Атлас
Войти  

Также по теме

Трансплантация органов

Заведующий отделением координации органного донорства Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.Шумакова Игорь Погребниченко в лекции, которая прошла 23 октября в Политехническом музее, рассказал, откуда берутся органы для пересадки, существует ли в России криминал в этой сфере и по каким правилам работает наша трансплантология


  • 20144

О пионерах трансплантологии

Первая в мире трансплантация в клинике прошла в 1933 году — тогда человеку пересадили трупную почку. Это сделал советский хирург Юрий Вороной. Другой ученый — Владимир Демихов — в эксперименте выполнил практически все виды трансплантаций: первая в мире пересадка сердца в грудную полость, первая в мире пересадка комплекса «сердце — легкие», изолированного легкого, печени и даже пересадка второй головы собаке. И первая в мире монография по трансплантации тоже была написана Демиховым.

О пациентах

Лист ожидания — это список пациентов, которые нуждаются в трансплантации. Количество больных, не дождавшихся операции, составляет показатель летальности в листе ожидания. У нас эта цифра — почти 60%, в США — около 6%.

Есть такое мнение, что люди после трансплантации — глубокие инвалиды. Тем не менее одна из наших пациенток после пересадки печени родила прекрасного малыша, окончила аспирантуру, серьезно занимается спортом, преподает. Лично для меня показателем ее социальной реабилитации стало то, что два года назад она поменяла мужа: новая печень — новый муж.

О масштабах трансплантации в России

Сейчас в России есть всего 19 городов, которые осуществляют донорские трансплантационные программы. Самый восточный центр, который занимается пересадками органов, находится в Новосибирске. Трансплантация почки проводится официально в 34 центрах, но фактически — в 20. Сердца — только в восьми, печени — в десяти, а поджелудочной железы — в трех.

В США — 220 центров, которые выполняют трансплантацию практически всех органов. В России же существует только 8 центров, которые занимаются сразу несколькими видами пересадок. В Великобритании их, к слову, столько же.


Единственным законным препятствием к трансплантации может стать лишь прижизненный отказ умершего от донорства

О разрешении на донорство

В мире сложилось две системы организации посмертного донорства. Первая — система испрошенного согласия (необходимо письменное согласие родственников на изъятие органов или наличие донорской карты, которую человек заводит сам и в которой написано, что «я буду счастлив в случае своей смерти помочь другим»). По этой системе работают США, Германия, Великобритания. Вторая — система презумпции согласия: при ней считается, что органы могут быть изъяты из тела умершего, если он при жизни не высказывал возражений против этого. Но близкие должны вовремя поставить об этом в известность врачей. Так работает Россия и почти вся Европа. Только когда умирает ребенок, необходимо спрашивать согласие у родителей.

О препятствиях к посмертному донорству

Если в России пациент умрет по ошибке врача, доктору как минимум объявят выговор, но могут и посадить. Однако если врач не сообщит о потенциальном доноре трансплантологам и, возможно, лишит пациента с хронической почечной недостаточностью шанса на жизнь, ему за это ничего не будет. В Белоруссии такой поступок приравнивается к неоказанию медицинской помощи. Как результат — эта страна давно обогнала нас по количеству трансплантаций.

Проблема еще в том, что не все наши врачи знают о такой необходимости. В стране есть всего три кафедры, которые проводят короткие лекционные курсы по трансплантологии. В основном же врачи не понимают, что у нас проводятся трансплантации органов, что больных, нуждающихся в пересадке печени, сердца, в России можно лечить, а не отправлять умирать.

Если говорить о социальных причинах, то единственным законным препятствием к трансплантации может стать лишь прижизненный отказ умершего от донорства.

Официально заявляю, что все религиозные конфессии, распространенные на территории России, однозначно высказались в пользу трансплантации и посмертного донорства.

В Европе и США HBs-антиген (одна из составляющих вируса гепатита В. БГ) у донора не является противопоказанием для изъятия органов. На сифилис тоже уже давно в мире никто не обращает внимания. К сожалению, российские инструкции запрещают использовать органы в этих случаях — так мы лишаемся практически трети доноров.

Об экономических выгодах трансплантации

Да, трансплантация — это дорого, это высокие медицинские технологии. Но она экономически обоснована. Именно поэтому она развивается в странах, которые раньше называли «капиталистическими»: там люди считают деньги. Пациент с хронической почечной недостаточностью нуждается в гемодиализе. Без этой процедуры, проводимой несколько раз в неделю, он просто умрет. Затраты государства на одного такого пациента в год — 2,1 миллиона рублей. А расходы на трансплантацию почки — в 4 раза меньше. В последующие годы на такого пациента вообще уйдет в 10 раз меньше денег.


Если человека решают «продать на органы» в страну, где разрешено неродственное донорство, то вряд ли что-то из этого выйдет

О черных трансплантологах 

В России органы могут быть изъяты из тела умершего только с целью трансплантации на безвозмездной основе. Ни один разумный человек, работающий в государственном учреждении (а эти операции разрешены только в государственных клиниках с соответствующей лицензией), не будет заниматься коммерческими вопросами в сфере трансплантации. Подумайте сами: изымать органы можно, только если есть неопровержимые доказательства факта смерти головного мозга. И если в обычной ситуации смерть человека констатирует лечащий врач, реаниматолог, то в этом случае собирают целый консилиум. Например, разрешение на изъятие органов должен дать главврач больницы и судмедэксперт. Об операции уведомляется прокуратура. Однажды мы попытались подсчитать, сколько людей знает одномоментно о том, что в больнице производится изъятие органов для трансплантации. В курсе персонал реанимации, в которой умер человек; персонал операционного блока, где проводится операция по изъятию органов; администрация лечебного учреждения, бюро судебномедицинской экспертизы, лаборатория, которая проводит вирусологическое обследование донора; лаборатория, которая проводит типирование, чтобы понять, с кем может быть совместим донор; водители, которые доставляют все эти анализы; трансплантационные центры, которые готовятся к пересадке, — без всех них такой процесс невозможен. А это около 200 человек одномоментно. Их всех нужно будет подкупить? Когда вам говорят по телевизору, что трансплантологи затащили кого-то за угол и провели изъятие, лучше фильтруйте эту информацию. Особенно если учесть, что орган нужно изымать технично, с сохранением всех частей и сосудов — иначе он бесполезен.

Если человека решают «продать на органы» в страну, где разрешено неродственное донорство, то вряд ли что-то из этого выйдет: перед операцией желающего поделиться органом с конкретным пациентом проверяют несколько психологов — они быстро выяснят, имеет ли место принуждение.

О трансплантации детям

Пока из-за недостатков нашего законодательства, отсутствия необходимых инструкций мы не можем изымать органы у ребенка. И приходится пересаживать детям почки, сердце от взрослых и только в подростковом возрасте, когда организм готов принять большой орган. Исключение составляет трансплантация доли печени.


Один донор способен спасти до десятка реципиентов

О мультиорганном донорстве

Один донор способен спасти до десятка реципиентов. Причем главного органа нет — нужно бережно относиться ко всем. У них очень ограниченный срок жизни после изъятия. Печень, например, не может использоваться после 12 часов пребывания вне организма. Когда в СМИ пишут, что органы отправляются за границу, не верьте: когда та же печень доедет до операционного стола в другой стране, она будет бесполезна.

Если по каким-либо причинам мы изымаем орган, но у нас не получается его трансплантировать, мы его не выкидываем, а захораниваем — мы с почтением относимся к органам умерших.

О смерти головного мозга

У доноров с констатированной смертью мозга реанимационными мероприятиями поддерживается сердечная функция, кровообращение, чтобы не было ишемии (уменьшения кровоснабжения. — БГ) печени, сердца, почек и пр. Только в этом случае возможно изъятие комплекса органов для того, чтобы спасти несколько реципиентов.

Основные причины развития смерти мозга — это тяжелая черепно-мозговая травма, повреждения головного мозга, не совместимые с жизнью, и так называемая «постреанимационная болезнь», которая возникает при длительных остановках кровообращения и продолжительной реанимации. После 7–20 минут без кровоснабжения (которое может прекратиться из-за повреждения или отека) мозг умирает. Но не надо путать смерть мозга и глубокие комы, из которых люди выходят. Чтобы никто не ошибся, существуют специальные инструкции. В них сказано: при постановке медицинского диагноза «смерть мозга» необходимо подождать 6 часов, чтобы диагноз принял юридическую силу. Если врачи делают специальные исследования и видят, что кровотока в головном мозге ни в этот раз, ни через 40 минут нет, они уже могут не ждать 6 часов и констатируют смерть головного мозга. Замечу, что трансплантологам запрещено участвовать в этой процедуре.


При смерти головного мозга могут сохраняться рефлексы, связанные со спинным мозгом. Люди, которые не имеют медицинского образования, часто трактуют такие проявления как признаки жизни

При смерти головного мозга могут сохраняться рефлексы, связанные со спинным мозгом. Люди, которые не имеют медицинского образования, часто трактуют такие проявления как признаки жизни, говорят, что мы изымаем органы у живого человека. Да, он мог шевелить пальцами ног — однако это спинальный рефлекс. Такие истории, как правило, распространяют санитары и санитарки. Не было случаев, чтобы после фиксирования «смерти мозга» люди возвращались к жизни. Если не ставить такой диагноз, то реанимационные мероприятия долгое время будут проводиться совершенно впустую: это потребует много денег на лекарства, будет занята реанимационная койка, и органы в итоге не достанутся нуждающимся. Реанимационными мероприятиями можно заставлять биться сердце до семи суток. Но развязка все равно наступит.

О грамотных врачах

Протоколы ведения потенциального донора и реанимационного больного абсолютно одинаковы. И иногда так бывает, что бригада трансплантологов приезжает, начинает действовать в соответствии с протоколом и в результате вылечивает пациента. Нельзя говорить, что трансплантологи готовы добывать органы любой ценой.

О противниках донорства

Если человек против донорства, ему стоит убедиться в том, что его окружают любящие, а главное — совместимые с ним родственники, готовые поделиться почкой или долей печени. Если вам придется решать вопрос о пожертвовании, то нужно понимать: завтра на месте нуждающегося можем оказаться мы с вами. Банальный грипп, перенесенный на ногах, иногда приводит к тому, что человек оказывается в листе ожидания на трансплантацию сердца.

В Бельгии есть такой закон: если вы запретили использовать свои органы для трансплантации и находитесь в соответствующей базе данных, то и пересадку при необходимости вам делать не будут. По-моему, справедливо.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter