у нас в вечернее время.

«Титаник» вывел электронную музыку из глубокого андеграунда. Я помню ощущение в «Пентхаусе», что мы живем в ка­ком-то совершенно отдельном мире и все находящиеся за его пределами совершенно в него не врубаются. А «Титаник» был колоссальным по вложениям клубом: там стояла лучшая звуковая система Turbo Sound, играли суперзвезды и были очень качественные мероприятия — мы привозили Пако Рабанна, делали масштабные Хеллоуины вместе с Володей Хотиненко, сыном режиссера, устраивали концерт U96. Благодаря этому размаху мы сделали так, что о клубной культуре узнали практически все.

Весной 1997-го я покинул «Титаник» — мне перестала нравиться ситуация в клубе, в котором основным контингентом стали бандиты. Последней каплей стал день рождения диджея Фонаря: я посмотрел на танцпол и увидел, что среди танцующих — одни полуголые братки с цепями».

Слава Финист

Слава Финист

тогда: диджей-резидент «Титаника», ведущий программы «Кружатся диски» на «Станции 106,8», сейчас: ведущий программы «Кру­жатся диски» на радио «Мегаполис»

«Титаник» в какой-то момент стал всероссийским бандитским клубом, туда ездили пацаны со всей России. Только понедельники были андеграундные. Потом этим пацанам надоело ездить в Москву, они стали строить «Титаники» у себя в городах; я их все объездил потом — меня считали тогда любимым «пацанским» диджеем. Колбасило пацанов у меня на танцполе конкретно — прямо не сойти было с места, и они падали от обезвоживания. Я с ними нормально разговаривал и не думал, что они пацаны: в клубе они себя мирно вели, улыбались. Плюс еще моя программа на «Станции» была очень скабрезной и всем нравилась. Я говорил на понятном широким массам языке про сиськи-письки, а ставил при этом электронную музыку и таким образом подсадил на нее действительно широкие массы. До сих пор на вечеринках подходит молодежь, говорят, что впервые услышали меня в возрасте 8–9 лет».





«Акватория»  2-й Южнопортовый пр., 19/2
Брутальная площадка в окрестностях Южного порта, где крутили зубодробительный, но жутко популярный у молодежи хардкор и джангл

Андрей Романов

Андрей Романов

тогда: технический директор «Акватории», сейчас: технический директор клуба Stadium Live

«Танцпол вмещал 1 200 человек, дизайна не было — просто бетонная коробка, но это было нормально, потому что самыми массовыми мероприятиями были фестивали вроде «Хардкор против джангла». Во время выступлений главных хедлайнеров «Акватории» — хардкорового диджея Орбита, MC Паштета и диджея Грува — пол в клубе натурально ходил ходуном, а с потолка ка­пали крупные капли — пот колбасящихся под хардкор и джангл людей. Милиционеры приезжали туда постоянно: заходили внутрь, наставляли автоматы на барменов и публику, а руководитель штурмового отряда в это время упрашивал администрацию клуба сдать им кого-нибудь «под посадочку».

Но помимо электронно-подросткового рубилова у нас были и концерты, например сайкобилли или «Вопли Видоплясова», и вечеринки с умной музыкой. Павел Хотин (клавишник «Звуков Му», идейный вдохновитель «Акватории». — БГ) все пытался сделать красоту, но в районе метро «Кожуховская» красоты не сделаешь. Клуб просуществовал ровно год и закрылся потому, что его учредителям стало невыносимо подсчитывать убытки от очередного рейда ОМОНа».

 
/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/1994.png 1994

/media/upload/images/magazine/309/clubs_years/1996.png 1996







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter