Атлас
Войти  

Также по теме Врачи большого города

Кардиолог Артем Долецкий: «Бороться с аллергией на белый халат бесполезно»

Врачи большого города. Кардиолог Артем Долецкий — о депрессии, инфаркте, пользе валидола и хороших новостях

  • 94776
Артем Долецкий

Фото: Денис Стрелков

Возраст: 35 лет

Образование: Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова

Работа: заведующий отделением реабилитации клиники кардиологии Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова.

Регалии и звания: кандидат медицинских наук, доцент кафедры профилактической и неотложной кардиологии.


О семейной династии

Я родился во врачебной семье — папа детский реаниматолог, дедушка детский хирург, бабушка онколог, прабабушка была сестрой милосердия на фронте в Первую мировую, а прапрабабушка — земским врачом. Возможно, что иного выбора у меня и не было. Во многом потому, что медицинские разговоры слышал с самого детства, и эта тема была для меня очень понятной и естественной. Вместо танков или самолетов дедушка рисовал мне, как он пришил очередному малышу палец с ноги на руку или прооперировал какой-нибудь сложный врожденный порок. Я не тешил себя романтическими ожиданиями или идеалистическими представлениями о медицине. Мне просто это было близко и интересно. Помню, что меня отговаривали: другой мой дедушка был юристом, и я даже подумывал пойти по его стопам. Но медицина взяла свое. Единственное, что я четко для себя решил, — не быть хирургом и не лечить детей, чтобы избежать сравнения с дедушкой-академиком. В итоге я стал кардиологом.


О том, как связаны депрессия и инфаркт

Кардиолог — врач, который много разговаривает со своими пациентами. Одна из его задач — выяснить, как человек живет. Потому что в кардиологии многие проблемы являются следствием образа жизни.

В какой-то мере кардиолог еще и психолог. К кардиологическим заболеваниям могут приводить проблемы психологического свойства. Например, депрессия увеличивает риск инфаркта. И наоборот — часто на фоне кардиологических заболеваний люди начинают испытывать проблемы психологического характера, которые требуют привлечения смежных специалистов. Например, если с успешным, полноценно работающим человеком моложе 40 лет случается инфаркт, его жизнь переворачивается. Вместо встреч с друзьями он должен стоять в очереди в поликлинике, вместо приятного ужина принимать таблетки. Работодатель теперь на него по-другому смотрит. Человек раньше мог, к примеру, заниматься боксом, а теперь ему говорят «больше 5 килограммов не поднимай». Даже психологически устойчивому человеку будет тяжело с этим справиться. Бывают и другие истории, когда на фоне тревожных расстройств или приступов паники человек может попасть к кардиологу, потому что у него учащенное сердцебиение, повышенное давление, ему тяжело дышать — он думает, что это болезнь сердца. А на самом деле ему нужен психоневролог.


О новых методиках лечения

Хирургические технологии постоянно развиваются. Например, пациентам меняют клапан на сердце, не открывая грудную клетку, а проводя его через сосуды и вставляя изнутри прямо в сердце. Есть технологии, которые направлены на создание искусственного желудочка: часть функций сердца берет на себя на какое-то время механический насос, который помогает человеку дождаться трансплантации сердца. То есть хирургическая наука не стоит на месте, двигается очень активно.

Что касается лекарств, то здесь прогресс не такой заметный, как, скажем, 10 лет назад. Появляется что-то новое, но его вклад в общий успех лечения пациента не такой большой.

Сейчас мы все активнее прибегаем к простому и эффективному методу воздействия, который называется физические нагрузки. Был такой английский хирург Уильям Геберден, который еще в XVIII веке написал, что его пациент, который страдал грудной жабой, фактически излечился после того, как стал каждый день по полчаса колоть дрова. Все большее и большее внимание уделяется профилактике в виде правильно дозированных физических нагрузок. Я не призываю всех, кто перенес инфаркт миокарда или операцию на сердце, на следующий день идти в спортзал и поднимать штангу. Физические нагрузки должны быть грамотно подобраны специалистами, которые понимают в кардиореабилитации, и быть постоянными. Такая реабилитация длиною в жизнь. Тогда правильно дозированные нагрузки будут продлевать жизнь и улучшать ее качество не хуже, чем многие лекарства.

В первой половине XX века пациента, который перенес инфаркт миокарда, заставляли лежать в постели по месяцу, не двигаясь. У нас в стране какое-то время была популярна теория, что пациента надо лечить там, где инфаркт случился. Случился дома — будем лечить дома, случился на работе — будем лечить на работе, если повезло, что отвезли в больницу, — будем лечить в больнице, но ты месяц лежи и не шевелись. В 1950-х годах в Америке произошла революция — таких пациентов стали сажать в кресло. Известный кардиолог Бернард Лаун, один из изобретателей дефибриллятора, опубликовал работу, в которой предложил сажать в кресло пациентов через неделю после инфаркта. Сотрудники сравнивали его с нацистскими преступниками, отказывались с ним работать и игнорировали его назначения. На дворе был 1952 год. Сейчас мы через несколько дней после неосложненного инфаркта ставим пациента на беговую дорожку, тестируем и начинаем тренировать.


О том, как избежать «случайного» инфаркта

Есть факторы риска, которые мы не можем изменить. Первое — это генетика. Если в семье кто-то в молодом возрасте перенес инфаркт или инсульт, или страдал повышенным давлением, или внезапно умер без видимой причины — это значит, что риск сердечно-сосудистых заболеваний повышен. Второе — это пол. Мужчины больше подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям. Женщины, конечно, тоже подвержены, но в более старшем возрасте, потому что женские гормоны обладают способностью защищать организм от сердечно-сосудистых заболеваний.

Хорошие новости, что есть факторы, повлиять на которые в наших силах. Например, образ жизни. У тех, кто хотя бы по полчаса в день занимается спортом или хотя бы просто гуляет, кардиологический риск намного ниже, чем у тех, чей путь составляет кровать — машина — кресло — машина — диван. Курение, в том числе и пассивное, несомненный фактор риска сердечно-сосудистых заболеваний. Не обольщайтесь: две сигареты в день, сигара, кальян — это тоже курение. Правильное питание, напротив, способ снизить риск. На сегодняшний день доказано, что правильное — это то, что соответствует средиземноморской диете: рацион, богатый овощами, цельными злаками, рыбой и фруктами, в котором есть немножко алкоголя, лучше — красного вина.


О пользе алкоголя

Есть небольшие исследования, которые говорят, что те люди, которые пьют чай и кофе в умеренных количествах, меньше страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями. Лучше защищены и те, кто употребляют один-два бокала вина. У меня такое ощущение, что эта информация засекречена для соотечественников, потому что не каждый у нас может остановиться на двух бокалах. У тех, кто вообще не пьет, риск чуть больше, чем у тех, кто пьет немножко.


Об эффекте плацебо и самолечении

Когда пациент приходит и говорит: «Доктор, у меня что-то болит в грудной клетке, я принимаю валидол — и мне помогает» — это хорошая новость для кардиолога. Это значит, что проблемы, скорее всего, не с сердцем. Как плацебо это неплохой препарат: он безвреден и относительно безопасен. Плацебо — да, безопасно, а вот самолечение может быть чревато угрозой здоровью и жизни. Если что-то помогает вашему соседу или близким родственникам, это не значит, что поможет и вам. Кто-то из наших профессоров на лекциях говорил, что хирургу, чтобы убить пациента, требуется операционная, набор инструментов, анестезиолог, хирургический стол и перчатки. Терапевту или кардиологу — дурная голова и рецептурный бланк. Соседу даже это не понадобится, чтобы навредить человеку, причем из лучших побуждений.


О доверии

Хороший врач — не обязательно человеколюб. У него может быть совершенно скверный характер, но при этом он будет хорошо относиться к пациентам. Если вы верите человеку, то вы поверите и его назначениям, если вам нравится человек, то вероятно, что и врач он тоже хороший.

Восстановить потерянное доверие к людям очень тяжело. Если человек пострадал или обижен, то ему будет непросто снова поверить врачу. Отрицательные условные рефлексы очень быстро вырабатываются. Так что бороться с аллергией на белый халат бесполезно. Можно только хорошо делать свое дело.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter