Атлас
Войти  

Также по теме

7 историй людей, столкнувшихся с ВИЧ

Почему ВИЧ заражаются не только проститутки и наркоманы, можно ли рожать с этим заболеванием и что еще нужно знать о ВИЧ-положительных людях

  • 104420
Александра Волгина Александра Волгина
Наталья Егорова Наталья Егорова
Анастасия Мокина Анастасия Мокина
Мария Годлевская Мария Годлевская
Андрей Скворцов Андрей Скворцов
Татьяна Евлампиева Татьяна Евлампиева
Маша Яковлева Маша Яковлева

Мария Годлевская

29 лет, директор благотворительного фонда «Свеча»

«У меня два месяца назад родился сын. Когда я в первый раз шла в женскую консультацию, я была настроена очень воинственно, готовилась требовать другого врача, если что-то мне не понравится. Когда я вошла в кабинет, я увидела врача, которая была у меня в фонде на фокус-группе по ВИЧ-инфекции несколько лет назад, и сразу успокоилась. Но она мне рассказала, что буквально неделю назад у них была девушка, которая выяснила во время беременности, что у нее ВИЧ-инфекция, и пошла делать аборт. Они не смогли ее убедить, что не нужно этого делать. Получается, что даже продвинутые врачи, которые понимают, что ВИЧ — это не приговор, не знают об общественных организациях, они не в курсе, что есть группы взаимопомощи. И это, наверное, нужно знать нам: мы такие работаем, а у врача в женской консультации нет под рукой нашей визитки. А ведь она может направить человека к нам, мол, пойди туда, поговори с такими же, как ты, увидишь и убедишься, что рожать можно хоть 10 детей, и они будут здоровыми. Конечно, этому врачу я притащила всяких разных брошюр, потом она в интернете посмотрела всякие сюжеты про нас, мы с ней обсудили разные нюансы.

В фонде я мало занимаюсь социально адаптированными людьми, больше — группами риска. Я вижу, что наркопотребители и секс-работницы как-то охвачены, какая-то работа с ними ведется, а вот с тюрьмой совсем все плохо. Даже если так случилось, что человек оказался вменяем (а надо понимать, что в тюрьме в основном социально неадаптированные люди) и начал пить препараты, будучи на воле, а потом сел, то, скорее всего, его лечение накроется медным тазом. В системе Федеральной службы исполнения наказаний сейчас идет реорганизация и делится, что принадлежит медчасти, а что непосредственно ФСИН, поэтому плохо там налажено лечение. С такими больными сложность еще в том, что, если они курсируют по этапу по всей стране, им нужно обеспечить лекарства по всей стране, а это очень сложно. При этом какие-то медчасти в регионах готовы идти на контакт, а в каких-то просто плохо разбираются в проблеме. Недавно в колонии в Ростовской области несколько человек решили заявить о перебоях в лечении ВИЧ. Они обратились к нам в фонд, мы сделали запрос и обнаружили, что там в медчасти просто не знают правильных названий препаратов. Более того, было написано, что такие-то граждане были пролечены от ВИЧ-инфекции. То есть мы понимаем, что либо в Ростовской области научились лечить ВИЧ, либо, к сожалению, медицинский персонал ФСИН абсолютно безграмотен». 

 
/media/upload/images/medicine/2013/january/28.01/vich/mokina.jpg Анастасия Мокина

/media/upload/images/medicine/2013/january/28.01/vich/skvorcov.jpg Андрей Скворцов







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter