Атлас
Войти  

Также по теме

«Дизайн — массовое производство. А в России производства нет»

В Манеже открывается Московский музей дизайна. БГ поговорил с его директором Александрой Саньковой о том, как сделать музей в овощном ларьке, в коневозке и на главной выставочной площадке города

  • 5701

Александра Санкова

— Как появилась идея создать Музей дизайна в Манеже?

— Я всю жизнь занималась кураторскими проектами в области дизайна. И мне хотелось сделать что-то глобальное вроде Музея дизайна, но на это нужны огромные деньги. Поэтому сначала мы с подругой и коллегой Надей Бакурадзе решили открыть музей в овощном ларьке. Напротив нашего тогдашнего места работы в Трубниковском переулке суровую зиму в старых «жигулях» проводил дедушка Акоп, у которого сломали дом-самострой в центре Москвы, а потом и овощной ларек, в котором он прожил много лет. Мы вдохновились его опытом — решили создать прецедент и сделать музей в ларьке, а заодно предоставить дедушке какое-никакое жилье — сделать его директором первого в стране Музея дизайна. Дедушка согласился занять должность директора, но только после того, как власти дадут ему квартиру. Так что из этой идеи ничего не вышло.

К тому же подключились наши друзья, которые раскритиковали идею музея в ларьке — там мало места. Потом возникла идея коневозки, но они нынче дороги. Потом, вдохновившись автобусом «Бампер», торгующим  книжками в «Музеоне», мы решили, что нам необходим автобус — «экспозиция едет к вам сама!». Обзвонили все крупные автобусные производства, и в итоге «Автоколонна-1417» — большое транспортное предприятие в Коломне — решило стать партнером проекта и выделило старенький автобус «мерседес». Голландское бюро Lava сделало дизайн экстерьера. Показали автобус в Коломне, презентация сопровождалась выставкой молодых дизайнеров.

— Как вы из автобуса в Манеж попали?

— Параллельно я показала проект Марине Лошак, арт-директору музейно-выставочного объединения Манеж (на тот момент «Столица»), потому что понимала, что крупные иностранные институции не будут с нами сотрудничать, если единственной нашей площадкой будет автобус, и нам придется постоянно выходить на партнерские площадки. Марина Лошак показала проект Сергею Капкову, руководителю Департамента культуры Москвы, и было принято решение о том, что Музей дизайна будет базироваться в Манеже и состоять из хранилища, выставочного помещения и офиса. Для выставок нам выделили зал 650 квадратных метров на цокольном этаже Манежа. 

— А бюджет на выставочный план вам дали?

— Бюджет мы должны искать сами. Финансирования не было. Поэтому мы активно ищем партнеров и спонсоров. И нам есть что им предложить. У нас в планах крупные международные и российские выставочные проекты.

— Как вы относитесь к преобразованиям Капкова?

— Сергей Капков поставил руководить Лену Тупысеву московским балетом, Елену Зеленцову руководить ДК ЗИЛ, Серебренникова — Театром Гоголя, Марину Лошак сделал арт-директором государственного выставочного комплекса Манеж. Теперь люди, которые были по одну сторону баррикад, встали по другую. Теперь работа с чиновниками от культуры становится нормальным человеческим процессом. Новые руководители культурных организаций легко доступны, дружелюбны и горят своим делом. Так что очень надеюсь, что эти изменения для культуры только начинаются.


«Нынешнее поколение молодых людей считает, что до войны был авангард и конструктивизм, а затем только пропаганда»

— Почему вы решили открыться выставкой «Советский дизайн 1950–1980 годов»?

— Нынешнее поколение молодых людей считает, что до войны был авангард и конструктивизм, а затем только пропаганда. Но дизайн у нас в стране был и после войны. Тогда начался подъем производства, стали конструировать мебель, развивалась промышленность, упаковочные материалы и так далее. И только в конце 1980-х, в связи с развалом СССР, это все закончилось. Чтобы показать, что дизайн был и в поствоенном СССР, мы начали с исследований: пошли по госпредприятиям, которые занимались дизайном, искали архивы. Мы собирали все по крупицам. Записали интервью с дизайнерами того времени, например с Ю.Б.Соловьевым — 93-летним бывшим директором ВНИИТЭ (Всесоюзный научно-исследовательский  институт технической эстетики), который, по сути, создал профессию дизайнера в СССР. Он помог нам — связал со своими коллегами по цеху. Теперь нам звонят пожилые люди и предлагают забрать в музей свои коллекции: чертежи, прототипы бытовых приборов, постановления, связанные с дизайном, бытовую технику и мебель.

— По какому принципу отбирались экспонаты для выставки? Каковы критерии хорошего дизайна?

— Мы представили как известные каждому из нас предметы, так и совершенно неизвестные прототипы и работы, не вошедшие в массовое производство.

В современном представлении о дизайне вещь должна обладать как минимум двумя составляющими: быть функциональной и привлекательной для потребителя. Совместимо ли это представление с понятием «советский»? Это один из вопросов на который мы и хотим ответить нашей выставкой.

Фотография Александра Гронского

Команда Московского музея дизайна

— Насколько реально продолжить выставочную линию и сделать проект про российский дизайн 1990–2000-х?

— Дизайн — массовое производство. А в России по большому счету сейчас практически нет производства. Многие дизайнеры работают как художники: их произведения существуют в единственном экземпляре или в очень маленьком тираже — но это не пример отечественного дизайна. Все, что могут производить наши дизайнеры, — они производят в Китае. Или уезжают на Запад. У нас рынок переполнен иностранными товарами, и наши дизайнеры не конкурентоспособны на отечественном рынке. Также нет качественных рабочих и макетчиков, а если есть — это баснословные деньги. Благодаря нашему музею, в частности, мы бы хотели привлечь внимание общественности и государства еще и к этой проблеме.    

— Ваши ближайшие планы?

— Хотим показать «Иконы датского дизайна». Летом будем делать совместно с Политехом экспериментальный проект о звучании дизайна. Это будет выставка, которая благодаря звукам и объектам перенесет зрителей в другую страну и эпоху — подробности пока в секрете. В планах привезти выставку «New Luxury» культовых голландских дизайнеров Droog. Но мы выставки не привозим под ключ, мы их собираем с нашими партнерами с нуля, а готовые серьезно трансформируем с учетом российской действительности. Мы планируем примерно через год показывать и российских дизайнеров, на более коротких, месячных выставках.

— Какая ваша миссия?

— Мы хотим делать выставки, которые научат изобретать, открывать новые качества, смотреть по-другому на мир, хотим расширять кругозор наших зрителей и вдохновлять их. Мы надеемся, что наши проекты будут интересны для людей разных профессий, стран и поколений. Ведь дизайн — это то, что окружает нас в повседневной жизни: это то, на чем мы сидим, спим, из чего мы едим и пьем, то, что нам светит и нас греет.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter