Атлас
Войти  

Также по теме

7 историй людей, столкнувшихся с ВИЧ

Почему ВИЧ заражаются не только проститутки и наркоманы, можно ли рожать с этим заболеванием и что еще нужно знать о ВИЧ-положительных людях

  • 104409
Александра Волгина Александра Волгина
Наталья Егорова Наталья Егорова
Анастасия Мокина Анастасия Мокина
Мария Годлевская Мария Годлевская
Андрей Скворцов Андрей Скворцов
Татьяна Евлампиева Татьяна Евлампиева
Маша Яковлева Маша Яковлева
Татьяна Евлампиева

фотография: Антон Беркасов

Татьяна Евлампиева

34 года, ВИЧ-отрицательная, директор проекта Dance4Life в России

«Трудно сказать, какая проблема в области лечения ВИЧ сейчас самая острая. Долгое время мне казалось, что используются неэффективные подходы. Установка государства на то, что верность и воздержание — это спасение от ВИЧ, выглядит весьма странно в ситуации, когда по федеральным каналам показывают порно. Пока мы не признаем, что наркозависимые люди нуждаются в помощи, а не осуждении, мы не приблизимся ни на шаг к решению проблемы ВИЧ-инфекции. Потом мне казалось, что нет видения проблемы, нет комплексного подхода к решению и нет ответственного человека, которому прилетит по голове, если эпидемия продолжает расти. Понимаете, в России 200 человек каждый день получают диагноз — это официальные цифры. 10 тысяч долларов минимум стоит годовой курс препаратов. И это без оплаты работы врачей. А государство не делает ничего, чтобы снизить эти цифры. Потому что нет никакого единого плана. А сейчас мне кажется, что эпидемия в России — это последствия того, что человек не является ценностью. Нет эффективной работы с наркозависимыми, соответственно, они попадают в тюрьмы, их дети остаются без родителей, дети попадают в детские дома, и этих детей не спасет даже усыновление американцами в свете последних событий.

Пока мы не признаем, что существуют не только секс-работники и секс-индустрия, а что просто существует секс, мы никуда не сдвинемся. А у нас запрещена реклама презервативов и половое воспитание, по сути, сейчас запрещено, потому что у нас, видите ли, закон об охране детей от вредной информации. Поэтому до тех пор, пока человек не ценен, до тех пор, пока у нас людей не принимают такими, какие они есть, а именно разными, мы остаемся в ситуации эпидемии.

Мы делаем акцент на технологиях, которые работают, и на знаниях, а не на заклинаниях о том, что брак — это защита от ВИЧ-инфекции. Наша организация работает с подростками и молодежью, и мы вовлекаем целевую группу таким образом, чтобы она сама внутри себя распространяла информацию о том, как защититься от ВИЧ-инфекции, зачем нужно регулярно ходить к врачу, какие анализы сдавать и почему это важно. У нас работает 22 команды, большинству участников меньше 18 лет. И они рассказывают об этом своим сверстникам. Мы проводили исследования вместе с Высшей школой экономики и выяснили, что наша работа с подростками, те знания, которые они приобретают, и опыт участия в решении такой социально значимой проблемы, как борьба со СПИДом, помогают им расти неравнодушными гражданами».

 
/media/upload/images/medicine/2013/january/28.01/vich/skvorcov.jpg Андрей Скворцов

/media/upload/images/medicine/2013/january/28.01/vich/yakovleva.jpg Маша Яковлева







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter